Размышления архиепископа Павла в Торжество Святейшего Сердца Иисуса

Апостол Павел пишет в конце первого послания к Фессалоникийцам: «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь, за всё благодарите» (1Фесс 5,16-17). Это — первый текст Нового Завета. Слова, которые Павел адресует верующим в Фессалониках, для священников становятся особенным призывом. Потому что радость, молитвенный дух и благодарность — вот три основные характеристики сердца священника.

Призвание священника будет затухать, если в глубине его сердца нет радости, с которой он дарит свою жизнь, если его сердце на протяжении всей жизни не сражается и не противостоит пустоте, окружающей нас, отчаянию, разрушающему мир, которые могут наполнить наше сердце горечью и сухостью к служению. Но, напротив, нужно каждый день всё больше благодарить за то, что в нас живёт любовь к Богу и Его народу; всё больше благодарить за харизму, за дар призвания к священству.

Из-за коронавируса мы были вынуждены остановить почти всю деятельность, и это заставило нас, как, пожалуй, уже давно не случалось, размышлять над тем, кто мы и чем живём, как осознаём самих себя и всё вокруг. Не исключено, что наше положение сегодня можно описать словами Толстого: «Людям нашего времени стоит только на минуту остановиться в своей деятельности, обдумать своё положение, примерить требование своего разума и своего сердца к окружающим их условиям жизни, чтобы увидать, что вся жизнь их, все поступки их есть постоянное вопиющее противоречие с их совестью, разумом и сердцем».

«Очень редкое явление есть подлинная радость», — писал Сенека. Из послания к Фессалоникийцам видно, что для Павла источником радости является само его служение Христу, и в частности энтузиазм в деле распространения Евангелия, настолько, что апостол готов ради этого служения «отложить» вечное пребывание во Христе. Если мы переживаем такую радость, то все трудности, связанные со служением проповеди Евангелия, не отнимают у нас уверенности в будущем счастье — это уже начало того стократ, которое обещал Иисус.

В служении священника буквально осуществляются слова Иисуса, которые Он сказал Своим ученикам перед смертью: «Истинно, истинно говорю вам: вы восплачете и возрыдаете, а мир возрадуется; вы печальны будете, но печаль ваша в радость будет. Женщина, когда рождает, терпит скорбь, потому что пришел час её; но когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир. Так и вы теперь имеете печаль; но Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас; и в тот день вы не спросите Меня ни о чём. Истинно, истинно говорю вам: о чём ни попросите Отца во имя Моё, даст вам. Доныне вы ничего не просили во имя Моё; просите, и получите, чтобы радость ваша была совершенна» (Ин 16,20-24).

Этот момент радости для священника уже пришёл, он уже живёт, устремлённый ко Христу, потому что священник своей христианской радостью обнимает всё благое, красивое, великое, что есть в этом мире. Священник, пребывая во Христе, связан со всем красивым, любимым, праведным и великим, что можно найти в этом мире.
Христианство без этого объятия радости превратилось бы в ещё одну грустную, тоскливую религию (Й. Хольцнер).

Радостное сердце — это сердце в молитве, в бодрствовании. И такое молитвенное сердце — это сердце щедрое. Быть священниками с сердцем, подобным Сердцу Иисуса, означает облачиться в Него — вплоть до того, чтобы иметь такие же, как у Него, чувства. «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в искушение» (ср. Мф 26,41), — говорит Иисус Своим друзьям в самый тяжёлый момент Своей земной жизни, в Гефсиманском Саду. Каждый раз, когда мы отдаляемся от Иисуса или пренебрегаем нашими с Ним отношениями, наше служение постепенно увядает, и нашим лампадам не хватает масла, чтобы осветить жизнь (ср. Мф 25,1-13).

Пример созерцания и бодрствования в молитвенном духе мы можем найти в Божией Матери. Мария, всецело сформированная Словом, приглашает всех священников, подобно Ей, войти в тайну веры, посредством которой Христос приходит, чтобы сотворить Себе обитель в нашей жизни. Священник в определённом смысле «зачинает и рождает» в себе самом Глагол Божий, и если по плоти у Христа только одна Матерь, то по вере Христос — плод всех. Произошедшее с Марией может день за днём заново происходить и в каждом из нас благодаря слушанию Слова и совершению Таинств (ср. Бенедикт XVI, Verbum Domini, 28). Наше согласие следовать за Иисусом в соответствии с тем призванием, которое Он нам даровал, даёт нам возможность всё глубже проникать в Тайну Бога, которая есть сам Христос. Однако, наше «да» не может быть произнесено раз и навсегда. Апостол Павел прекрасно понимал, — и со временем эта его интуиция многократно подтвердилась, — что если кто-то встретил Христа, но потом в его жизни эта встреча не имеет живого продолжения, то рано или поздно он уходит из призвания, и затем, увы, также из общины.

