Память, благодарность, надежда: проповедь епископа Николая в 30-ю годовщину восстановления структур Католической Церкви в России

Возлюбленные во Христе братья и сёстры,
сегодня в интернете есть много сообщений из разных точек России, напоминающих, что сегодня католики празднуют 30-летие восстановления структур нашей Церкви в России. И кое-кто уже назвал этот день «праздником структур». На самом деле, это абсолютно не так, и смысл нашей сегодняшней молитвы и празднования абсолютно не в том, чтобы отметить какую-то годовщину структур.

Для нас, верующих, сегодняшний день – это прекрасный повод для памяти, для благодарности и для надежды. Поэтому для всей нашей Церкви этот день знаменателен и красноречив.

Эта дата – прекрасный повод для памяти о той истории Католической Церкви, которая очень слабо изучена и известна даже нам, католикам. Кому-то может показаться, что всё началось 30 лет назад, как будто приехали какие-то новые миссионеры и появилось какое-то новое религиозное движение. На самом деле, это не так. И хоть мы и говорим сегодня о 30-летнем периоде возрождения нашей Церкви, мы не можем не вспомнить обо всей богатой и драматичной истории Католической Церкви в России. Начиная с её начала, с её истоков, которые уходят глубоко в века. Здесь, на Западе – вплоть до Х века, до времён святого Олафа Норвежского, когда возникли первые латинские церкви в Старой Ладоге и в Новгороде. От них не осталось уже и следа, но память об этих самых первых свидетельствах присутствия католиков в России беречь необходимо.

Мы также воспоминаем историю последующих веков, в различных регионах России, связанную с миссиями францисканцев и доминиканцев, с плодами этих миссий, и, конечно же, помним – и это уже более известные нам страницы истории – историю Могилёвской Архиепархии, основанной в 1782 году. Архиепархии, которая простиралась фактически на всю территорию тогдашней Российской Империи. И также воспоминаем её драматическую судьбу. И не только потому что Церковь, представленная этой Архиепархией, в советское время была преследуема и почти полностью ликвидирована, но также потому что как раз из этой страдавшей, но не умершей Архиепархии 13 апреля 1991 года были выделены апостольские администратуры в Москве и Новосибирске.

Это всё живая история, которая говорит о том, что в течение веков наша Церковь в России жила. И хотя мы можем говорить о её возрождении в 90-е годы, мы не отождествляем структуры с самой Церковью. В течение драматических и порой трагических десятилетий преследований во времена Советского Союза Церковь всё-таки оставалась жива, потому что были глубоко верующие и верные люди. Они приходили в два оставшихся открытыми храма (в Москве и в Санкт-Петербурге), рискуя собственной жизнью и жизнями своих близких. Многие другие, кто жил в различных регионах нашей страны и в ссылке, берегли веру в своих сердцах. И это оказалось чуть ли не самым важным в жизни Церкви в тот период. Они не только молились и вели благочестивую жизнь, но также были способны, несмотря на все трудности и опасности, передавать живую, ревностную и верную веру своим детям и внукам. Хотя не хватало священников, катехизаторов, храмов, Церковь продолжала жить, потому что Церковь – это живые люди, живой организм.

Мы воспоминаем сегодня и новые начала, когда в 90-е годы появилась возможность свободно исповедовать веру и когда на наше духовное пепелище прибыли люди из разных концов земли, готовые проповедовать Евангелие, желающие нести благую весть и утешение тем людям, которые чувствовали себя слабыми и рассеянными, а также тем, которые ничего не могли слышать о Христе, но жаждали Его услышать.

Воспоминание обо всех этих периодах будет плодотворным, если будет рождать в нас благодарность Богу за нашу веру, за нашу Церковь, за то, что каждый из нас является её частицей. Это не мы выбрали Христа, не мы выбрали веру. Сам Христос выбрал нас и предивным, неповторимым образом каждого привёл в Церковь и даёт путь спасения в ней. Прежде всего за это мы благодарим Господа сегодня, за то, что мы удостоились участвовать в этих великих чудесах. Мы благодарим Господа за тех, кто в годы преследований и гонений не дал потухнуть огонькам веры в своих семьях, в своих сердцах, в своём окружении. За тех, кто хранил память, за тех, кто молился, за тех, кто порой дорогою ценой не стеснялся признаться, что он не просто верующий, а ещё и католик. Когда-то в Советском Союзе это было особенно неудобно, а порой и опасно. Мы сегодня воспоминаем этих людей, хотя не можем перечислить их всех по именам, но за каждого из них благодарим Господа.

Мы благодарим Его также и за тех, кто в начале 90-х и в другие годы возрождения нашей Церкви, оставляя свои страны, свои епархии, свои обители, прибывал сюда, в Россию, где по многим параметрам было и остаётся много неудобств, но где было и есть что-то более важное – призвание возвещать миру Евангелие и вместе созидать единую Церковь. Во вступительной молитве мы слышали, что в отдельных Церквах является свидетельство единой, вселенской, святой и апостольской Церкви. И каждый из тех, кто прибыл в Россию, кто хотя бы недолго служил здесь, является свидетелем этого единства и достоин благодарности.

Пусть наши сердца наполняются благодарностью и за последующие годы, вплоть до сегодняшнего, поскольку благодарность – это самое христианское выражение любви, принятой от Бога, на которую мы отвечаем своей жизнью.

И, конечно, сегодняшний юбилей – это замечательный повод для надежды, для того, чтобы мы не только смотрели в прошлое и благодарили за сегодняшний день, но также с надеждой, с упованием смотрели в будущее. Прежде всего, необходимо вспомнить о надежде на примирение, на стремление к единству. Во время Великого поста у нас было такое своеобразное духовное стояние в преддверии празднования сегодняшнего дня, связанное с богослужением покаяния и примирения. Я очень надеюсь, что многие из вас участвовали в таком богослужении и что Господь через него смог коснуться многих израненных сердец. Мы ранены и раним других. Мы грешные и страдаем от несправедливости других. Но сам Господь исцеляет всё это, если наше сердце открыто для примирения. Мы молим Господа о благословении для нашей Церкви с надеждой, что Он будет вести нас, примиренных и обновленных, новыми путями.

Один из священников, когда мы обсуждали предстоящую годовщину, сказал с долей недоумения: «Что это за юбилей – 30 лет? Это не 25 и не 50. Зачем его вообще праздновать?» Я задумался и вдруг вспомнил балладу об Илье Муромце, который ровно 30 лет лежал на печи, потому что не умел ходить. И вот в 30 лет он остался дома один, и тут пришли странствующие нищие и попросили, чтобы он им что-то дал. И в доме есть всё, но дать он ничего не может, потому что ходить не умеет. И говорит им: двери открыты, зайдите, возьмите, нам не жалко. А они трижды требовали, чтобы Илья Муромец сам встал и накормил их. И случилось чудо: он встал на ноги, и с тех пор началась дальнейшая история Ильи Муромца. Может быть, что наивно, но я верю и надеюсь, что Господь может так прикоснуться и к нашей Церкви, чтобы мы поняли, что пора становиться на свои ноги.

Будем вместе призывать благодать Божью, чтобы мы перестали оправдываться тем, какие мы маленькие и парализованные, но услышали тот голос, который говорит нам: встань, иди и делай. Поверили, что мы способны, что для этого Господь нас призывает. Пусть наши сердца будут открыты.

Edit