Итоговый отчет процесса подготовки к Синоду епископов в Архиепархии Божьей Матери в Москве

Вхождение в синодальный процесс

1. Принятием епархиального отчета после предсинодальной встречи в Духовной семинарии в Санкт-Петербурге (15-16 июня 2022 г.) завершился тот этап синодальной жизни Церкви, который начался осенью 2021 г., когда Архиепископ Павел Пецци назначил 15 членов синодальной группы (из которых 12 — по их инициативе) и попросил все приходы, общины и группы откликнуться на просьбу Папы Франциска и задуматься над темой синодальности в Церкви.

2. После изначальной растерянности, неуверенности в смысле данного дела и страхов, связанных с пандемией COVID‑19, с ноября по февраль многие общины вникли в данную тематику. Затем раздоры, неуверенность в будущем и цензурные ограничения, связанные с событиями в Украине, остановили процесс, который, однако, в апреле и мае возобновился в связи с желанием и необходимостью составить отчеты работы местных групп.

3. Таким образом, при наличии 82-х приходов получено всего 52 отчета, в т. ч. 31 приходской. Помимо приходов составили отчеты совет священников, епархиальный пастырский совет, Высшая Духовная семинария, а также несколько других общин, в т. ч. представители особенных групп: англоязычные католики, католики из ЛГБТ-сообщества, родители «особенных» детей и интегрированная театральная группа. Несколько групп в процессе отказались от участия.

4. Синодальный процесс стал возможностью пригласить к участию православных и христиан других конфессий, из которых некоторые откликнулись.

5. Все отчеты по отдельности опубликованы на сайте синодального процесса.

6. Как основные плоды обсуждения можно отметить: 1) саму возможность и ценность «встречи», серьезного духовного разговора между разными группами верных, узнавание историй друг друга, которые воспринимаются как Откровение о действии Бога в реальной жизни; 2) необходимость развития внутри Церкви групп общения, молитвы и поддержки, вне зависимости от принадлежности к определенным возрастным, культурным и иным категориям; 3) внимание к присутствию в общине уязвимых людей; 4) необходимость найти ответы на нужды общин в связи с расстояниями и с недостатком священнослужителей.

7. Среди основных трудностей были названы: 1) непонимание смысла и целей синодального процесса; 2) неподготовленность к формату «распознавания»; 3) отсутствие опыта честного обсуждения серьезных тем в приходах; 4) страх разочарования, сплетен и осуждения; 5) занятость прихожан и трудность в организации встреч, особенно в условиях пандемии; 6) нежелание ассоциироваться с «синодальным путем» в Германии, страх перед «революцией» в Церкви; 7) противоречивый опыт прошедшей в 2018-2019 гг. дискуссии о жизни приходов, непонимание ее итогов.

8. Тем не менее, первым и главным итогом данного этапа является просьба к Архиепископу продолжать синодальный процесс: обращать внимание на роль консультативных органов; приглашать большую долю мирян на пастырские встречи; при подготовке к ним проводить широкие консультации с общинами по обсуждаемым темам. Важно сделать итоги данного этапа синодального процесса общедоступным.

9. При всей важности обсуждений, мы понимаем, что не призваны спасти Церковь, но благодарим Бога за то, что в ней спасаемся мы.

Ответ на фундаментальный вопрос синодального процесса: «Каким образом “движение вместе” осуществляется сейчас в нашей поместной Церкви?»

10. Данный этап синодального процесса оказался важным для того, что Папа Франциск называет «пастырским обращением» Церкви, т. е. для осознания, что мы, вместе со всеми людьми, нуждаемся в любви Христовой. Чтобы обдумать, каким образом мы можем ее нести, основные итоги синодального процесса здесь представлены согласно трем шагам, предложенным Папой Франциском: общение — участие — миссия.

1. Общение

11. Мы благодарны Богу за то, что общение со Христом дарит нам множество друзей и спутников, прежде всего, среди католиков, но и среди других христиан и людей доброй воли.

12. Малые общины говорят о присутствии конкретного человеческого единства, меньшей анонимности, тогда как крупные говорили об обратном. Тем не менее, потребность в общении и взаимном узнавании в общинах растет.

13. Однако общение с Богом далеко не всегда получается. В частности, мы плохо знаем и не часто внимательно слушаем или читаем Слово Божье.

