Письмо Святейшего Отца Франциска Префекту Конгрегации вероучения о доступе женщин к служениям лектората и аколитата

Досточтимому Брату
кардиналу Луису Ф. Ладарии, S.I.,
префекту Конгрегации вероучения

Святой Дух, Который есть взаимосвязь Любви между Отцом и Сыном, созидает и животворит общение всего народа Божия, пробуждая в нем многочисленные и разнообразные дары и харизмы (ср. Франциск, Апостольское обращение Evangelii gaudium, 117). Посредством таинств Крещения, Миропомазания и Евхаристии члены Тела Христова получают от Духа Воскресшего Господа в разной степени и в разнообразии проявлений те дары, которые позволяют им вносить необходимый вклад в созидание Церкви и возвещение Евангелия всей твари.

Апостол Павел в этой связи различает дары благодати – харизмы («charismata») и служения («diakoniai» – «ministeria» [ср. Рим. 12: 4 и далее; 1 Кор. 12: 12 и далее]). Согласно традиции Церкви, служениями называются различные формы, которые принимают харизмы, когда они публично признаются и становятся доступными для сообщества и его миссии в постоянной форме.

В некоторых случаях служение имеет свое основание особенном таинстве – Священстве: речь идет о «рукоположенных» служениях – епископа, пресвитера, диакона. В других случаях служение поручается посредством литургического действия епископа человеку, который получил Крещение и Миропомазание и в котором признаются особые харизмы, после подобающего пути подготовки: тогда речь идет о «поставленных» служениях. Многие другие церковные служения или обязанности осуществляются многочисленными членами общины для блага Церкви – зачастую в течение длительного периода и очень действенно – без особого обряда, предусмотренного для назначения на это служение.

В течение истории с изменением церковных, социальных и культурных ситуаций исполнение служений в Католической Церкви принимало различные формы, в то время как неизменным оставалось различие – не только по степени – между «поставленными» (или «мирянскими”) служениями и «рукоположенными» служениями. Первые представляют собой особые проявления священнического и царского состояния, присущего каждому крещеному (ср. 1 Петр 2: 9); вторые принадлежат некоторым членам народа Божия, которые как епископы и пресвитеры «получают миссию и способность действовать в лице Христа-Главы» или как диаконы способны служить народу Божию в диаконии литургии, слова и милосердия» (Бенедикт XVI, Апостольское послание, данное Motu Proprio, Omnium in mentem, 26 октября 2009 г.). Для обозначения этого различия также используются такие выражения, как крещальное священство и рукоположенное (или служебное) священство. В любом случае хорошо будет подтвердить словами Догматической Конституции II Ватиканского собора Lumen gentium, что они «устремлены друг к другу, ибо и то, и другое участвуют, каждое по-своему, в едином священстве Христа» (Lumen gentium, 10). Церковная жизнь насыщается этой взаимосвязью и питается плодотворным напряжением этих двух полюсов священства – служебного и крещального, которые, несмотря на различие, уходят корнями в единое священство Христа.

В соответствии с линией II Ватиканского собора Верховный Понтифик святой Павел VI пожелал пересмотреть практику, касающуюся в Латинской Церкви служений, не связанных с рукоположением – до той поры называемых «малыми чинами», – адаптировав ее к требованиям времени. Эту адаптацию, однако, следует интерпретировать не как изменение прежней доктрины, но как реализацию того динамизма, который присущ природе Церкви, всегда призванной с помощью Духа Истины отвечать на вызовы каждой эпохи в послушании Откровению. Апостольское послание, данное Motu Proprio, Ministeria quaedam (15 августа 1972 г.) определяет два служения (поручения): служение чтеца и служение аколита, из которых первое напрямую связано со служением Слова, а второе – со служением алтаря, не исключая того, что Святым Престолом по просьбе Епископских Конференций могут быть учреждены и другие «служения».

