«Служение нуждается в смирении, кротости, отдаче себя в руки Божии»: проповедь Архиепископа на Мессе Воспоминания Тайной Вечери

Для Христа Его Страсти — это способ посвящения Его учеников. Через Страсти Он желает показать им, для чего Он призвал их: чтобы они служили так, как служил Он Сам.

Вот почему Страсти у Иоанна начинаются с омовения ног. Ноги — это та часть человеческого тела, которой мы ходим, “следуем”. Иисус хочет очистить их, чтобы Его ученики могли следовать за Ним по тому пути, который Он им показал.

Диалог между Иисусом и Петром, диалог “знания” с “незнанием”, диалог любви с желанием быть любимым — это время испытания и для Иисуса, и для Петра.

Пётр, вне всякого сомнения, хочет весь принадлежать Христу, скоро он будет готов отдать свою жизнь за Него. Но он ещё не сознаёт того, что всё это будет действием Бога Отца в нём.

Пётр ещё не понимает слов, которые Иисус сказал ему в Кесарии Галилейской: «Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах» (Мф 16,19; ср. Ин 6,45).

Отец уже принимает Петра в Свои объятия, а Пётр всё ещё не понимает. Поэтому Иисус прямо говорит Петру, что сейчас он не понимает, но поймёт позже.

Иисус напоминает Петру, и, через него всем нам, что недостаточно встретить Его, чтобы принять Его, потому что “ко всякому, слушающему слово о Христе и не разумеющему, приходит лукавый и похищает посеянное в сердце его” (ср. Мф 13,19).

Необходимо “уразуметь” Его, чтобы узнать Христа, узнать волю Отца. Это и есть путь призвания, путь следования за Христом, который длится всю жизнь.

Всю нашу жизнь мы являемся учениками у ног Отца (ср. Ин 6,45), чтобы всё больше и глубже узнавать Христа и пославшего Его Отца. Если мы не примем этого, то гордыня и уныние будут бесконечно терзать нас.

Иисус — единственный, Кто может по-настоящему назвать Бога Отцом, потому что только Сын знает Отца: “Всё предано Мне Отцом Моим, — говорит Иисус — и никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть” (Мф 12,27).

Это знание принадлежит только лицам Пресвятой Троицы: Отец, Сын и Дух Святой знают друг друга и вечно любят друг друга.

Но в этот час Своего прославления Иисус включает в эти отношения своих учеников, и через них — всех нас. Он получил от Отца миссию открыть эти отношения, и Иисус желает, чтобы ученики вошли в Его отношения с Отцом.

Это то общение, о котором позже Иоанн скажет в начале своего первого послания: «О том, что мы видели и слышали, возвещаем вам, чтобы и вы имели общение с нами: а наше общение — с Отцом и Сыном Его, Иисусом Христом» (1Ин 1,3-4).

Когда Иисус препоясывается полотенцем, Он препоясывается служением. Иисус служит общению с учениками, и это — знак Его царствования и священства. Этот царственный, священный пояс — не золотой, и даже не кожаный, а простое полотенце.

Служение не нуждается ни в чём другом, кроме смирения, кротости, отдачи себя, как ребёнка в руки Божии: «Славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл то младенцам…

Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Моё на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдёте покой душам вашим; ибо иго Моё благо, и бремя Моё легко» (Мф 12,23-30).

Edit