В пути со Христом. Синодальный процесс: 30 лет возрождения католической Церкви в России (итоговый документ)

Двое из них шли в селение Эммаус и разговаривали между собою о всех сих событиях
(Лк 24, 13-14).

1. Евангелие от Луки (24, 13–35) представляет нам учеников, которые вместе идут из Иерусалима в Эммаус. Так же наши местные церкви (четыре епархии латинского обряда, вместе с прихожанами армянского и халдейского обрядов, а также отдельные общины католиков византийского обряда) со своими приходами, общинами и группами шли вместе по пути духовного распознавания на протяжении восьми месяцев.

2. Этот совместный путь тесно переплетен с некоторыми событиями в жизни наших церквей. Открытие синодального процесса во всех епархиях мира выпало на воскресенье, в которое мы изначально хотели отметить годовщину, 30 лет после учреждения в России Апостольских администратур для католиков латинского обряда св. Иоанном Павлом II в 1991 г. В итоге этот праздник был отмечен неделей раньше, что дало некоторым из нас возможность до начала синодального процесса с благодарностью вспомнить, как Господь вел Свою Церковь на протяжении этих десятилетий.

3. Второй фактор, повлиявший на процесс, — пандемия COVID-19, воспринятая населением (и в т. ч. католиками) России по-разному: некоторые осенью и зимой 2021–2022 гг. чувствовали себя уже защищенными или считали, что нет необходимости быть осторожными, между тем как другие были уверены, что защитные меры необходимы. Поэтому некоторые группы встречались активно, некоторые медлили из осторожности, а были и люди, которые в этой связи «выпали» из процесса. Неохотно группы собирались онлайн, это были в основном межгородские группы (например, совет священников и пастырский совет в Архиепархии Божьей Матери в Москве).

4. Остальные же группы собирались очно, многие из них 1-5 раз, а некоторые чаще, преимущественно после воскресной Мессы. Таким образом, всего около ста групп составили свои отчеты, из которых большинство — приходские общины. К сожалению, почти не удалось собрать представителей некоторых групп, присутствие которых было бы действительно важно для того, чтобы идти вместе: бедных, алкоголиков и наркоманов; католиков, которые после развода живут в не признанном Церковью союзе с новым партнером); католиков-сторонников дореформенной литургии латинского обряда.

5. Сильно изменился наш путь после 24 февраля 2022 г. Некоторые перестали видеть друг в друге спутников в пути и стали воспринимать других верных как врагов, с которыми невозможно молиться вместе. Некоторые стали бояться осуждения или доносов. Помимо того, часть активных католиков решила уехать из России, и впредь они могли принимать участие в синодальном процессе только дистанционно. Наконец, все епархии, кроме Московской, решили отказаться от запланированного епархиального собрания, так что общие итоги синодального процесса составили небольшие синодальные команды.

6. Тем не менее, в общем и целом, поместные Церкви поступили так, как советовал Архиепископ Павел Пецци: как пандемия, так и ситуация после 24 февраля 2022 г. не стали поводом отложить синодальный процесс «до лучших времен», а пережить его и учиться по-новому общаться именно в контексте той реальности, которая у нас есть.

7. Таким образом, был собран настоящий документ. Он был составлен синодальной командой всех епархий и получен епископами, которые видят в нем промежуточный материал для осмысления и углубления. Соответственно, если читателю покажется, что текст недостаточно обдуман и что можно спорить, стоит ли поступать так, как здесь предлагает синодальная группа, следует иметь в виду именно этот аспект: настоящий документ – рабочий, он не хочет дать окончательные ответы, а как раз призвать к их совместному поиску.

8. По примеру учеников, обсуждавших по дороге всё прожитое, наши общины вспомнили историю католической Церкви в России за последние 30 лет, или хотя бы тот отрывок времени, который каждый из нас помнит. Это во многих, особенно старших из традиционно католических семей, вызвало благодарность за возможность явно идти вместе, основывать и поддерживать общины совместно со священниками и монашествующими, приезжими из разных стран мира со своим «багажом» католических традиций.

9. Вызов, связанный с отъездом традиционных католиков (немцев, поляков и др.) и со смертью того поколения, которое ещё помнило живые католические общины времен до сталинских гонений, был до некоторой степени принят и Церковь продолжила свою жизнь в новых поколениях и новообращенных верных. При этом, несмотря на некий риск «этноцентризма» и поверхностного подхода к вере, традиции разных национальностей не потерялись и не стали разъединять католиков. Наоборот, удается их сохранять и, благодаря этому, обогащать друг друга.