14. Поскольку слушание предполагает готовность и умение слышать голос Святого Духа и Церкви, ближнего и себя самого, не раз прозвучала потребность в личной молитве и тишине в рамках духовных упражнений, не сводящихся к лекциям.

15. Есть общины, которые считают, что общение между духовенством и мирянами, а также среди прихожан, теплые и дружественные, и что ничего не нужно менять, т. к. от изменений нельзя ожидать хорошего.

16. Святой Дух говорит с нами главным образом именно через диалог с людьми. Однако диалог требует доверия, а оно уменьшается. В качестве главного фактора, способствующего доверию, названа открытость, информационная, административная и финансовая прозрачность на уровне епархии, прихода и общины.

17. Также не хватает диалога между епархиями в России, между общинами и приходами нужны совместные инициативы, объединяющие между собой приходы внутри деканатов и регионов. 

18. Визиты епископов в приходы и общины — это прежде всего не административный акт, а возможность общения, перехода общины на новый уровень, видимый знак единства Церкви.

19. Участники говорят также о положительном влиянии социальных сетей в том, что касается возможности говорить и устанавливать связи, влиять на процессы в Церкви. В некоторых общинах возникают группы информационной поддержки, и этот опыт достоин поощрения и поддержки.

20. Однако ненависть и злоба, с которой сейчас происходит общение между католиками в социальных сетях, часто унижают нас и в глазах других, и в наших собственных. Следует признать, что это во многом вынужденная реакция на трудности диалога между клириками и мирянами. Тем не менее, это указывает на острую необходимость научиться уважать друг друга. Помимо этого, подготовка священников и активистов должна включать практические навыки коммуникации и разрешения конфликтов. Данная проблематика требует дальнейшего осмысления. Подготовка священников и всех верных в области коммуникации — и межличностной, и в медиа-пространстве — должна быть более основательной и начинаться как можно раньше.

21. В приходах часто отсутствует общинный дух и pro-общинная катехизация. Разные категории прихожан — молодежь и пожилые и проч. — редко или вообще не имеют возможности услышать друг друга.

22. У малых приходов и общин есть ощущение, что их никто не слышит на уровне епархии, что до них не доходят или доходят с большим опозданием важные инициативы вселенской и поместной Церкви. Это показывает, что обе стороны призваны стремиться к улучшению коммуникации и к самостоятельности в «добыче» информации.

23. Есть просьба с особым вниманием относиться к голосу пожилых членов общины, а также новых членов, которые видят Церковь «свежим» взглядом. 

24. К проблемам слушания относится также способность и неспособность увидеть нужды единоверцев, их уязвимость, готовность принимать каждого человека в его уникальности. На общинном уровне это предполагает также заботу о создании безопасной обстановки, где первым ответом ближнему будут любовь и принятие, а не осуждение, поучение или сплетни. Во многих голосах, говоривших о слушании, звучала глубокая жажда быть выслушанным и услышанным. Значительно меньшее число людей говорило о том, что именно помогает им самим слышать ближнего и какие препятствия они видят на этом пути.

25. На этом фоне ярко прозвучала мысль о том, что как некогда Церковь конкретизировала свою веру, сформулировав Символ веры, так запрос нашего времени — это конкретизация любви: научиться любить друг друга так, чтобы не разрушать друг друга своей «любовью»; уметь общаться, давать друг другу обратную связь. Как когда-то Церковь освоила как инструмент античную философию, так сегодня ей было бы очень полезно освоить подобным образом современную психологию.

26. Информационная политика и педагогика епархии и Конференции епископов нуждается в конкретизации и обновлении. Необходима ясная, проверенная, доступная информация об общинах, движениях, группах, действующих на территории епархии, о жизни нашей семинарии. При этом следует иметь в виду, что некоторые проблемы в Церкви могут быть решены прежде всего в деликатной духовной сфере, так что на определенном этапе невозможно предавать их огласке.

27. Тревогу вызывает то, что о проблеме насилия в Церкви, а также об израненности многих верных насилием в семье, алкоголизмом и проч., в отчетах речи нет. Это может свидетельствовать как о страхе или неумении говорить, так и о неготовности самих общин к такой информации. Неготовность же говорить о насилии становится источником большой опасности для жизни христиан.

