Загрузка Мероприятия

« Все Мероприятия

  • Это мероприятие прошло.

Свв. Иоанн де Бребёф и Исаак Жок и их сподвижники: память

20 октября

В 1925 г. Папа Пий XI беатифицировал восьмерых канадских мучеников-иезуитов, а затем 29 июня1930 они были причислены к лику святых. Десять лет спустя, Папа Пий XII объявил их покровителями Канады.

В 1534 г. на территории сегодняшней Канады высадилась экспедиция Жака Картье, давшая начало Новой Франции.

Прошло 66 лет, прежде чем между 1600 и 1608 годом были основаны первые на этой территории французские поселения Тадусак (Квебек) и Пор-Руайяль. Самым многочисленным индейским племенем на этой территории были гуроны – их численность доходила до сорока тысяч человек. Это было миролюбивое племя земледельцев и торговцев, выменивавших плоды сельского хозяйства на охотничьи трофеи своих соседей-кочевников, могауков, ирокезов и эри. Именно гуроны стали первым коренным народом Канады, принявшим христианство. В числе тех, кто принёс в леса Канады Благую Весть, были священники-иезуиты Иоанн де Бребёф, Исаак Жог и их товарищи.

Иоанн де Бребёф, апостол гуронов, знаток их языка и обычаев, составитель первого франко-гуронского словаря родился 25 марта 1593 в Конде-сюр-Вир в Нижней Нормандии. Он происходил из знатной и славной семьи, его предки сражались под знамёнами Вильгельма Завоевателя и Святого Людовика. В возрасте двадцати четырёх лет молодой человек вступил в новициат Общества Иисуса. После двух лет занятий под руководством о. Ланселота Марина он был назначен преподавателем в иезуитском коллеже в Руане.

Он мечтал стать священником, и даже внезапная болезнь, очень тяжёлая не прервала его подготовки к принятию сана. В 1622 г. в Понтуаз состоялось его рукоположение. После рукоположения он продолжал преподавать в коллеже до тех пор, когда провинциал ордена о. Пьер Котон не избрал его для миссии в Новой Франции. 25 апреля 1625 года о. Бребёф отплыл из Дьеппа и в июне высадился в Квебеке. На одном корабле с ним прибыли о. Шарль Лаллеман, о. Энемон Массе и два монаха – Франсуа Шартон и Жильбер Бюрель.

Первой задачей вновь прибывших было понять ситуацию в колонии, научиться языку гуронов, узнать их обычаи. Новым было всё – страна, язык, дикая, неукрощённая природа, непривычный климат, снег и суровые зимы. Когда о. Бребёф достаточно хорошо изучил язык индейцев, его назначили ответственным за миссию среди индейцев-гуронов. Во время первой же поездки к гуронам небольшая группа миссионеров прошла на каноэ расстояние более чем в восемьсот километров, во время которого о. Жан добросовестно описывал всё увиденное. И сегодня эти записи входят в золотой фонд трудов знаменитых географов и этнографов, а франко-гуронский словарь, составленный им, считается наиболее полным. Эта первая миссия не имела видимого успеха, но позволила приобрести неоценимые знания и опыт.

Тем временем французская колония находилась далеко не в лучшей ситуации. Союз с гуронами, чрезвычайно выгодный в экономическом отношении, имел и оборотную сторону. Французы обязались оказывать гуронам военную поддержку во время столкновений с их извечными соперниками – ирокезами и таким образом были втянуты в межплеменные войны, располагая очень небольшим количеством (не более ста человек) солдат. Кроме того происходили и военные столкновения между английскими и французскими колонистами. В 1629 г. из-за ухудшившейся политической обстановки о. Бребёф был срочно отозван в Квебек и оттуда отправлен в Нант, где в течение последующих трёх лет преподавал в иезуитском коллеже. По прошествии трёх лет, он снова вернулся в Новую Францию, чтобы возобновить труды по евангелизации коренного населения. Орден поставил перед о. Жаном Бребёфом задачу создать образцовую миссию, на опыт которой можно было бы опираться в дальнейшем. Вначале миссия действует со значительным успехом, но позднее начинаются серьёзные трудности. В числе причин этого привязанность к языческим традициям, отсутствие должной нравственной основы и эпидемии. За пять лет на территории, населённые индейцами обрушиваются несколько страшных эпидемий – в 1634 г. оспа и дизентерия, в 1636 высокопатогенный грипп, в 1639 – снова оспа. За пять лет эпидемии унесли до тридцати тысяч жизней. Индейские знахари разжигали в населении вражду к миссионерам, утверждая, что из-за их колдовства болезни поражают индейцев и, несмотря на то, что миссионеры сами болели также тяжело, как индейцы, враждебность по отношению к ним росла. Положение становилось всё более опасным, индейские вожди предлагали убить миссионеров. Только прекращение эпидемии спасло их от смерти. Предпринятая попытка миссии среди индейцев алгонкинов кончилась неудачей, т. к. знахари гуронов послали своих представителей к алгонкинам, чтобы настроить их против миссионеров и все попытки работы среди алгонкинов оказались неудачны. В довершение всего, переходя по льду озеро о. Бребёф упал и сломал ключицу. После неудачи у алгонкинов на него были возложены обязанности прокуратора миссии. Он должен был подготавливать всё необходимое – предметы культа, облачения, книги, письменные принадлежности и лекарства для миссий, а также организовывать конвой, который должен был всё это доставлять. Неудачи продолжали преследовать его – дважды организованные им конвои захватывались ирокезами, воевавшими с гуронами. Кроме этой работы о. Бребёф обучал молодых гуронов, был каноником присутствовавших в Квебеке урсулинок и госпитальеров, а также служил мессы, проповедовал и исповедовал французов, живших в Квебеке.