10. При этом стоит помнить, что мы находимся в России и что важно обращаться в первую очередь к богатству русской культуры. Как считают синодальные группы, стоит осмыслить, что конкретно это значит.

11. Сокровищем Церкви в России является присутствие разных обрядов, в частности латинского, византийского и армянского. Благодаря этому католики могут делиться разного рода духовным опытом. Общины византийского обряда чувствуют, что они иногда особенно сплочены благодаря тому, что многие из взрослых мирян и детей вовлечены в служение в алтаре или на клиросе.

12. Грекокатолики украинской традиции подчеркнули важность для верных единства вместе со своим Главой и Отцом. В связи с этим некоторые грекокатолики русской традиции поднимают вопрос о том, каким образом может выражаться их духовное единство.

13. Как раз тот факт, что католики восточных обрядов малочисленны, заставляет некоторых из них (особенно католиков армянского обряда на Юге России и католиков византийского обряда в Южной Сибири) приступать к таинствам в латинском обряде, или же присутствовать на Литургии в Православной или Армянской Апостольской Церквах. Тем самым они могут стать мостом между христианами разных традиций и конфессий. Для этого в том числе важно, чтобы местные католики воспринимали новомучеников XX в. любого обряда как своих духовных спутников.

14. При этом часто возникают недоразумения, когда христиане, крещенные в Православии, но до сих пор не воцерковленные, принимают католичество. Хотя многие из них сознательно участвуют в жизни общин латинского обряда, они автоматически числятся, как католики византийского обряда.

15. Богатством Церкви, особенно в больших городах, являются, помимо приходов, духовные движения и иные общины. И приходам, и таким общинам стоит научиться воспринимать друг друга не в качестве соперников, а спутников. Помимо того, примечательно, что на сегодняшний день в некоторых из этих общин большинство членов — православные.

16. В нашем контексте, в котором католиков очень мало, а общество позиционирует себя как православное, Господь дал нам в качестве спутников христиан других конфессий. Хотя встречи с руководителями других конфессий и «круглые столы» религий, организованные властями, часто бывают поверхностным обменом вежливых слов, тем не менее, экуменизм жив. Это показывают библейские и молитвенные встречи, а также сотрудничество в сфере заботы о бездомных, алкоголиках, людях с инвалидностью. Особо важен здесь опыт тех общин, в которых католики, православные и протестанты не просто «помогают нуждающимся», но все члены общины делятся своей радостью и надеждой, болью и страхом.

17. В наших общинах есть множество семей, в которых супружеские пары из разных конфессий делятся своим духовным опытом. В качестве примера можно привести совместное участие некоторых православных с католиками в посвящении Украины и России Непорочному Сердцу Марии (25 марта 2022 г.).

Иисус же сказал им: … отчего вы печальны? (Лк 24, 17).

18. Однако, как ученикам по пути в Эммаус, так и нашим верным на синодальном пути во многом пришлось делиться болью. Боль и разочарование для многих нарастают уже много лет. Ведь как ученики, которые заметили, что по пути навстречу вражде, страданиям и смерти многие покинули Иисуса, так и наши общины и группы видят, что многие отошли, если не от Господа, то по крайней мере от Церкви.

19. Это, например, те, кто с радостью или даже восторгом принял христианство в нашей Церкви, но у кого корни были неглубокими: может быть, в их случае катехизация была поверхностной, не направленной на духовный и общинный опыт; или же мы не заботились о постоянном духовном росте — своем и новых членов общины; или же нам не удалось помочь им в тот момент, когда то, что предлагала община, перестало совпадать с их ожиданиями.

20. Есть верные, которые не находят себе места в Церкви. Некоторые жалуются, что не хватает разных групп (по признаку возраста, семейного положения и проч.). Другие же считают, что проблема именно в излишней «специализации» и раздробленности общин на разные группы. Ответом на этот вызов может быть ясное осознание, что приход — община, центром которой является воскресная Евхаристия. Помимо того, как представители синодальных групп считают, стоит создать площадки для встреч всех прихожан после Евхаристии. Мирянам же, которые хотят создать особые группы, стоит, согласовавшись с настоятелем, проявлять инициативу.

