Фото Ольги Хруль

Пастырское послание архиепископа Павла Пецци духовенству, посвящённым Богу людям, семьям и всем верным во Христе Архиепархии Божией Матери в Москве в Рождество Христово

“О том, что мы видели и слышали, возвещаем вам, чтобы и вы имели общение с нами” (1Ин 1,3).

Дорогие собратья во священстве, монашествующие, семьи, возлюбленные во Христе братья и сёстры!

В течение Адвента мы несколько раз слышали рассказ о Благовещении. В нём архангел Гавриил, обращаясь к Захарии, называет себя посланником и вестником от Бога: «Я Гавриил, предстоящий пред Богом, и послан говорить с тобою и благовестить тебе сие» (Лк 1,19). Хотя в Ветхом Завете мы также находим примеры миссии, именно Благовещение является первым случаем миссии Нового Завета: это — окончательная Благая весть, которую Ангел Господень повторит позже пастухам: «Не бойтесь; я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь; и вот вам знак: вы найдёте Младенца в пеленах, лежащего в яслях» (Лк 2,19).

Церковь — это современный нам «ангел Господень»; она продолжает миссию архангела Гавриила и Самого Иисуса Христа: «Как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас» (Ин 20,21), чтобы вы были Моими посланниками милосердия, мира, примирения и любви Евангелия. Размышляя о жизни наших приходов в течение последнего года, мы с вами вновь открыли, что цель Церкви, а значит и цель прихода, на самом деле одна: это миссия. Миссия — это не какая-то часть деятельности Церкви, пусть даже и самая важная. Миссия — это и есть сама Церковь, само христианство.

Однако, как говорил отец Де Любак, «миссией нужно жить, а не говорить о ней». Ангел показывает нам, что великое дело жизни заключается не в нашем решении, что делать, а в принятии миссии, которую Христос поручает каждому крещёному. В прошедшем октябре, который был объявлен миссионерским месяцем по случаю столетия издания энциклики Папы Бенедикта XV о миссии Церкви, мы размышляли о том, что каждый верующий становится ipso facto миссионером, «крещёным и посланным».

Рождество — это вхождение в мир миссии Сына. Всё великое начинается в простоте, и потом, если это угодно Богу, развивается и приносит плод, по мере того как мы в простоте сердца повторяем ответ Богородицы — то «да», благодаря которому Бог Отец послал Своего Сына.

Наши приходы — это наш Вифлеем, наш вертеп и наши ясли, где, в конце концов, есть не так уж много, но есть самое существенное: там есть Сам Христос присутствующий и всё, что от Него происходит. Этого нам достаточно. Как Марии, когда Она сказала Своё «да».

Последние два месяца, когда я отдыхал и лечился, и особенно дни, проведённые в молчании в монастыре, я посвятил размышлению и молитве о нашей Церкви. И в эти дни я с вниманием, удивлением и радостью, но также и с трепетом смотрел на событие Благовещения, на «да», сказанное Марией.

Встанем в созерцании перед яслями. Как прекрасно было бы, если бы, следуя счастливой интуиции святого Франциска, во всех наших приходах стояли пусть даже небольшие ясли. Здесь мы можем увидеть разных персонажей: вот кто-то спешит по дороге домой, а вот женщина в своём доме печёт добрый и вкусный хлеб, а вот кто-то спит, ничего не замечая вокруг. А вот — пастух смотрит на небо и дивится чудесным знамениям.

А ты, глядящий на ясли, кем будешь в этой картине? Будешь ли ты переполнен удивлением и ожиданием, как простые пастухи? Побежишь ли вместе с ними к пещере, чтобы увидеть, что там происходит? Или же продолжишь спать, погружённый в свои заботы? Встань и посмотри! Ангел возвещает, что ныне родился Иисус, Сын Божий, Предвечное Слово, сделавшееся плотью, этим Младенцем. Но кто для тебя этот Младенец?

Этот Младенец пришёл на землю, чтобы дать нам божественную жизнь: такова Его судьба и Его миссия. Наша же миссия — принять волю Божию, чтобы войти в жизнь Сына. На самом деле есть лишь одна миссия: это миссия Сына, Который был послан Отцом найти человека, «ибо Сын Человеческий пришёл взыскать и спасти погибшее» (Лк 19,10).

Да, конечно, человек тоже ищет Бога, не может не искать Его, даже если на практике отрицает это. Но на самом деле это Бог во Христе ищет человека, ищет его многими, разными путями. Вот почему мы должны «помочь» Христу достичь человека, дать человеку осознать, что он является образом и подобием Божиим, помочь осознать и принять, что Христос уже обитает в самой сокровенной глубине человеческой жизни.

В Рождестве мы видим, что миссия — это дело самого Бога, но замечают его простые люди, пастухи. Поэтому мы сами должны стать подобными пастухам, простыми и бедными духом, чтобы увидеть Бога, действующего в мире: «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение»! (Лк 2,14). Мария с Иосифом, пастухи и волхвы, как и много лет спустя апостолы и ученики, видели Бога действующего именно через опыт удивления. И наоборот, когда нас одолевают наши проблемы и жалобы, мы перестаём удивляться Богу, действующему в нашей жизни.