28. Военные действия в Украине, страдания людей там, а также — хотя это не сопоставимо — в России вызывают вопросы и «претензии» к Самому Богу, к Церкви, сомнения в смысле жизни, а также ненависть и злобу. В этой ситуации поляризации иногда даже единоверцы воспринимаются как «враги». Поэтому важны: 1) усердная молитва о мире в духе посвящения Украины и России Папой Франциском Непорочному Сердцу Марии, воспринятого и некоторыми православными, как важный знак, ведь, как всегда в экстремальных обстоятельствах, сознание нашего собственного бессилия дает нам шанс с большей осознанностью возложить наши надежды на Самого Бога, заново открыть силу и важность молитвы, которая во многих случаях становится «единственно возможным ответом, в том числе на разделение»; 2) готовность прикасаться к ранам, собственным и чужим, как Апостол Фома – к ранам Христа; 3) сохранение контактов, в т. ч. по ту сторону границы и «баррикад» любого вида; 4) служение миротворчества в любом контексте; 5) служение нуждающимся, вне зависимости от их происхождения, взглядов и проч.

2. Участие

29. Обсуждение нашего участия в церковной жизни начинается с благодарности, что мы все и есть Тело Христово, что в нашей «радости и надежде, скорби и тревоге» (Второй Ватиканский собор), даже в ранах нашей греховности, мы едины с Ним. Он разделяет наши страдания.

30. Мы благодарны Богу и за то, что единство с Ним во Христе объединяет нашу малочисленную поместную Церковь со Вселенской.

31. Несмотря на множество других форм единства с этой Церковью и общения в ней, для многих воскресная Литургия остается не только единственным способом участия, но и важнейшим способом и сердцевиной их жизни в Церкви. Ведь она и есть «кульминация и источник всей жизни Церкви» (Второй Ватиканский собор). В связи с этим она должна быть максимально связанной с миссией Церкви и реальной повседневной жизнью людей. Поэтому и важно сохранить порядок, установленный Вторым Ватиканским собором, согласно которому крайне редко другой праздник вытесняет празднование очередного воскресенья. Стоит объяснять, что отсутствие на Мессе в торжества, выпадающие на будние дни, при всей важности данных литургических празднований, грехом не является.

32. Простая, достойная и понятная литургия — это наше величайшее богатство. Это отмечают и протестанты: они, по словам участников синодальных консультаций, «видят в католической общине “заразительную” глубину проживания Литургического времени (подготовка к Рождеству, молитва Крестного Пути, Тридуум)». Но чтобы, по возможности с детства, учиться ценить литургию по достоинству и активно участвовать в ней, нужно интеллектуальное и духовное углубление, в частности, необходимо жить Словом Божьим и ценить амвон как «второй Евхаристический стол», наряду с алтарем (Второй Ватиканский собор). Поэтому важно выбирать чтецов тщательно, руководствуясь не активностью отдельных прихожан, а стремлением, чтобы Слово Божье было провозглашено достойно и понятно, и чтобы круг служителей был открытым.

33. Важной проблемой видится отсутствие совместной ответственности за литургию, отсутствие компетентных мирян — чтецов, аколитов, чрезвычайных служителей Евхаристии, а также отсутствие уважения к разным служениям, от уборки до церковной музыки.

34. Для многих общин литургии слова в отсутствие священника становятся новым и положительным опытом. Особенно важно ясно прояснить в этом смысле роль и достоинство женщин. Многих шокирует одна мысль о том, что кто-то, кроме священника, тем более женщина, может «проповедовать», преподавать Причастие, возглавлять молитву и так далее.

35. Некоторые верные сознают и отмечают, что литургическое наследие Церкви значительно богаче того, что мы обычно видим в приходе: в частности, Литургия часов, паралитургические богослужения. Нужно не бояться пользоваться богатством этих литургических традиций, чтобы помочь как можно большему числу людей и разным группам ощутить привлекательность литургии.

36. Участники синодальных консультаций довольно мало размышляют о таких вопросах, как формы церковной музыки, икон и проч.: должны ли они быть классическими, простыми, современными, на европейский или на русский лад? Это может быть связано с тем, что большинство общин не воспринимают себя как субъект литургии и не догадываются, что такие вопросы — совместное дело всей общины.

37. Тревогу у православных вызывает иногда низкий уровень нашего церковного искусства. В повседневной литургической практике, в музыке и священных изображениях необходим постоянный поиск, осмысление и решение фундаментальных вопросов своей культурной идентичности и адекватной инкультурации.