21. Проблема может корениться еще и в том, что некоторые острые пастырские вопросы (подход к катехизации, пастырство «второбрачных», обрядовая принадлежность новых членов Церкви, функционирование советов в Церкви и прозрачность) часто обсуждаются, но не решаются.

22. Не хватает глубокой подготовки к супружеству, а также духовной и пастырской поддержки как со стороны самих общин, так и духовенства тех верных, которые заключили государственный брак, не признанный Церковью.

23. Дискуссия о «сексуальных меньшинствах» показывает, что нам не всегда удается сочетать четкий моральный ориентир с уважением к достоинству каждого человека и с христианской любовью.

24. Хотя иногда иностранные студенты являются одной из самых многочисленных частей наших общин, большинство студентов и трудовых мигрантов из стран глобального Юга, которые у себя на родине были практикующими католиками, в России в Церкви не находят себе места (или банально вовсе не находят церковь), перестают практиковать веру или уходят в протестантские общины. Здесь сказывается то, что их коллеги, практикующие веру, не привыкли к мысли, что быть миссионером, неназойливо, но без страха приглашать других в церковь, создавать библейские или молитвенные группы призван каждый католик. В этом вопросе образцом конкретного единства благодаря совместной ответственности за общину могут для нас быть протестанты.

25. Отсутствием спутничества является то, что часто не удается укоренить Церковь в отдаленных местах: во многих крупных административных центрах и некоторых других городах и поселках проживают священники. А в большинстве других мест, даже если там проживает несколько католиков, нет явной церковной жизни: священники редко приезжают для Исповеди и Мессы, а собирать верных для молитвы в день Господень обычно не получается. Это показывает, что настоятели не находят, а иногда из боязни потерять власть и не хотят найти таких лидеров-мирян, которым эти маленькие группы католиков доверяли бы, которые по-настоящему верили бы и передавали бы веру, что такая община, пусть и очень малочисленная, и есть Тело Христово, что Христос присутствует в каждом из них и делает их «солью» и «светом» (см. Мф 5,:13–14) для целого поселка, района или города.

26. Священники, монашествующие и миряне не привыкли совместно нести ответственность за жизнь Церкви, обсуждать ее в открытом диалоге и делиться своими выводами — ни как представители разных форм жизни в Церкви, ни внутри каждой из этих групп, если расходятся взгляды.

27. Особенно же об этом свидетельствует то, что во многих приходах не работает приходской совет и что, как это воспринимают многие прихожане, другие консультативные органы (епархиальный пастырский совет, совет священников и др.) не очень активно вовлечены в процессы принятия решений. При этом они сразу приобрели бы большее значение в случае (насколько это возможно) регулярной публикации протоколов своих заседаний.

28. Результатом клерикализма часто является пассивность: миряне боятся проявлять инициативу в жизни Церкви, а священники не чувствуют в этом необходимости или им не хватает креативности. Поэтому нам всем необходимо преодолеть «потребительский» подход к Церкви и стать в ее строении «живыми камнями», ведя себя так, будто без нашего участия оно разрушится.

29. Конкретным инструментом, чтобы больше прихожан могло принять активное участие в приходской жизни, может быть «база данных», содержащая информацию, какими дарами кто готов поделиться.

30. Другой проблемой становится иногда то, что приходской «актив» и те, кто не боится высказать свое мнение, вытесняют других. Таким образом группа, сама по себе очень нужная для церковной жизни, превращается в неформальную и никем не легитимированную власть, в отношении которой церковное руководство иногда проявляет дисфункциональную терпимость.

31. К сожалению, отношения в Церкви иногда бывают «токсичными» и манипулятивными. Используя наши ожидания, фантазии и страхи злой дух пробуждает нас к борьбе за власть и к вражде.

32. Более того, вопрос власти в Церкви часто обсуждается только в светском ключе противопоставления авторитаризм –— демократия. Особый способ взаимодействия между руководителем (епископом, настоятелем) и общиной многим католикам непонятен.

33. Негативным примером может являться непослушание настоятелей, которые иногда пренебрегают постановлениями епископа и Папы.

34. Проблемой часто становится смена настоятеля. К этому событию стоит подготовить как настоятеля, так и прихожан, особенно если есть причины считать, что кто-то из задействованных лиц может воспринять данное решение как наказание.