С тех пор, как произошло то первое Рождество, с тех пор, как Бог вошёл в историю и стал человеком, есть лишь один вопрос: застанет ли Он нас погружёнными в наши проблемы, или же Он найдёт нас ожидающими Его посреди наших ежедневных забот, как ожидали Его Мария и Иосиф, пастухи и волхвы, Симеон и Анна? Весь вопрос — в нашей вере. Как сказал Иисус ученикам: «Сын Человеческий, когда вернётся, найдёт ли верующих на земле?» (ср. Лк 18,8). Найдётся ли сегодня среди нас ещё хоть кто-то, кто позволит Богу войти в свою жизнь до самого её нутра и спасти её от небытия, от тени смертной?

Вот чего мы ищем в Рождество: мы ищем веры, мы жаждем постичь веру, желаем жить ей. Но как это возможно для нас сегодня? Точно так же, как и в то первое Рождество, нам нужно встретиться с Младенцем, Который был Богом, в Котором заключён весь смысл мира и истории, Который ожидает от нас нищеты, готовности позволить Ему изумить нас, как изумил Он пастухов. Он Сам, вновь являя Себя, делает нас нищими, пробуждает в нас открытость, благодаря которой мы позволяем себе быть изумлёнными и захваченными Им, потому что, как говорили древние философы, «лишённые изумления, мы остаёмся глухими к возвышенному».

Рождество побеждает одиночество. О, если бы мы помнили о Рождестве всегда, когда чувствуем себя оставленными, одинокими! Как бы я хотел, чтобы каждый из нас стал для других, особенно для тех, кто отдалился от Церкви, добрым пастырем, который ищет их, чтобы сказать, что они не одиноки и что вместе, в общении, можно пережить боль, обиду и чувство оставленности! В Вифлеемской пещере побеждено одиночество. В Младенце Иисусе, Марии и Иосифе мы созерцаем икону общения, семьи, полной и совершенной святости.

Когда мы созерцаем Тайну яслей, мир и радость наполняют наши сердца, и мы позволяем Христу войти в нашу жизнь: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною» (Откр 3,20).

Младенец Иисус — Царь мира, Который приносит подлинный мир в наши сердца, если мы веруем в Него. О каком мире идёт речь? О том мире, который можно обрести только в отношениях с Христом. Земной мир знает лишь мир порабощения, мир тех, кто вынужден мириться с властью сильных. А Иисус даёт мир истинной свободы и радости, потому что мир, который даёт нам Иисус — это Он Сам. Иисус привлекает к Себе этим глубоким чувством мира: «Сие сказал Я вам, чтобы вы имели во Мне мир» (Ин 16,33).

Рождение Господа — это рождение мира, говорит Папа Лев Великий: «Что более подобает дню сему и торжеству его, из того, что мы могли бы принять от сокровищ щедрости Господней, как не мир, — первый из даров, возвещённых ангельским хором в ночь Рождества Господня? Ибо мир и порождает сынов Божиих, животворит любовь и сотворяет единение. Он есть отдохновение святости и умиротворение вечности. Благодеяние его есть то, что отвращает он людей от мира сего, и единит их с Богом. Те же, “которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились” (Ин 1,13), да принесут в дар Отцу согласие и единение сынов миротворящих. Возродившиеся по образу Христову должны в Нём быть единодушны. Рождество Господне есть рождение мира» (Слово на Рождество Христово).

Рождество Иисуса да принесёт мир всем, кто ищет его, как искали пастухи, волхвы и все смиренные сердцем. Мир Божий — это спасение, благословение, которое получаешь, но не обладаешь им; мы можем лишь смиренно вновь и вновь принимать его в дар.

Однако этот мир — не покой могилы, а живая сила для борьбы, потому что в земном мире мы живём в постоянной борьбе ради спасения, ради счастья, ради полного завершения нашей судьбы. В этой борьбе Господь хранит Своих верных детей. Мир Божий — это совокупность молитвы, благодарности, радости, доброты, спокойствия. Где царит мир Божий, там приходят помышления том, что истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно и достославно (ср. Флп 4,8).

Дорогие братья и сёстры!

В светлое рождественское время, собираясь в наших приходах, обратим наши взгляды к горнему, к «небесным яслям», где пребывает Христос (ср. Кол 3,1-2). Попросим у Младенца Иисуса смирения, необходимого, чтобы распознать в нашей повседневной жизни те лица и места, которые Христос избирает, чтобы войти в нашу жизнь. Это происходит в нашей жизни так же, как две тысячи лет назад в Вифлеемской пещере: пастухи подняли взгляды к небу и узнали место рождения Христа.

Дорогие братья и сёстры, примите мои поздравления с Рождеством Христовым: Христос рождается! Славьте Его!

Пусть Богомладенец дарует всем нам, нашим семьям, нашим приходам и всем людям на земле Свой мир — тот мир, который может дать только Он. И пусть мир Христов всегда будет с нами!

Христос, истинный Бог наш, ныне плотию родившийся ради нашего спасения, по молитвам Пречистой Девы Марии Матери Слова и всех святых, да победит страх и одиночество, да наполнит нас изумлением и благодарностью, да пребудет с нами и благословит нас.

† Архиепископ Павел
г. Москва, 22 декабря 2019 г., в IV воскресенье Адвента

Edit