7 сентября 1640 г. Иоанн Бребёф вернулся в страну гуронов, чтобы остаться там навсегда. В это время продолжалась кровопролитная война между гуронами и ирокезами. В 1628 году, благодаря победе над могауками ирокезам удалось взять под контроль всю торговлю мехами между канадскими индейцами и голландцами, но когда добыча меха, благодаря отсутствию регулирования существенно снизилась, воинственные по природе ирокезы начали нападать на гуронов с целью завладеть их охотничьей добычей. Вскоре, из-за алчности голландских торговцев, которая возобладала над осторожностью, ирокезы получили в своё распоряжение огнестрельное оружие. 1647-48 гг. положили начало уничтожению индейцев-гуронов. Если вначале ирокезы ограничивались захватом обозов гуронов, то теперь они нападали на посёлки гуронов и последовательно вырезали всех от детей до стариков и женщин. Были уничтожены жители поселений Сен-Жозеф, Сен-Мари, Консепсьон, Сен-Жозеф II. 16 марта 1649 г. ирокезы ворвались в Сен-Игнас и Сен-Мишель, где находилась миссия, возглавляемая о. Бребёфом. О. Бребёф вместе с другими миссионерами был захвачен в плен и приведён в Сен-Игнас, где прежде чем убить священника его подвергли ужасающим пыткам. Чудом оставшийся в живых Кристоф Рено свидетельствовал, что ирокезы ободрали кожу и мышцы на руках и ногах мученика и поливали обнажившиеся кости кипятком в насмешку над Таинством Крещения. Изувеченное тело ещё живого о. Бребёфа жгли на углях и били палками, а так как он продолжал говорить мучителям о Боге, ему отрезали губы.

«Я видел и коснулся обеих его губ, которые они отрезали, потому что он постоянно говорил о Боге, в то время как они заставляли его страдать» – писал Кристоф Рено. Наконец, сняв с мученика скальп, у него вырвали сердце.

Гуроны, охваченные паникой, не в силах были защитить себя и бежали. Некоторые искали спасения среди индейских племён, сохранявших нейтралитет в ирокезско-гуронской войне. Иезуиты, пытаясь спасти индейцев, оставшихся в живых, увезли некоторых из них на остров Сен-Жозеф посреди озера Гурон, но здесь голод, холод, вспышки инфекционных болезней и нападения ирокезов заставили их уйти. Триста гуронов, охраняемые несколькими солдатами и сопровождаемые отцами-иезуитами на каноэ покинули остров и достигли Квебека. Их потомки и сегодня живут в окрестностях Квебека, сохраняя свою национальную идентичность.

Миссия о. Бребёфа среди индейцев продолжалась 15 лет. Это были годы тяжкого труда, почти не отмеченные видимым успехом. Однако, после его мученической кончины и рассеяния остатков некогда могущественной нации гуронов, началась полоса крещений среди индейцев. Индейцы-христиане, евангелизированные и крещёные о. Бребёфом и укреплённые мужеством, с которым их духовный наставник свидетельствовал о своей вере, нашли приют у эри и алгонкинов и сыграли роль своеобразной закваски. В течение последующих лет количество крещений среди индейцев, населявших берега Великих озёр и бассейн реки святого Лаврентия, продолжало расти и постепенно христианство нашло последователей и среди ирокезов, бывших совсем недавно безжалостными гонителями веры.

Ко времени мученической кончины о. Жана Бребёфа в Канаде уже был мученик. Отец Исаак Жог свидетельствовал о своей вере кровью 18 октября 1646 г. за три года до того, как мученического венца удостоился о. Бребёф.

Пятый из девяти детей, Исаак Жог родился 10 января 1607 г. в Орлеане. В почтенной семье, где он появился на свет, сыновья обычно становились нотариусами, коммерсантами, юристами, аптекарями, но этому мальчику была уготована иная судьба. Первоначальное образование он получил дома, занимаясь с домашним учителем, а затем поступил в только что открытый в Орлеане коллеж иезуитов. Он закончил курс в возрасте 17 лет и должен был пойти по стопам отца, став преемником его процветающего дела или как его дядя стать юристом, но предпочёл последовать за своими учителями и первым из выпускников Орлеанского коллежа вступил в новициат в Руане. Спустя два года девятнадцатилетний Исаак принёс первые обеты и приступил к изучению философии в коллеже Ла Флеш, (миссионерский дух, царивший здесь, увлёк его и предопределил его дальнейшую судьбу), а в 1634 г. начал изучать богословие в Париже. Здесь серьёзный и целеустремлённый юноша был ответственным за дисциплину среди студентов-мирян. Он был успешным и высокоинтеллектуальным студентом, отличавшимся к тому же усидчивостью, этой редкой спутницей интеллектуальной одарённости, но, несмотря на это, через некоторое время попросил разрешения не заканчивать курс, вероятно потому, что жаждал отправиться на миссию в Северную Америку и хотел сделать это как можно скорее.

