Памяти о. Александра Хмельницкого

В среду, 19 мая, в Москве попрощались со священником-доминиканцем отцом Александром Хмельницким, который с 1990 по 2008 год был главным редактором журнала и издательства «Истина и жизнь», а также служил настоятелем прихода Божией Матери Фатимской в Москве (1991-2001 гг.).

Заупокойную Мессу в храме св. Людовика Французского отслужил архиепископ Павел Пецци. Ему сослужили генеральный викарий Архиепархии свящ. Кирилл Горбунов, священники из Ордена проповедников и других монашеских конгрегаций и приходов. С отцом Александром пришли попрощаться не только прихожане, друзья, но и коллеги, которые сотрудничали с созданными им журналом и издательством.

В своей проповеди владыка Павел отметил, что неслучайно этот журнал, который также дал импульс другим христианским средствам массовой информации, был назван «Истина и жизнь»: «Теперь эта жизнь вечная, эта жизнь, которая не знает конца, тебе не только ведома, но ты можешь обнимать её или, вернее, ты можешь окончательно позволить Пресвятой Троице обнимать тебя».

Епископ отметил, что путь отца Александра был непростым, как и путь многих в те годы, когда ещё не был разрушен Советский Союз, и пусть большинство из нас мало знает внутренние повороты этого непростого пути, он был отмечен великой надеждой: «Это, наверное, главная составляющая твоего решения сначала принять Крещение в Католической Церкви, а потом и стать священником».

Владыка подчеркнул тот особый путь, который приготовил Господь для отца Александра в Своей Церкви: «Твоё служение было каким-то образом пророческим. В те времена, когда мы все думали только о приходах, ты, может быть, наивно, но мужественно объявил, что не чувствуешь себя пастырем в приходе в классическом смысле, но чувствуешь, что твоя священническая миссия может найти исполнение в другой, не менее важной сфере – в сфере СМИ, коммуникации».

«Дорогой отец Александр, ты можешь ещё много делать для всех нас», – сказал епископ в завершение проповеди. – «Ты можешь сопровождать наш путь. И особенно я прошу тебя внушать надежду, уверенность тем молодым людям, которые желают следовать за Христом путем священничества, но чувствуют себя уязвимыми, недостойными, неспособными. Чтобы твоё ходатайство помогло им уповать лишь на изобилие даров Святого Духа, как ты сам это сделал. Аминь».

От лица провинциала и всех братьев польской провинции Ордена проповедников прощальную речь произнес настоятель Прихода Успения Божией Матери в Курске свящ. Кшиштоф Буяк, OP. Он сказал, что в эти дни около 400 священников будут служить Святые Мессы за отошедшего к Господу собрата и его имя будет включено в молитву за усопших доминиканского Ордена.

Также с Информационной службой Архиепархии воспоминаниями об отце Александре поделились те, кто дружил с ним долгие годы, знал его как священника, переводчика, редактора и издателя.

Жизнь до обращения и начало пути в Церкви

В интервью католической газете «Свет Евангелия» в 2001 году сам отец Александр рассказывал, что родился и вырос в Москве, в семье, не принадлежавшей никакой религиозной традиции. Однако его друг и союзник во многих начинаниях на протяжении 44 лет Владимир Михайлович Юликов уточняет, что его мать была из старообрядческой семьи.

Когда они познакомились в 1977 году, Александр Хмельницкий работал переводчиком, в том числе, его приглашали переводить во время встреч высоких гостей из-за рубежа в Министерство иностранных дел СССР. «Одетый с иголочки, с аккуратной бородкой, он выглядел как высококлассный чиновник Николаевской России», – вспоминает Владимир Михайлович. – «Когда я спросил его, правда ли, что он думает по-английски, он ответил очень просто: «Но так же короче». И, конечно, он прекрасно знал индийские языки, которые изучал в университете» (Институт стран Азии и Африки МГУ будущий священник окончил в 1965 году). Параллельно с переводами для МИДа он работал в издательстве «Прогресс», где должен был искать идеологические ошибки в переводах трудов Маркса, Энгельса и Ленина на индийские языки.

Но уже через несколько лет Александр Хмельницкий оставил высокооплачиваемую работу в идеологических организациях и устроился дежурным на стоянку Авиационного института, что позволило ему посещать Мессу в храме св. Людовика на Лубянке каждое утро, а в течение дня, сидя на посту, читать религиозные книги.