35. Эти и другие проблемы приводят к раздробленности нашей католической общины, которую можно ввиду нашей малочисленности назвать скандальной. Это заметно особенно в социальных сетях, где католики часто проявляют друг к другу вражду. Во избежание этого духовенству и мирянам стоит научиться общаться в данном формате; епископам и настоятелям делиться тем, чем могут, а также объяснять, почему в некоторых случаях не вступают в разговор; всем же помнить, что за экраном сидит человек со своим достоинством и ранимостью, человек, в котором, в конце концов, присутствует Сам Христос.

36. К сожалению, пока у нас мало спутников в виде духовных лиц из самой России. Хотя мы благодарны уже упомянутым священникам и монашествующими из разных стран мира, мы чувствуем, что их будет недостаточно: они стареют, а много новых, скорее всего, не приедет. Помимо того, всегда важно иметь хорошо подготовленных местных служителей. Поэтому следует, чтобы все верные, а особенно приходское духовенство и руководство семинарий, были надежными спутниками тех, кто распознает духовное призвание, готовится к нему или начал свое служение.

37. Трудно идти вместе, когда маленькие дети и люди с особенностями ведут себя «не так», особенно во время богослужения. Во многих из нас есть мощный импульс осуждать тех прихожан, которые ругают за это их или их родителей. Однако следует иметь в виду, что это не просто «злые» или «ограниченные» люди, а иногда такие, которым по той или иной причине спокойствие и порядок очень важны. Здесь помогает, если духовенство и миряне умеют выслушивать друг друга, если мы умеем проявлять доброжелательность, эмпатию, а иногда и юмор и, в конце концов, если мы видим друг друга прежде всего как братьев и сестер, а только во вторую очередь как представителей определенных групп.

38. Одним из последствий того, что мы часто не ведем себя как спутники друг для друга, становится то, что слишком редко удается разговаривать об очень важных проблемах: о нашей уязвимости, связанной с алкоголем, одиночеством и пережитым в разных контекстах, особенно в семье, опытом сексуального или иного насилия. При этом было бы важно именно в этих сферах делиться своими переживаниями, чтобы совместно в Господе преобразить раны в знаки надежды.

39. Так же часто супругам не получается быть спутниками друг для друга, а всем пастырям и верным быть спутниками для молодых людей, которые хотят научиться любить, испытывать радости и вызовы любви и сексуальности в Господе; для тех, чьи супружеские отношения в кризисе; для тех, кто переживает боль развода или вдовства.

40. Как уже было отмечено, для нас, спутников в Господе, военные действия в Украине стали большой проблемой: смотря на страдания людей, мы спрашиваем, что мы должны делать лично, как общество и как Церковь. Нам также приходит в голову вопрос Гедеона: «Действительно ли Господь с нами?» (Суд 6,:13). В этом смысле сначала пандемия, а затем военные действия нам наглядно указывают на нашу слабость и беспомощность, а также на нашу слабую веру.

Но некоторые женщины из наших … говорят, что Он жив (Лк 24, 22-23).

41. И, тем не менее, как ученики по пути в Эммаус, мы слышим тот странный слух, который тогда как бы шепотом распространяли женщины, — Господь жив. Ведь, если бы не Он, то мы бы давно «поставили друг на друге крест». Сложный опыт совместного обсуждения вопросов жизни Церкви (например, в 2012–2015 гг. в Преображенской епархии или в 2018–2019 гг. в Архиепархии Божьей Матери), изначальная непонятность цели и задач настоящего синодального процесса, недоразумения во время него заставили бы нас промолчать и заниматься только своими привычными делами.

42. Однако сказался один из больших ресурсов наших местных церквей: твердая уверенность, что в Евхаристии среди нас Сам Господь. С этим связано осознание, хотя иногда и неявное, что Церковь — мать, которая рожает Христа и которая рожает нас для новой жизни, для жизни Христовой; в т. ч. это заметно в рамках столь распространенного у нас почитания Матери Христовой, пресвятой Богородицы. И благодаря этому иногда нам даже получается видеть в себе и друг в друге Христа, иметь с Ним ту личную дружескую связь, о которой Он свидетельствует за пару часов до Своей смерти: «Я лоза, а вы –— ветви» (Ин 15,:5).

43. Из этой тайны и вытекает совершенно конкретно, как нам стоит отнестись к страданиям, связанным с военными действиями в Украине: прежде всего, мы призваны усердно молиться о мире. Нам стоит прикоснуться к ранам, чужим и собственным, и, как Апостол Фома, в этой возможности прикосновения познать нашего «Господа и Бога» (Ин 20,:28). Нам стоит сохранять дружеские контакты с людьми с разных сторон фронта и баррикад. Наконец, нам стоит поддерживать беженцев и всех нуждающихся, несмотря на их происхождение и взгляды.

