Священник Хосе Вегас: Проходит Христос, светит свет

В начале открытого служения Христа св. ев. Матфей вновь напоминает нам прозвучавшее в ночь Рождества пророчество Исайи: «Народ, сидящий во тьме, увидел свет великий». Свет Рождества, который пророк Иоанн распознал и о котором дал свидетельство, засиял собственным светом. Св. ев. Матфей указывает нам на то, что завершается прежний цикл – иоаннов («Иоанн отдан под стражу») – и начинается новое время. Для Иисуса – тоже, ведь Он оставляет родное село, где были Его корни, и перебирается в город. Поскольку невозможно укрыть свет, ни положить ему предел, Христос начинает своё служение на перекрёстке дорог: свет происходит из Израиля («уча в синагогах»), но обращён к каждому («На пути приморском, за Иорданом, Галилея языческая»). Новое время, хоть и переплетается с предшествующим: исполняет пророчества, торжественно открывается иоанновым крещением, вбирает в себя ядро проповеди Иоанна – однако, требует нового подхода: чтобы осознать близость Бога, нужно порвать со грехом; или, быть может, точнее будет сказать, что оттого, что приблизилось к нам Царствие Божие, становится возможным порвать со грехом, поскольку явили себя прощение и источник жизни.

Одним из основных последствий греха являются разлад и вражда между людьми: достаточно вспомнить ссору и взаимные обвинения между Адамом и Евой вслед за первым грехом. Если явило себя Царствие Божие, то становится возможным установить новый стиль взаимоотношений: Иисус и его проповедь привлекают народ, хотя на самом деле это Он призывает и собирает вместе. Его призыв не безличен, Он не желает «пополнить ряды новобранцев». Напротив, Его призыв очень личен, направлен к конкретным людям из плоти и крови, носящим имена и фамилии (Симон и Андрей, сыновья Иоанна, Иаков и Иоанн, сыновья Зеведея – древние семитские фамилии были, по сути, отчествами), имеющим место жительства, профессию; оно затрагивает их во вполне определённых обстоятельствах: когда те закидывают сети в море или починяют их… Но этот призыв также радикален: призвание к следованию подразумевает готовность оставить уверенность в завтрашнем дне, приносимую профессией, жизнью в отчем доме или даже обладанием собственным именем, как в случае Симона, прозванного Петром. Это призыв отправиться в путь, вступая в новые отношения, посредником которых становится Иисус: следовать за учителем означает странствовать вместе с теми, кто тоже был призван. Призыв стать учениками не означает вступления в отношения зависимости, снимающие с нас всякую ответственность: напротив, Иисус призывает нас принять ответственность не только за наших близких, но и за всех людей: «я сделаю вас ловцами человеков». Интересно, что Иисус, призывая нас к новому образу жизни, уважает наше самоотождествление, то, какие мы есть, наши способности, говоря: «Вы по-прежнему будете рыболовами (здесь каждому нужно подыскать слово, наиболее ему подходящее, не обязательно профессию), но теперь иначе, более возвышенно».

Привлекает внимание готовность, с которой первые призванные отвечают на приглашение Учителя. Возможно, они уже некогда его слышали и встречали (например, в кругу Крестителя, если принимать во внимание Евангелие от Иоанна), но от этого ответ на столь радикальный призыв не становится ни менее скорым, ни менее великодушным. Новые времена Царствия Божия не могут ждать, решение нужно принять немедленно, ведь уже явило себя спасение. Христос проходит мимо нас, нельзя позволить Ему уйти совсем.