38. Семейная молитва — это тоже литургия, ее нужно уметь служить, для этого нужна помощь. Семейный и дружеский характер литургии наиболее заметен на Мессе с участием детей, поэтому они привлекают так много взрослых.

39. Не удовлетворяет в настоящее время распространенная практика читать «молитву верных» (в частности, воскресную) из книг, а не готовить ее с учетом конкретных нужд Церкви, общины и мира.

40. В крупных городах вместе с приходами существует множество общин другого рода, например, духовных движений. Вопреки опасениям некоторых прихожан, следует признать, что это также богатство Церкви, которое верные призваны раскрывать.

41. Вновь и вновь возникала тема общих паломничеств, в которых члены общины имели возможность почувствовать себя спутниками не абстрактно, а совершенно конкретно. Несколько групп свидетельствуют, что это имело большое значение для формирования их общины.

42. У нас есть много спутников вне нашей общины и даже вне видимых границ Церкви, которые живут своим призванием и у которых мы можем многому учиться — в частности, православные и протестанты. Особо важен подаваемый нам протестантами «пример единства жизни в Церкви и обществе», отмеченный в нескольких отчетах.

43. Особое внимание во время обсуждения было уделено детям с особенностями развития и их семьям: их присутствие в общине нередко воспринимается как проблема, священники и сестры не знают, как вписать их в существующие программы подготовки к таинствам, и просто не могут найти с ними общий язык. В то же время следует иметь в виду, что есть прихожане, которым по разным причинам тяжело присутствие детей или взрослых, которые шумят в храме. Главным же образом здесь, как всегда при обсуждении вопросов «целевых групп», «меньшинств» и проч., следует иметь в виду, что прежде, чем представители отдельной группы, мы все — братья и сестры во Христе.

44. Иностранным студентам приходится сталкиваться с отторжением и непониманием их ситуации: они воспринимаются как единая группа, хотя происходят из разных стран и континентов. Их духовные и литургические традиции обычно не учитываются в устройстве жизни прихода. Хотя в некоторых приходах они составляют почти половину прихожан, духовные, языковые и иные потребности этой группы мало учитываются. Например, пастырские послания не переводятся даже на английский язык.

45. Многие из пастырей и мирян, признавая важность оберегать богатство обрядов в Церкви и понимая желание Святого Престола противостоять латинизации, в то же время подчеркивают, что нынешняя каноническая практика касательно «смены обряда» нарушает свободу верных. Поэтому они просят Конференцию епископов предложить Святому Престолу изменить нормы с тем, чтобы верный, крещенный в детстве в одном из обрядов вне католической Церкви, но не имевший с ним никакого контакта, мог в момент присоединения к католической Церкви свободно выбрать, к какому обряду в ней он хочет принадлежать.

46. Присутствие в общине ЛГБТ-персон — это серьезный вызов для всех. Большинство из них не заявляют о себе и не рассчитывают на понимание и поддержку в Церкви. Есть сильное предубеждение по отношению к ЛГБТ-персонам, восприятие их как «злокачественного меньшинства», которое требует отмены учения Церкви. Игнорировать их присутствие невозможно, пастырская работа с ними требует специальной квалификации и зрелой позиции. С одной стороны, есть католики, которые видят своим призванием принятие своей идентичности как ЛГБТ-персон. С другой стороны, есть верующие, которые заявляют, что сблизились с Богом, преодолев в себе гомосексуальные тенденции.

47. Серьезная проблема общины — это регулярное исчезновение из нее людей, которое, как представляется, никого не волнует. Всегда важно помнить слова св. Августина к тем, кто по той или иной причине в настоящее время лишен таинств (например, потому что состоит во втором, не признанном Церковью браке) или отделен от церковной общины: «Вы есть наши братья и сестры!»

48. Нередко в приходах возникают «токсичные» манипулятивные отношения, борьба за принадлежность к «элите» в общине и отторжение других. Отчеты напоминают, что важно уметь видеть в этой разобщенности действие злого духа и человеческие слабости, с которыми можно работать вместе. 

49. Многократно отмечена болезненность опыта смены настоятелей, необходимость подготовки общины к этому событию и заботы о преемственности в назначении нового настоятеля. Это особенно значимо, когда смена настоятеля субъективно воспринимается как наказание — и для него, и для прихода.