Иисус изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании (Лк 24, 27).

44. От глаз учеников по пути в Эммаус присутствие Господа Иисуса было пока сокрыто. Но Он говорил слова о смысле Своих страданий и смерти и о новой славе, которые, сначала почти незаметно, делали сердца учеников горящими.

45. Мы благодарны Богу за дар Слова. Мы знаем, что поколениям католиков очень не хватало возможности слушать проповеди или принимать участие в занятиях по катехизации.

46. В связи с этим в синодальной группе прозвучало пожелание, чтобы проповеди были глубокими, хорошо обдуманными и в то же время жизненными. Также было высказано пожелание, чтобы катехизаторы были не столько загруженными занятиями, сколько, наряду со всеми верными, «готовыми давать отчет каждому, кто спрашивает, в надежде, наполняющей нас» (1 Птетр 3, 15). И то и другое требует постоянной формации.

47. В то же время мы осознаем, что от «стола Слова» (Книга о подражании Христу) мы принимаем пищу излишне скромно. Например, на литургиях не всегда читают Слово хорошо подготовленные верные, иногда назначают чтецов «по остаточному принципу» или в зависимости от того, кого желают поощрять, в т. ч. из катехуменов. Группы деления Словом у нас слабо развиты, скорее всего, потому, что миряне стесняются брать на себя ответственность за такие группы, а духовные лица не ободряют их или не показывают им, как вести такие группы.

48. Тем не менее, «Слово Божье живо и действенно» (Евр 4, 12), многие слушают его и это преображает их жизнь. Прежде всего, и именно в контексте синодального процесса, мы осознаем, что не мы спасаем Церковь, а в ней спасаемся мы.

49. Именно это освобождает нас от собственного эго и дает нам возможность «во всем любить и служить» (Игнатий Лойола), уважая свободу и достоинство другого, предлагая ему осознать, что «Царство Божье внутри нас (или: посреди нас)» (Лк 17, 21), но другому ничего не навязывая.

50. В этом и заключается ответ на сложный вопрос, могут ли католики в России заниматься «миссией»: они, как католики всего мира, не только могут, но даже обязаны. Однако она заключается не в «прозелитизме», а в раскрытии Царства, прежде всего, делами, а также словами.

51. Поэтому мы стараемся тесно сотрудничать с православными братьями и сестрами, с христианами Востока и с конфессиями Реформации. Мы призваны стремиться к дружбе с иудеями, мусульманами, представителями других религий и всеми людьми доброй воли.

52. Господь призывает нас преодолеть то положение, в котором часто представители других конфессий и религий, а также светского общества видят в нас замкнутую «секту». Мы призваны вступать как можно больше в диалог с ними.

53. Одной из площадок для этого может быть (и часто является) служение среди бедных. Оно призвано быть бескорыстным, рассчитанным на безусловную доброту и, только если люди того желают, на прямое провозглашение слова. Помимо этого, как считают синодальные группы, стоит исходить не столько из того, на какие проекты мы можем получить финансирование, сколько из того, в чем именно люди нашего времени нуждаются.

54. Другой такой площадкой могут быть наши храмы, в частности, исторические в центре города. Даже в крупных областных центрах западная духовная музыка, архитектура и искусство являются чем-то настолько редким и ценным, что с их помощью можно открыть сердца людей, до сих пор очень далеких от нас. Для этого стоит, помимо отдельных проектов, просто по возможности держать храмы открытыми –— для молитвы, тишины и доступности церковного искусства.

55. По той же причине стоит проявлять заботу о тех, кто впервые приходит в наши храмы. Уместно предлагать им наглядную информацию о том, в чем для нас заключается значение нашего храма, что мы знаем о его истории, а также о правилах поведения в нем — ясно и понятно, но не жестко.

56. Другой такой площадкой могут быть наши СМИ, в которых люди находят достоверную информацию. Поэтому со стороны тех, кто трудится в данной сфере, прозвучала просьба к епископам прояснить, чего Церковь от них ожидает.

57. Для того, чтобы католики смогли соответствовать зову Господа быть миссионерами, можно включать в курсы катехизаторов, в программы формации духовенства и, может быть, в занятия для всех прихожан миссиологические и юридические разъяснения о том, в какой форме стоит католикам говорить о своей вере в контексте общественности.