Иисус, собирая вокруг Себя своих учеников, указывает нам на важные стороны своего служения, своего учения, своей благотворной и целительной силы: Он применяет их не в одиночестве, а в общине. Иисус пришёл просвещать, исцелять, но также беседовать, собирать людей вместе. В начале Рядового времени, когда мы готовимся следовать за Иисусом дорогами Галилеи и дойти с ним до самого Иерусалима, было бы здорово обновить опыт первой встречи, когда мы приняли веру более сознательно и зрело. Прекрасно и очень нужно, потому что в ходе времени этот первый, неподдельный, самородный опыт отягощается рутиной, привычкой, усталостью… Возможно даже – кто знает? – кто и вовсе позабыл его, оставил в прошлом. Нужно вновь почувствовать свежесть слова Христа, зовущего меня по имени, восстановить его в памяти и вновь дать на него великодушный ответ, который мы, возможно, некогда и дали, но которому позднее позволили угаснуть. Вернуться в Галилею, к озеру, где мы оставили лодку и сети, почувствовать, что стоило рискнуть последовать за Назаретским Учителем. Или, быть может, мы всё ещё слишком запутаны в сетях, и нам нужно провести эту встречу впервые. Для некоторых это может быть первоначальным опытом, для других – опытом обновления и углубления. Но главное, что Иисус проходит возле нас, дарует нам свет, зовёт нас по имени.

Нужно, и нужно именно нам, чтобы Христос задавал нам вопросы, подчас неудобные; нужно, чтобы мы дали их нам задать, чтобы Он произнёс имя каждого из нас или дал новое, чтобы Он призвал нас к покаянию (ведь мы отнюдь не совершенны), чтобы Он расширил наши горизонты, расшевелил нас. Расшевелить можно по-разному, не все должны оставить всё в буквальном смысле (хотя некоторые действительно к тому призваны), но все мы призваны к свободе (выпутаться из сетей), к ответственности за наших братьев, к следованию.

Приходя на зов Христа, мы встречаемся с другими призванными, мы встречаемся с Церковью. Для многих это становится первым препятствием. Но именно здесь мы встречаемся со Христом и следуем за Ним. Служение Иисуса, как мы уже сказали, осуществляется не в одиночестве, а в общине. Царствие Божие и новые времена, торжественно открытые Иисусом, это времена созыва, обращения, встречи и общины, а не рассеяния и разрыва. Мы видим в евангельском отрывке, как Иисус становится осью, вокруг которой собираются ученики. Хотя, во избежание всякого искушения идеалистичного романтизма относительно той общины, мы находим к ней контрапункт в Послании к Коринфянам. Иисус собирает нас вместе, но мы, не полностью обращённые, принимаемся разделять, отсекать, создавать партии… В Коринфе во времена св. ап. Павла верные делились на группы, носившие имена Аполлоса, Павла, Петра, даже Христа (всегда есть особенные). Заметим, что они ссылались на власть тех, кто ею на самом деле обладал. Но они поступали так не в духе Евангелия, поскольку плодом служило разделение. Эта болезнь по-прежнему нас одолевает, мы всё ещё больны тем же вирусом. Сегодня нужно подставить иные имена, порой абстрактные (прогрессисты, консерваторы…), порой более конкретные, облечённые, как и в Коринфе, властью (многочисленные движения и харизмы, различные формы и течения духовной жизни). Но если это отдаляет нас друг от друга, разделяет, вместо того чтобы открыть нам глаза на взаимное принятие и осознание ценности богатства разнообразия (не станем забывать, что Иисус не разрушает нашей естественной сущности – Симон, рыболовы – но преображает её, возвышая – Пётр, ловцы человеков), мы занимаемся подделкой истинного духа Евангелия, пропуская мимо ушей, как следствие, призыв Иисуса. Однако, не следует приходить в излишнее возмущение: мы в пути, мы несовершенны, но призыв Иисуса это задача, доверенная нашей ответственности, ради которой нам нужно приложить усердие. Единство – скорее плод обращения, нежели отправная точка. Как призывает всех св. ап. Павел обратиться к единому Христу, в Котором мы были крещены, так же и сегодня необходимо, чтобы в Церкви, исходя из любого положения, харизмы или формы духовной жизни, мы умели обратиться к единому Христу, в Котором обретают смысл и полноту все харизмы и все призвания. И это возможно не одним лишь волевым решением и не чем-то вроде согласия на минимальные требования, но потому, что всякий из нас с интересом внимает Тому, Кто вновь и вновь зовёт нас по имени, чтобы, оставив сети и безопасную жизнь, мы отправились в путь за Ним вместе с нашим братьями. Именно Он, странствуя с нами и среди нас, есть свет, сияющий во мраке, который мы своими знамёнами не должны сокрыть.

Перевод: Денис Малов cmf

Edit