50. В одной из православных групп был озвучен запрос видеть в католической Церкви пример послушания епископам. Однако многие католики, как миряне, так и пастыри, видят примеры демонстративного игнорирования или прямого непослушания по отношению к епископу со стороны священников в больших и малых вещах, демонстративное пренебрежение правилами и законами Церкви. Также в отчетах упоминается и скепсис «в отношении всего, что исходит от Римского Престола», который выражается численно небольшой, но заметной группой как мирян, так и священников, и монашествующих. 

51. Ситуация конкретного воплощения синодальности в жизни нашей Церкви прихожанами чаще оценивается как неудовлетворительная. «Движение вместе» если и удается, то с трудом: во многих отчетах говорится о том, что это движение происходит, скорее, параллельными или даже разнонаправленными курсами. Степень разобщенности католиков, учитывая их малочисленность, скандально высока.

52. Важнейший отрицательный итог последних 30 лет — недостаточная вовлеченность мирян в деятельность Церкви и ее недоверие к ним. «Чтобы избежать разочарований, нужно понимать, что церковь — структура иерархическая, где власть, как правило, не выбирают. В Церкви есть равенство всех в крещении, но нет равенства в мирском понимании, при этом власть в Церкви имеет природу служения. Эти вещи нуждаются в объяснении и совместном осмыслении»: так считают многие прихожане и клир, и в этом видится путь преодоления противоречий.

53. При этом, как представляется, большинство участников дискуссий о способах реализации власти в Церкви говорят о них в рамках дихотомии «авторитаризм vs. демократия»: и это может быть отмечено как признак недостатка подготовки и осознанности в сфере канонического права, коммуникации и более широко — социальных наук вообще.

54. Другой проблемой в сфере авторитета является то, что голос меньшинства часто оказывается слышен громче, чем большинства. Мнение людей часто формируют те, кого никто не выбирал и кто не имеет на это серьезных оснований. Здесь необходим убедительный голос подлинных, законных авторитетов.

55. Духовенство, монашествующие и миряне как будто живут в разных мирах, и взаимонепонимание, а иногда даже и антагонизм между ними пока скорее усиливается. Особой причиной этому является клерикализм. Некоторых из духовных лиц, а также из мирян, устраивает, если всю ответственность за церковную жизнь берут на себя только рукоположенные служители и монашествующие. С этим связано и отсутствие прозрачности, например, финансовой, а также отсутствие интереса к вопросам управления Церковью и служения в ней. Стоит всем научиться ценить как совместное священство, так и священство служения.

56. Среди мирян присутствует пассивность, потому что большинство не отдают себе отчета в том, что приходят в Церковь именно чтобы «во всем любить и служить» (Игнатий Лойола) – служить Богу и друг другу, а не «получать услуги». Едва ли не большей проблемой для Церкви является пассивность некоторых священников.

57. В связи с сокращением числа священников необходима забота и молитва священников и всех членов общин о призваниях. В отчетах о синодальном процессе в приходах слабо отражены такие проблемы, как нехватка новых призваний и случаи кризиса и выгорания действующих священников.

58. Нужно также освободить священников для исполнения их специфических задач. Для этого священникам нужно учиться доверять мирянам и разделять с ними обязанности и ответственность. Учиться делегировать власть и при этом не устраняться и быть включенным — самый важный навык руководителя.

59. Важна также молитва и забота о разных призваниях в Церкви: семейном и монашеском.

60. Необходима информация о служениях постоянных диаконов, чтецов, аколитов, катехизаторов и других служителей. Предлагаем с организационной точки зрения упростить их подготовку и обращать при этом внимание не только на освоение определенных знаний и навыков, но и на формирование и углубление личной духовности кандидатов, укрепление их идентичности.

61. Подготовка катехизаторов нуждается в оптимизации, потому что у многих, кто мог бы и хотел бы нести это служение, нет возможности готовиться к нему в нынешнем продолжительном формате. Полезным для этого могло бы быть более частое записывание видео на важные теологические, моральные, педагогические или психологические проблемы – не в качестве учебных материалов для катехизаторов, а дополнительных материалов для катехизации, особенно при возникновении специальных или сложных тем.

62. Наличие «актива» в приходе нужно, но оно может мешать остальным. Для того, чтобы этого не происходило, актив нуждается в особом воспитании и духовной поддержке. В этом контексте важной проблемой, не раз отмеченной в отчетах, оказывается то, что «состоявшиеся в жизни» люди зачастую не интересуются происходящим в приходе, вследствие чего приходской «актив» формируется из людей, испытывающих те или иные трудности в социализации и имеющих ограниченные личностные ресурсы для служения.