Он был рукоположен во священник в январе 1636 г. в Париже. Его первая Месса, которую он служил в первое воскресенье Великого Поста в Орлеане, по его собственным словам принесла ему радость, смешанную с печалью, оттого, что предстоящая миссия наполняла тревогой и печалью от предстоящей разлуки его мать, искавшую утешения в шитье священнического облачения в подарок сыну. Его письма, написанные матери накануне отъезда полны нежности и слов утешения. 8 апреля 1636 года караван из восьми судов отплыл в Новый Свет и спустя восемь недель достиг Новой Франции.

Первая же встреча со священниками-миссионерами провёдшими здесь несколько лет и совершенно измученными напряжённым трудом и лишениями показала ему насколько трудный и опасный путь он выбрал, однако он не испытывал ни страха, ни сомнений. Тогда же он впервые увидел индейцев-гуронов, искалеченных пытками ирокезов, с которыми те вели многолетнюю войну, но и это не испугало его.

Однако, первым испытанием, с которым столкнулся миссионер, оказалась не жестокость язычников, а эпидемия лихорадки, создавшая, как уже говорилось смертельно опасную ситуацию, к счастью благополучно разрешившуюся. В августе о. Жог крестил первого обращённого им гурона Чихватенха, получившего при крещении имя Иосиф. Его семья последовала его примеру.

В сентябре 1641 г. была предпринята экспедиция под руководством о. Жога вглубь территорий населённых гуронами, оказавшаяся очень продуктивной.

В июне 1642 г. о. Исаак Жог в составе конвоя вместе с несколькими французами, среди которых были Рене Гупиль и несколько гуронов-христиан, доплыл до Квебека. После того, как задача конвоя была выполнена, в августе двенадцать каноэ, участвовавших в экспедиции, отплыли назад. На второй день путешествия на караван напали ирокезы. Лодка о. Исаака находилась в густых зарослях камыша, и он мог скрыться с места боя незамеченным, но бросить своих товарищей, в том числе и гуронов-неофитов без духовной поддержки не мог и сам сдался в плен, чтобы не покидать свою маленькую паству. Позднее он писал: «Я должен был пострадать от земного огня, чтобы спасти эти бедные души из пламени ада». У ирокезов пленники подвергались бесконечным пыткам и издевательствам. 29 сентября 1642 года на глазах о. Жога был убит Рене Гупиль. Сам он настолько ослабел и был так искалечен пытками, что мог исполнять только ту работу, которую обычно исполняли дети и женщины – собирать хворост и поддерживать огонь в очаге. Тем не менее он, несмотря на постоянную угрозу жизни, продолжал заниматься евангелизацией. Наконец, с помощью голландских торговцев в 1643 г. ему удалось бежать и переправиться во Францию. Те, кто знал его до плена, с трудом узнавали его, настолько он был болен и слаб. В плену он потерял несколько пальцев, что было препятствием для совершения мессы, но Папа дал ему особое разрешение служить, несмотря на искалеченные руки. Едва оправившись от болезни, он вернулся в Новую Францию, снедаемый жаждой евангелизировать ирокезов, но ситуация продолжающейся войны между гуронами и ирокезами не позволяла выполнить это намерение.

С 1644 по 1646 г. он участвовал в мирных переговорах и посольствах мира, мечтая о том времени, когда политическая обстановка позволит ему отправиться к ирокезам с миссией. 24 сентября 1646 года о. Жога попросили сопровождать очередное мирное посольство. На этот раз он твёрдо решил остаться зимовать у ирокезов, в его багаже, наконец, находился приготовленный ещё два года назад ящик с сосудами, облатками, облачениями – всем необходимым для совершения святой мессы. В начале октября он и его спутник-француз брат Жан де Ла Ланд были взяты в плен могауками. Наличие у священника ящика с непонятным содержимым усилило подозрения индейцев в том, что именно приезжие священники виновны в засухах, эпидемиях и голоде, регулярно поражавших индейское население. 18 октября 1646 г. о. Жог был зарублен томагавком. Днём позже, 19 октября, убили Жана де Ла Ланда. День его смерти стал днём памяти о. Иоанна де Бребёфа, о. Исаака Жога и их товарищей Жана де Ла Ланда, брата, Антуана Даниэля, священника, Габриэля Лаллемана, священника, Шарля Гарнье, священника, Ноэля Шабанеля, священника.

В 1925 г. Папа Пий XI беатифицировал восьмерых канадских мучеников-иезуитов, а затем 29 июня1930 они были причислены к лику святых. Десять лет спустя, Папа Пий XII объявил их покровителями Канады.

Анна Кудрик

Подробности

Дата:
20 октября
Событие рубрика:
Edit