58. Важно также совместно обнаружить язык, которым мы можем делиться своей верой, хотя бы между собой, в беседе с другими людьми и в интернете. Это поможет нам не стесняться своей веры и, тем самым даст нам возможность делиться ею и с другими.

59. В этом контексте прозвучала и просьба, чтобы компетентные духовные лица и миряне понятно и конкретно, в контексте нашей ситуации, объясняли людям главные идеи биоэтического и социального учения Церкви.

60. Более того, может оказаться полезным создать «сокровищницу» катехетических материалов, в частности видео докладов, которыми катехизаторы могли бы делиться на занятиях в приходах.

61. Болезненная тема — высказывания Церкви касательно общественной жизни, вопросов социальной справедливости и политики. Некоторые католики ожидают в этой сфере от Церкви ясных ориентиров, а другие — мира и покоя, даже спокойствия посреди жизненных забот и тревог.

62. Однако, занимаясь миссией, необходимо иметь в виду, что Бог, в отличие от нас, умеет сочетать то, о чем свидетельствует притча о милосердном отце или о блудном сыне (Лк 15, 13–32): терпение ждать, пока наступит благодатное время обращения для сына, с безусловным восторгом от того, что сын приходит.

63. Знамением времени в жизни нашей Церкви является то, что поддержка семей в духовном росте и воспитании детей — бесспорный приоритет. К созданию же католических детских садов и школ есть разные отношения.

64. Не в последнюю очередь католики и некоторые близкие к нам православные просят о моментах молитвы и тишины, например, о реколлекциях, не сводящихся к лекциям.

65. Некоторые группы выразили убеждение: как на исходе античности Церковь критически осмыслила греческую философию и, тем самым, научилась более четко выражать свою веру, так в наше время ей стоит осмыслить психологию и, тем самым, более четко осознавать и выражать смысл христианской любви.

Он, взяв хлеб, благословил, преломил и подал им. Тогда открылись у них глаза (Лк 24, 30-31).

66. Таким образом, слушание Слова Божьего готовит нас к единению с воскресшим Господом в «преломлении хлеба». Как раз, когда вокруг нас темнеет, мы приобщаемся Ему, и в Нем наша малочисленная Церковь переживает и выражает свое единство со Вселенской, в таинствах, прежде же всего в воскресной Евхаристии, которая есть «кульминация и источник всей жизни Церкви» (Второй Ватиканский собор).

67. В связи с этим Евхаристия должна быть максимально связанной с миссией Церкви и реальной повседневной жизнью людей.

68. Поэтому представители Московской архиепархии подчеркивают, что важно сохранить порядок, установленный Вторым Ватиканским собором, согласно которому крайне редко другой праздник вытесняет празднование очередного воскресенья. В других же епархиях прозвучало желание, перенося празднование торжеств на воскресенья, давать народу возможность принимать в них участие.

69. Простая, достойная и понятная литургия — это наше величайшее богатство. Это отмечают и протестанты: они, по словам участников синодальных консультаций, «видят в католической общине “заразительную” глубину проживания Литургического времени».

70. Важной проблемой видится отсутствие совместной ответственности за литургию, отсутствие компетентных мирян — чтецов, аколитов, чрезвычайных служителей Евхаристии, а также отсутствие уважения к разным служениям, от уборки до церковной музыки.

71. Для многих общин Литургии слова в отсутствие священника становятся новым и положительным опытом. Особенно важно прояснять в этом смысле роль и достоинство мирян, в частности женщин.

72. Некоторые верные сознают и отмечают, что литургическое наследие Церкви значительно богаче того, что мы обычно видим в приходе: в частности, Литургия часов, паралитургические богослужения. Нужно не бояться пользоваться богатством этих литургических традиций, чтобы помочь как можно большему числу людей и разным группам ощутить привлекательность литургии.

73. Участники синодальных консультаций довольно мало размышляют о таких вопросах, как формы церковной музыки, изображений и проч.: должны ли они быть классическими, простыми, современными, на европейский или на русский лад? Это может быть связано с тем, что большинство общин не воспринимают себя как субъект литургии и не догадываются, что такие вопросы — совместное дело всей общины.