63. Инструментом для делегирования и распределения ответственности, а также вовлечения большего количества прихожан в дела общины, может стать создание приходских чатов и базы данных полезных навыков прихожан.

64. Синодальные структуры поместной Церкви, закрепленные в праве, остаются в зачаточном состоянии — публичной информации о деятельности епархиальных советов нет, Пастырский совет в епархии был официально учрежден только в прошедшем году, перспективы Епархиального Синода остаются неясными, деятельность приходских пастырских советов, где они есть, в большинстве случаев не прозрачна.

65. Не существует «инструкции по эксплуатации» Приходского пастырского совета: должен ли он назначаться или избираться, если избираться, то каким образом, насколько значимы его решения. Такой совет не только должен быть в приходе (хотя с точки зрения права он и остается факультативным), но его состав должен быть известен прихожанам и он обязан отчитываться о своей деятельности и принятых решениях. Для организации деятельности приходского совета опыт синодального распознания в приходах, там где он прошел, может быть полезным.

66. Главная задача синодального воспитания — помочь преодолевать потребительскую позицию, что возможно только через большее вовлечение в дела общины. «Синодальный процесс помогает верующим осознать, что они не ходят в Церковь, но строят Церковь». Каждый католик призван жить в Церкви так, как будто бы Церковь без него перестанет существовать.

67. Катехизация призвана помочь человеку стать учеником и другом Христа. Изначально она должна быть ориентирована не на удовлетворение личных интересов (пусть даже «духовных»), а на включение в общину, и совершаться с участием общины. Одновременно очевидно, что дружба со Христом — это путь длиной в целую жизнь.

68. Приходские пастырский и экономический советы нужны не только для помощи священнику, но и для воспитания священника и общины в духе диалога, сотрудничества и прозрачности.

69. Верные ждут, что Церковь будет более активной в деле перманентного воспитания и пастырского сопровождения семей, в т. ч. взаимного. Ключевую роль здесь играет духовный рост семьи, как «домашней Церкви». Важно говорить в приходах о семейном призвании, о вопросах сексуальной жизни и взросления не только в контексте меньшинств и проблем. Возможно, благодаря этому среди наших верных будет больше полных и многодетных семей. Для некоторых также создание детских садов и школ остается целью, к которой следует стремиться.

3. Миссия

70. Главная миссия католической Церкви в России — нести ко всем христианам, а также представителям других религий и светскому обществу благую весть о любви Бога во Христе. Признавая положение конфессии меньшинства, мы осознаем свое достоинство, не стремимся навязать свою традицию, но желаем совместно свидетельствовать о Христе.

71. При том, что некоторые верные критикуют излишне формальный характер «официальных» экуменических мероприятий, мы ценим то, что со всеми христианами нас связывают Священное Писание и Крещение, а с православными — также все таинства, почитание Богородицы и святых и др. Такое общение касается и совместных молитвенных инициатив, и благотворительной деятельности, и взаимодействия в повседневной жизни.

72. Одно из знамений времен, подмеченное участниками, состоит в том, что в некоторых католических движениях сегодня большинство участников — православные. Это требует внимательного и серьезного осмысления.

73. Важнейшая форма межконфессионального диалога — тот, который происходит в смешанных семьях, где становятся понятны истинные ценности диалога: смирение, открытость, верность. Люди, живущие в смешанных браках, зачастую нуждаются в особом пастырстве и поддержке.

74. Субъективно представители других конфессий подчас воспринимают католиков как замкнутую в себе и равнодушную к другим малую группу, почти секту. При этом, как уже отмечалось, наблюдаем мы и интерес ко многим аспектам католической традиции: иерархическое устройство, богатство литургии, дела милосердия, культура и проч.

75. Мы благодарны за богатый многолетний опыт нашего служения среди бедных. Миссия — это устроение царствия Божья, а не привлечение новых членов. Это в т. ч. забота о сохранении человеческого достоинства и автономности, о проявлении в человеке образа и подобия Божья, не попранного ни насилием, ни унижением, ни голодом, ни отверженностью. Поэтому важно при служении бедным воздерживаться от навязывания веры. Однако важна также забота о том, чтобы, например, больные могли приступать к таинствам. Однако мы осознаем, что не всегда исходим из их нужд, а иногда скорее из того, какие у нас есть предпочтения и какие проекты хочется освоить или продолжить.