Более того, различия в формах исполнения нерукоположенных служений не являются простым следствием на социологическом уровне желания адаптироваться к особенностям восприятия или к культуре разных эпох и регионов, а определяются необходимостью позволить каждой поместной/отдельной Церкви, находясь в общении со всеми другими и имея как центр единства Церковь, пребывающую в Риме, жить богослужением, служением бедным и возвещением Евангелия в верности заповеди Господа Иисуса Христа. Задача пастырей Церкви – распознавать дары каждого крещеного, а также направлять их на особые служения, развивать и координировать их, чтобы они вносили вклад в благо общин и в миссию, возложенную на всех учеников.

Приверженность верных мирян, которые составляют «просто подавляющее большинство народа Божия» (Франциск, Апостольское обращение Evangelii gaudium, 102), конечно, не может и не должна исчерпываться исполнением нерукоположенных служений (ср. Франциск , Апостольское обращение Evangelii gaudium, 102); однако их лучшее упорядочение и более точное соотнесение с той ответственностью, которая обусловлена для каждого христианина Крещением и Миропомазанием, смогут помочь Церкви заново открыть для себя смысл свойственного ей общения и инициировать обновленное участие в катехизации и праздновании веры (ср. Франциск, Апостольское увещевание Evangelii gaudium, 102). И именно в этом новом открытии может найти свое лучшее проявление та плодотворная синергия, которая возникает из взаимного упорядочения священства рукоположенного и священства крещального. Эта взаимность – от служения до таинства алтаря – призвана, в различении поручений, слиться в том служении, которое «делает Христа сердцем мира» и которое является особой миссией всей Церкви. Именно это уникальное, хотя и своеобразное служение миру расширяет горизонты церковной миссии, не позволяя ей замыкаться в бесплодной логике, направленной прежде всего на властные претензии, и помогая ощутить себя духовной общиной, которая «идет вперед вместе со всем человечеством и разделяет с миром одну и ту же земную участь» (Gaudium et Spes, 40). В этой динамике можно по-настоящему понять значение «Церкви у исхода».

В перспективе обновления, обозначенной II Ватиканским собором, сегодня становится всё более настоятельной необходимостью заново открыть для себя совместную ответственность всех крещенных в Церкви, и особенно миссию мирян. Специальная Ассамблея Синода епископов Пан-Амазонского региона (6-27 октября 2019 г.) в 5-й главе заключительного документа обозначила необходимость подумать о «новых путях церковного служения». Не только для амазонской Церкви, но и для всей Церкви в самых разных ситуациях «крайне необходимо, чтобы служения развивались и поручались мужчинам и женщинам. (…) Это – Церковь крещеных людей обоего пола, которую мы должны консолидировать, содействуя служениям и, прежде всего, осознанию крещального достоинства» (Заключительный документ, 95).

В этой связи хорошо известно, что Motu Proprio Ministeria quaedam сохраняет институт служения чтеца и аколита только для мужчин, и, вследствие этого, то же самое утверждает канон 230 § 1 Кодекса канонического права. Тем не менее в последнее время во многих церковных контекстах отмечалось, что устранение такого ограничения сможет содействовать лучшему проявлению общего крещального достоинства членов народа Божия. Уже по случаю XII ординарной генеральной ассамблеи Синода епископов о Слове Божием в жизни и миссии Церкви (5-26 октября 2008 г.) отцы Синода пожелали, «чтобы служение лектората было открыто также для женщин» (ср. Предложение № 17); и в Постсинодальном апостольском обращении Verbum Domini (30 сентября 2010 г.) Бенедикт XVI уточнил, что исполнение munus’а [т.е. служения] чтеца во время литургического священнопразднования, а особенным образом служение лектората как таковое, в латинском обряде является служением мирян (ср. 58).

На протяжении веков «почтенная традиция церкви» считала так называемые «малые чины» – включая лекторат и аколитат – этапами пути, который должен был приводить к «великим чинам» (субдиаконат, диаконат, пресвитерат). Поскольку таинство Священства предназначалось только для мужчин, это ограничение было в силе также и для малых чинов.