На вопрос, что за изменение произошло в перспективном советском молодом человеке, сам отец Александр в том же интервью 2001 года отвечал, что таким импульсом стало знакомство с православным священником отцом Александром Менем, а вернее сначала – с небольшой группой его друзей, среди которых были тайно рукоположенные католические священники Владимир Никифоров и Сергей Николенко. Они собирались вместе, чтобы изучать Катехизис. Современного православного Катехизиса в те годы просто не существовало, поэтому они читали американский католический Катехизис на английском языке и параллельно переводили его на русский. «Это было такое изложение веры, которое привлекало умных, квалифицированных, способных молодых людей», – рассказывает Владимир Михайлович Юликов. – «Также определенную роль в его и в моём обращении сыграл Папа Иоанн Павел II, первыми словами которого, произнесенными на весь мир, были: «Не бойтесь!» Мы все, изучавшие Катехизис, слушали проповеди Папы, и они были глотком жизни на фоне идеологии, в которой мы жили».

В 1980 году Александр Хмельницкий попросил о Крещении в храме св. Людовика, а принял это таинство от епископа на покое Шарля де Прованшера, который был связан с сестрами Шарля де Фуко и иногда приезжал в Москву. Уже через пару лет после этого у него стали возникать мысли о призвании и, получив рекомендацию от отца Станислава Мажейки, в 1985 году он отправился в семинарию в Ригу, однако, так и не смог поступить туда – устремления молодого человека из Москвы ожидаемо вызывали подозрения у местного духовенства. Поэтому несколько лет будущий отец Александр просто жил при храме и переводил книги для семинарии с польского на русский язык.

Убедившись, что все пути к священству в Риге для него закрыты, он попросил московских сестер-доминиканок из Абрикосовской общины связать его с польскими доминиканцами. И этот путь сработал: ему удалось выехать в Краков, а затем – в Познань, где он прошёл короткую подготовку и был рукоположен в пресвитеры в 1989 году в Пруднике.

Так Александр Хмельницкий стал первым священником-доминиканцем латинского обряда, родившимся в Москве.

Служение в приходе и Орден проповедников

В том же 1989 году с отцом Александром познакомился востоковед, литургист, христианский публицист и переводчик Пётр Дмитриевич Сахаров.

«Я искал в Москве такую католическую общину, где совершалось бы уже реформированное богослужение на русском языке. Ведь в храме св. Людовика (единственном в то время действующем католическом храме Москвы) службы сохраняли еще множество дореформенных элементов, да и русский язык, если и присутствовал, то был весьма своеобразным», – рассказывает он. – «И оказалось, что есть в Москве уже зарегистрированная католическая община св. Владимира и что руководил ею священник Александр Хмельницкий, для которого русский язык – родной. Мессы по воскресеньям и праздникам совершались на квартире Натальи Леонидовны Трауберг. А помимо этой общины существовал католический клуб «Духовный диалог», проводивший разные мероприятия просветительского характера, и в его деятельности тоже участвовал отец Александр. Я сразу же активно подключился и к работе клуба, и к жизни этой общины, вскоре ставшей самостоятельным приходом в честь Фатимской Божией Матери, настоятелем которого официально был назначен отец Александр. Не имея собственного помещения, этот приход проводил свои богослужения в храме св. Людовика».

Пётр Дмитриевич признаётся, что его долгое время удивляла принадлежность отца Александра Ордену проповедников (доминиканцев): «Я не мог понять, почему он выбрал именно этот монашеский орден. Мне казалось, что по складу своему отец Александр совершенно не соответствовал призванию этого ордена. Доминиканец в моем представлении должен был быть пламенным проповедником, который блистал бы ярким красноречием. Но отец Александр был человеком тихим и очень замкнутым, да к тому же – при всем своем бесспорном интеллектуальном потенциале и огромной эрудиции – не отличался ораторскими способностями. Зачем ему доминиканский орден? Мало ли в нашей Церкви других монашеских институтов, которые больше соответствуют его дарованиям и его подлинному призванию? Но позже я понял, что он был именно проповедником. Настоящим проповедником Христа, возвещавшим Его Благую Весть современным людям в нашей стране. И возвещавшим ее очень интенсивно и очень плодотворно. Просто он делал это в основном не посредством проповеди с церковного амвона, а другими, не менее важными и не менее действенными путями, где нашел подлинное применение своим талантам. Конечно, в первую очередь, следует назвать издательство «Истина и Жизнь», созданное по его инициативе и успешно работавшее под его руководством много лет».