76. Помимо этого, пастырям стоит учить верных говорить о своей вере и жизни друг с другом. А без этого не может быть Новой евангелизации. В нашей Церкви нет культуры и опыта публичного свидетельства, а без этого невозможно передавать веру. Особый случай — проповедь: мы отмечаем горячее желание прихожан видеть ответственное отношение своих пастырей к проповеди, слышать не зачитывание готовых текстов «с листка», а живое слово, обращенное к конкретным вещам и связанное с реальной жизнью.

77. Важный аспект миссии — помочь самим католикам не стесняться принадлежности к католической Церкви и не бояться говорить об этом. Важно помнить о том, что миссия — продолжающийся процесс: чуть ли не большинство тех, кто приходит в Церковь, через некоторое время от нее отдаляется, не находя ответов или поддержки в трудные моменты жизни. Для них тоже нужна миссия, и важную роль в этой миссии должна играть община.

78. Истинность и действенность наших слов и дел напрямую связана с подлинностью нашего обращения, что они берут начало в способности слушать и слышать Святого Духа. Это Его голос мы хотим слышать от Церкви и Им же призваны говорить (ср. Лк 12,12).

79. Разговор об обретении своего голоса часто затрагивал также вопросы взаимодействия со СМИ, и в этом контексте регулярно звучало сожаление о недостаточном использовании новых технологий и присутствия Церкви в социальных сетях, новостях и культурной жизни для евангелизации.

80. Нужно уделять больше внимания тем, кто заходит в храм, важно заботиться о привлекательности и гостеприимстве храма и общины. Важна визуальная информация, которая может не только сообщать новости, но и помогать людям ощутить святость места и настроиться на участие в литургии. У наших приходов есть, по мнению участников, также потенциал для того, чтобы быть культурными центрами, привлекательными для людей, местом, где завязываются и углубляются человеческие отношения.

81. Высказывания на темы, важные для окружающего нас общества и нас как членов этого общества («о политике»), вызывают противоречивое отношение: с одной стороны, от Церкви ожидается, что она должна давать им ясную оценку, которая не может не вызывать разный отклик, с другой — что она не должна «вовлекаться в политику», но даже — «быть местом, где люди обретают мир и покой».

82. Чувствуется необходимость, чтобы Церковь простым и понятным языком высказывалась по современным вопросам этики, в т. ч. биоэтики, и помогала людям жить согласно воле Творца. Данная ответственность касается служителей, а также всех верных.

83. Остается непонятным содержание слова «миссия»: разрешена ли она католикам вообще? Что можно с точки зрения законов? Что желательно с точки зрения Церкви? Верные, а также священники нуждаются в юридической и миссиологической консультации по данным вопросам.

84. При этом важно помнить, что Бог, в отличие от нас, умеет ждать: «люди нуждаются во времени (…) нужно время, расположенность духа, ментальное усилие, нужно подключать мозги, подключать сердце». Именно готовность проявлять смирение и терпение в ожидании плодов, как представляется, должна отличать подлинно христианскую миссию от «забот века сего».

Вместо заключения: наше обращение не может быть законченным

85. Таким образом, синодальный процесс оказался весьма важным опытом для поместной Церкви. Многие из его участников высказались за его продолжение.

86. С этой целью необходимо создавать и развивать малые группы общения, не ограниченные рамками уже существующих групп. Эти группы могут иметь разную направленность — библейские, а также молитвенные, самопомощи и проч., — но главным в них должно быть именно общение в Господе. Эти группы призваны быть малыми «домашними Церквами», где верующие — через общение, молитву, взаимную помощь — могут переживать единство с Богом в повседневной жизни. Это касается, прежде всего, групп верующих, находящихся далеко от места проживания священников.

87. Для координации этих групп необходима подготовка лидеров, координаторов, способных в духе послушания брать ответственность за их развитие.

88. На следующем этапе будет полезно приглашать на епархиальную пастырскую встречу представителей других приходов и общин, чтобы узнать о плодах синодального процесса.

89. При этом необходимо помнить, что на нашем совместном пути важна способность не терять из виду ту цель, ради которой этот путь совершается: «Если мы не знаем, куда идем, то мы просто гуляем. Эта цель — встреча со Христом, и она не есть нечто самоочевидное, многие даже давно ходящие в церковь люди не помнят, что речь идет именно о встрече с Христом».

Edit