Более четкое различение между свойствами того, что сегодня называется «нерукоположенными (или мирянскими) служениями» и «рукоположенными служениями», позволяет отменить требование, чтобы первые сохранялись только за мужчинами. Если в отношении рукоположенного служения Церковь «не имеет власти каким-либо образом преподавать женщинам священническое рукоположение» (ср. св. Иоанн Павел II, Апостольское послание Ordinatio sacerdotalis, 22 мая 1994 г.), то для нерукоположенного служения это возможно, и сегодня представляется целесообразным преодолеть это ограничение. Оно имело смысл в определенном контексте, но его можно переосмыслить в новых контекстах, всегда имея в качестве критерия верность заповеди Христа и желание жить Евангелием, переданным апостолами и доверенным Церкви, и возвещать его, чтобы его благоговейно слушали, свято хранили и верно возвещали.

Не безосновательно святой Павел VI ссылается на традицию venerabilis [почтенную], а не на традицию veneranda [досточтимую] в строгом смысле (то есть ту, которая «должна» почитаться): она может быть признана действительной, и долгое время она оставалась неизменной; однако она не имеет обязательного характера, так как ограничение только для мужчин не относится к природе служения чтеца и аколита. Предоставление мирянам обоего пола возможности доступа к служению аколитата и лектората в силу их участия в крещальном священстве повысит признание – в частности, посредством литургического действия (поставления) – того драгоценного вклада, который долгое время столь много мирян, в том числе женщин, вносили в жизнь и миссию Церкви.

По этим причинам я счел уместным постановить, что в качестве чтецов или аколитов могут быть поставляемы не только мужчины, но и женщины, в которых, благодаря распознанию пастырей и после соответствующей подготовки, Церковь признает «твердую волю верно служить Богу и христианскому народу», как написано в Motu Proprio Ministeria quaedam, в силу таинств Крещения и Миропомазания.

Решение поручать также женщинам эти служения, предполагающие постоянство, общественное признание и мандат со стороны епископа, делает более действенным в Церкви участие всех в деле евангелизации. «Это также позволит женщинам иметь реальное и эффективное влияние на организацию, принятие наиболее важных решений и руководство общинами, но не переставая делать это в том стиле, который несет на себе отпечаток их женственности» (Франциск, Апостольское обращение Querida Amazonia, 103). Поэтому «крещальное священство» и «служение общине» представляют собой два столпа, на которых основывается институт служений.

Таким образом, помимо ответа на то, что требуется для миссии в настоящее время, и принятия свидетельств многих женщин, которые заботливо осуществляли и осуществляют служении Слову и алтарю, будет более очевидно – даже для тех, кто ориентируется на рукоположенное служение, – что служения лектората и аколитата коренятся в таинствах Крещения и Миропомазания. Поэтому на пути, ведущем к диаконскому и священническому рукоположению, те, кто поставлен во чтецы и во аколиты, лучше поймут, что они являются участниками служения, общего с другими крещеными – мужчинами и женщинами. Так что священство, присущее каждому верному (commune sacerdotium [общее священство]), и священство рукоположенных служителей (sacerdotium ministeriale seu hierarchicum [служебное, или иерархическое священство]) проявляют себя еще более ясно, будучи устремлены друг к другу (ср. Lumen gentium, 10) для созидания Церкви и свидетельства Евангелия.

Задачей Епископских Конференций будет установление адекватных критериев для определения и подготовки кандидатов на служение лектората или аколитата или других служений, которые они решат установить, в соответствии с тем, что уже предусмотрено в Motu Proprio Ministeria quaedam, с одобрения Святого Престола и в соответствии с потребностями евангелизации на своей территории.

Конгрегации богослужения и дисциплины таинств надлежит осуществить вышеупомянутую реформу посредством видоизменения Editio typica [Типического издания] Pontificale romanum [Римского понтификала], или же «De Institutione Lectorum et Acolythorum» [«О поставлении чтецов и аколитов»].

Заверяя Вас вновь в моей молитве, я сердечно преподаю Вашему Высокопреосвященству Апостольское Благословение, которое я с радостью передаю и всем членам и сотрудникам Конгрегации вероучения.

Из Ватикана, 10 января 2021 года, в праздник Крещения Господня.

Франциск


© Оригинал – Libreria Editrice Vaticana

Edit