О том же свидетельствует отец Мариуш Возняк, OP, который поделился воспоминаниями о собрате по Ордену с Ольгой Хруль для сайта «Рускатолик». «Для меня, кроме двух разговоров «по душам», о. Александр оставался человеком таинственным, как бы скрытым, но в то же время мощно и преданно посвятившим себя издательству как способу осуществления нашей доминиканской харизмы – проповеди Слова Божия», – говорит он.

Журнал и издательство

Отец Александр основал журнал «Истина и жизнь» в октябре 1990 года. Он был официально зарегистрирован месяцем позже и стал первым католическим периодическим изданием в России.

«Информационный листок «Истина и Жизнь», первоначально издававшийся на ротапринте, вскоре стал полноценным католическим журналом», – вспоминает Пётр Дмитриевич Сахаров. – «И если поначалу этот ежемесячник был предназначен только для утоления информационного голода русских католиков, то очень скоро отец Александр понял, что журнал не должен быть печатным органом местного католического «гетто», и сумел придать ему более широкий профиль, сделав его христианским журналом, говорящим о христианских ценностях через призму самых различных проблем как Церкви, так и внешнего мира, как истории, так и современности, как науки, так и художественной культуры, – журналом, который многим людям стало очень интересно читать. А помимо журнала издательство «Истина и Жизнь» публиковало много книг – включая и богослужебные книги, и просветительские, и художественную литературу».

Владимир Михайлович Юликов возглавил собственную типографию, потому что те, с которыми они пытались сотрудничать в Москве на тот момент, часто срывали сроки: «Они только брали деньги и ничего не делали вовремя. В итоге, рождественский номер выходил к Пасхе, когда он был уже никому не нужен», – вспоминает он. – «Но типография для одного журнала просто не имеет смысла. Как её содержать? Поэтому мы также печатали книги для «Духовной библиотеки», журнал «След» и др.».

Что касается самого журнала «Истина и жизнь», в интервью 2001 года отец Александр говорил, что, на его взгляд, журнал окончательно оформился к 1995 году, когда они вышли за узкие рамки конфессии и стали публиковать общехристианские материалы. Среди авторов было больше православных, чем католиков, и все они были профессионалами.

Под редакцией отца Александра журнал выходил вплоть до 2009 года, но трудности с финансированием давали о себе знать, и уже в 2007 году количество номеров было сокращено с 12 до 3 в год, а в 2009 году проект был окончательно закрыт.

Иной вклад в возрождение Католической Церкви в России

Пётр Дмитриевич Сахаров отмечает и другой важный, хотя и не столь заметный аспект деятельности отца Александра Хмельницкого – «его вклад в подготовку русских переводов богослужения Католической Церкви, особенно на первоначальном этапе этой долгой работы. Вот и здесь по-своему проявилось его призвание проповедника».

О том же свидетельствует и Владимир Михайлович Юликов, напоминая о переводах учебников для семинарии, которые сделал Александр Хмельницкий в Риге. Позже, в Москве, он также оставался вовлечен в подготовку русских переводов – в полной мере проявился его талант находить и привлекать к этой работе нужных людей.

«Кроме того», – рассказывает Владимир Михайлович, – «отец Александр, благодаря совершенному знанию английского, а также ряда других языков, был контактным лицом для иностранных гостей, которые приезжали сюда в надежде встретиться с русскими католиками, привозили деньги, книги, статуи Божьей Матери… Их встречи с московскими католиками устраивал отец Александр. А номер телефона в Ватикане был мой, потому что у меня единственного из московских католиков тогда был факс».

Многие сегодня повторяют, что отец Александр Хмельницкий был человеком камерным, тихим, склонным к закрытой, уединенной жизни. Однако его непревзойденный талант сводить людей вместе сыграл важную роль в 90-е годы, в частности, в организации выезда советских молодых людей на Всемирный день молодёжи в Ченстохове в 1991 году или в рождении общины «Духовный диалог», объединившей видных представителей московской интеллигенции. Плоды этих встреч, многолетнюю дружбу, творческие и духовные союзы отдельных людей можно справедливо считать частью наследия отца Александра.

* * *

Священник Александр Хмельницкий похоронен в четверг, 20 мая, на Ястребковском кладбище (Московская область, Одинцовский район, рядом с деревней Ястребки).

Вечный покой даруй ему, Господи! И да сияет ему свет вечный.

Текст: Анастасия Бозио
Фото: Ольга Хруль

Edit