Путь распознавания своего призвания необходимо продолжать всю жизнь, чтобы открывать Тайну Бога в настоящем моменте и узнавать, что значит творить волю Божию сейчас, в этих конкретных обстоятельствах. Это путь постоянного углубления в тайну Слова, путь нового и всё более глубокого познания тайны Бога в своей собственной жизни. Святой Бернард говорит: «Не забывай о хлебе сем, дабы не очерствело сердце твоё, но дабы насыщалась им душа твоя. Если так ты соблюдёшь слово Божие, несомненно, и оно соблюдёт тебя» (Св. Бернард Клервоский, Слово пятое об Адвенте).

Иисус благодарит Отца за щедроты, которые Он расточает перед малыми, но скрывает от тех, кто, из-за склонности человеческого сознания к предрассудкам, не способен их увидеть (ср. Мф 11,25). Поэтому щедрость — это свойство, особенно присущее христианскому духу, эта добродетель – неотъемлемая часть подлинного служения пастыря. И щедрость священника в его служении подразумевает молитвенный дух, для подражания Христу, чтобы священник имел в себе те же чувства, что и у Иисуса Христа. Господь в Евхаристии есть Он Сам — Живое Слово. Господь рядом с нами действием Святого Духа в нашем сознании, в Его Слове, в Таинстве Евхаристии. Мы — один народ Божий, который идёт по следам истории, потому что Господь — посреди нас, Он говорит нам и питает нас Своими Словом и Плотью (ср. Франциск, Aperuit illis).

Нам надо серьёзно подумать о том, как после окончания изоляции помочь нашим верующим вернуться в храмы, чтобы они снова участвовали в воскресной Святой Мессе, чтобы Святая Месса переживалась должным образом. Из-за коронавируса в какой-то момент мы в Архиепархии почти полностью вынужденно остались без публичных Святых Месс. Но благодаря священникам мы не остались без Евхаристии, мы не остались без Христа. И мы все с волнением повторяли молитву духовного причастия: «К Твоим стопам, о мой Иисусе, я припадаю и приношу Тебе раскаяние своего сокрушённого сердца, погружённого в собственное ничтожество и в Твоё святое присутствие. Поклоняюсь Тебе в Таинстве Твоей любви и желаю принять Тебя в бедной обители, какую предлагает Тебе моё сердце. В ожидании блаженного момента, когда я приму Тебя в Святом Причастии, желаю получить Тебя в духе. Приди ко мне, о мой Иисусе, чтобы я смог прийти к Тебе. Да воспламенит Твоя любовь всё моё существо, в жизни и в смерти. Верую в Тебя, надеюсь на Тебя, люблю Тебя. Аминь».

Какое утешение, какое смиренное мужество мы обретаем, когда осознаём реальное духовное присутствие Христа рядом с нами и, действием Святого Духа, внутри нас! Сколько свидетельств об этом я получил от семей, от врачей, от пожилых людей! Они сопровождают меня до сих пор: эти свидетельства, эти люди уже неразрывно связаны с самим присутствием Христа в моей жизни. Как мы открываем присутствие Христа посреди нас? Каким образом продолжается, возобновляется встреча с Христом?

Литургия — это важное, незаменимое место для того, чтобы мы учились жить общинной жизнью. В молитвенной литургии личность не растворяется в обществе анонимов. Личность становится одним единым целым с другими личностями, их голоса и сердца сливаются в одно, не обезличиваясь. Итак, священник особым образом уподобляется Сердцу Иисуса во время священнопразднования Евхаристии, соединяясь с жертвой любви Господа к Своему народу, а также в Таинстве Примирения.

Священник, стремящийся уподобиться Христу, — прежде всего служитель милосердия и примирения. Храня в сердце память о том, как Господь не ради его личных заслуг увидел и позвал его, и переживая каждодневный опыт присутствия Божия милосердия буквально во всём, что с ним происходит и что он совершает, священник должен стать притягательным знаком любви Бога, Который хочет достичь каждого человека в любой жизненной ситуации, чтобы исцелить его от зла. Нам необходимы священники милосердные, способные принять, выслушать и особым образом сопровождать братьев в Таинстве Примирения.

Народ Божий, участвующий в этих таинствах, наполняется благодарностью за щедрое служение пресвитеров и отдачу их жизни. Священник потому может сопровождать вверенных ему людей, что он благодарен Иисусу, Который сопровождает его именно через призвание. Благодарность Богу поддерживает сострадательность. Священник имеет уникальную возможность: приближаться, а не отдаляться от ран своих братьев. Таким должно быть сердце пастыря, если он стремится иметь в себе чувства Христа, чувствовавшего глубокое сострадание при виде измученных и изнурённых людей (ср. Мф 9,36).

Христос жаждет делиться Своей любовью, особенно когда встречает горе и страдание, причинённые болезнью, отвержением общества или любой формой материальной и духовной нищеты; как Добрый Самаритянин, полный сострадания, Он склоняется над раненой плотью братьев, оздоровляет её и исцеляет, становясь живым явлением любви Бога Отца.

Священников, Своих служителей, Иисус призывает иметь такое же сострадающее сердце, которое проявляется в открытости, в деятельном и глубоком разделении страданий и невзгод других, в способности строить отношения, вновь зажигающие надежду, в заботе о ранах народа Божия — через близость с людьми, через дружбу, через преподание благодати Таинств.

Edit