74. Тревогу у некоторых католиков, а также православных вызывает иногда жалкое состояние нашего церковного искусства. В повседневной литургической практике, в музыке и священных изображениях необходим постоянный поиск, осмысление и решение фундаментальных вопросов своей культурной идентичности и адекватной инкультурации.

75. Семейная молитва — это тоже литургия, ее нужно уметь служить, для этого необходима помощь в виде обучения и материалов.

76. Не удовлетворяет в настоящее время распространенная практика читать «молитву верных» (в частности, воскресную) из книг, вследствие чего тексты бывают мало связаны с жизнью общины.

77. Возникала тема общих паломничеств, в которых члены общины имели возможность почувствовать себя спутниками не абстрактно, а совершенно конкретно. Несколько групп свидетельствуют, что это имело большое значение для формирования их общины.

78. При всех открытых вопросах стоит помнить, что возможность единения со Христом в таинствах — великий дар и благодать, которой два поколения католиков нашей страны были почти полностью лишены.

И, встав в тот же час, возвратились в Иерусалим и … рассказывали о происшедшем на пути, и как Он был узнан ими в преломлении хлеба (Лк 24, 33-35).

79. Однако узнаванием Господа во время Вечери и восклицанием учеников, что в них «горело сердце», когда Он изъяснял им Писания, евангельское повествование еще не заканчивается. Ученики понимают, что они посланы засвидетельствовать миру, что Иисус жив посреди них. Таким образом совершается то, что можно назвать, словами Папы Франциска, их «пастырским обращением»: опыт новой жизни во Христе приводит их к горячему желанию поделиться Благой вестью.

80. Как первый шаг, они возвращаются в Иерусалим и делятся своим опытом с Петром и другими апостолами. Так же и наш отчет предназначен в первую очередь для того, чтобы мы поделились своим опытом «совместного пути» со Вселенской Церковью, представленной епископами во главе с Епископом Рима, Папой Франциском.

81. Помимо того, синодальные группы озвучили желание «евангелизировать», преображать в согласии с Благой вестью наши местные церкви. Для этого главное видеть в каждом человеке, и именно в самом бедном, «сложном», «больном», да и в себе самих, при всей нашей уязвимости, Самого Христа.

82. Как опыт учеников в Эммаусе был только началом их новой миссии, так и наш синодальный процесс является только первым шагом. Можно видеть в настоящем документе (а также в приходских или епархиальных итогах) некий сборник материалов и на каждом уровне выбрать те пункты, в которые данной общине стоит прежде всего углубиться.

83. Из конкретных направлений и задач, вытекающих из синодального процесса на ближайшее время, можно назвать:

a. Продолжение синодального опыта через оживление приходских и иных советов, через более активное приглашение мирян на епархиальные пастырские встречи, через подготовку заседаний советов и пастырских встреч при широкой консультации с народом Божьим касательно назначаемых и назначенных тем и через деление участниками заседаний и встреч их итогами со всеми верными;
b. Продолжение осмысления нашей истории (в частности, после 1991 г.) и осмысление настоящего документа в качестве материала для размышления ради углубленного понимания нашей миссии в российском обществе;
c. Молитву и заботу о призваниях: священническом, монашеском и семейном, о призвании в постоянные диаконы;
d. Заботу о назначении и формации мирян-служителей (чтецов, аколитов, катехизаторов) с тем, чтобы они могли: формировать общины; окормлять верных, в отсутствие священнослужителей или в местах, куда они не могут попасть (например, в тюрьмах), Словом и Таинством;
e. Заботу о том, чтобы формация всех служителей была содержательной, глубокой и требовательной, но не организационно тяжелой;
f. Углубление подготовки и постоянной формации священников, диаконов, монашествующих и мирян в сфере коммуникации (лично, онлайн), в частности с тем, чтобы наше общение было жизнестроительным;
g. Углубление сотрудничества между мирянами и духовенством;
h. Развитие пастырского сопровождения тех, кто готовится к браку; кто состоит в супружестве; кто заключил государственный брак, не признанный Церковью;
i. Размышление над тем, что означает в настоящее время забота о бедных, больных и отверженных в духе дружбы с ними;
j. Обращение ККЕР к Святому Престолу с просьбой об уточнениях касательно присоединения к католической Церкви людей, крещенных, но не воспитанных в Православии, с тем чтобы уважать их свободу выбора обряда.

84. Таким образом, данный этап на совместном пути наших верных во Христе может помочь нам, так же, как и ученикам, сочетать единение с Ним с миссией ко всем людям.

Edit