7 декабря – память святого Амвросия Медиоланского

Амвросий стал епископом в то время, когда Церкви, ещё не вполне оправившейся от трёх веков гонений, угрожала с одной стороны ересь арианства, а с другой попытки язычников вернуть утраченное господство и политическое влияние.

Когда во время богослужения Адвента мы поём Conditor alme (Создатель неба звездного),  или Veni, Redemptor gentium (Гряди, Искупитель народов) на Рождественской службе, часто ли нас посещает мысль о человеке, который 1600 лет назад сложил эти прекрасные стихи, сегодня звучащие во множестве церквей мира и наполняющие нас радостью  во славу Божию? 

7 декабря Церковь отмечает память святого Амвросия Медиоланского, епископа и Учителя Церкви, равно почитаемого Восточной и Западной Церковью, богослова,  чудотворца, поэта и музыканта. 

Святой Амвросий родился в городе Августа-Треверорум (сейчас Трир)  в богатой и знатной семье римского гражданина Амвросия Аврелия. Если принимать, как факт, что  отец святого на момент его рождения был префектом Галлии, как утверждают некоторые биографы, а не просто крупным чиновником в администрации этой области Римской империи, как полагают другие, годом его рождения следует считать 339 или 340 гг. Если же опираться на письмо самого Амвросия к Максиму, написанное осенью 387 г., в котором он говорит, что ему теперь 53 года, то время его рождения – осень 334 г. Семья Амвросия, вероятно происходившая из Греции, издавна исповедовала христианство.

Мученица Сотерия, пострадавшая во время гонений Диоклетиана приходилась ему близкой родственницей, его родная сестра Марцеллина, вместе с подругой Кандидой и её сестрой решившая сохранить девство из любви к Христу, в 353 г. по благословению Папы Либерия присоединилась к числу дев святого Петра. Однако, в соответствии с обычаем откладывать крещение до наступления зрелого возраста, а иногда и до глубокой старости, широко распространённым в христианских семья того времени, получивший христианское воспитание мальчик не был крещён, считаясь катехуменом.

Как гласит легенда, раннее детство Амвросия было отмечено необычным происшествием, которое близкие сочли чудесным. Когда младенец спал во внутреннем дворе, рой диких пчёл опустился на ребёнка и облепил его голову и лицо, а когда взлетел, то стало видно, что пчёлы не причинили маленькому Амвросию никакого вреда. Отец его, которого перепуганная нянька позвала на помощь, увидев это, сказал: «Если останется жив этот младенец, то станет кем-то великим».  Этот эпизод, как будто бы совершенно фантастический и вполне вписывающийся в обычную практику авторов первых жизнеописаний святых, подчеркивавших, что те с самого детства коренным образом отличались от прочих людей, и что их жизнь с рождения сопровождалась чудесами и знамениями, тем не менее, вполне может быть правдой. Впервые он упомянут в жизнеописании Амвросия, составленном его секретарём – св. Павлином Медиоланским, опиравшимся на рассказы хорошо знавших Амвросия людей, среди которых была его старшая сестра Марцеллина.

Около 340 г. отец Амвросия умер. После смерти мужа вдова с тремя детьми, из которых Амвросий был младшим, переехала в Рим, где семья заняла подобающее ей место среди наиболее богатых и славных семей империи, и позаботилась о том, чтобы дети получили достойное образование. Наученный «свободным искусствам», то есть грамматике, риторике и праву, прекрасно знавший латинскую и греческую литературу и философию, Амвросий был также хорошо знаком с богословием. Ещё в Риме, будучи мирянином, он написал толкование на четыре Книги Царств и переводил Иосифа Флавия. Однако в то время он не собирался становиться священником и готовил себя к государственной службе.

Он  начал своё поприще как адвокат в Сирмии и, благодаря своей одарённости, честности и трудолюбию стал быстро продвигаться по службе. Вскоре, префект Петроний Проб сделал его своим советником, а через некоторое время, содействовал его назначению на пост губернатора провинций Эмилии и Лигурии, с резиденцией в Медиолане (сегодня, Милан). Будучи христианином по внутреннему убеждению, вступивший в новую должность тридцатилетний губернатор, всё ещё не был крещён, но его стремление к справедливости, доброе сердце, учёность и красноречие снискали ему уважение и любовь граждан Медиолана.

В то время Медиолан находился под сильным влиянием ариан и епископскую кафедру занимал арианский епископ Авксентий. Когда в 374 г. Авксентий умер, между арианами и католиками развернулась настоящая война. Каждая из сторон хотела выбрать своего епископа. Когда страсти накалились настолько, что ситуация стала опасной, губернатор должен был выйти на площадь, чтобы успокоить спорящих. В то время, как он стал продвигаться через толпу, детский голос внезапно воскликнул: «Амвросий – епископ!» и противники, тотчас придя к согласию, подхватили этот клич. Амвросий, всё ещё бывший катехуменом, не считая себя достойным епископства, предпринял несколько попыток отказаться. Он даже пытался скомпрометировать себя, показавшись демонстративно, в обществе блудниц, а когда это не удалось, бежал из города, но был настигнут и, в конце концов, вынужден согласиться, в течение семи дней крестившись, приняв рукоположение в пресвитеры, а затем епископскую хиротонию от католического епископа Лимения Верчелльского.  Раздав всё, что имел, за исключением небольшой части, выделенной на содержание сестры, новый епископ Медиолана приступил к своим обязанностям пастыря.

Амвросий стал епископом в то время, когда Церкви, ещё не вполне оправившейся от трёх веков гонений, угрожала с одной стороны ересь арианства, а с другой попытки язычников вернуть утраченное господство и политическое влияние. Новый епископ, за семь дней прошедший путь от крещальной купели до епископской кафедры, должен был употребить все свои способности на защиту истинной веры. Он сразу же заслужил славу прекрасного проповедника. Его дар красноречия был так велик, что по свидетельству обращённого им Августина Аврелия, будущего Учителя Церкви и святого, вначале тот, тогда ещё последователь учения манихеев, не вдумывался в смысл сказанного епископом, наслаждаясь только изяществом и великолепием его словесных построений. Но Амвросий умел говорить не только красиво, что в то время ценилось очень высоко, но и убеждать. Так, на созванном по его инициативе соборе в Аквилее он, последовательно разобрав все пункты доктрины Ария, неопровержимо доказал собравшимся епископам ложность его учения.

Благодаря его авторитету и личному мужеству, ему удалось не допустить возвращения в зал Римского Сената языческого алтаря богини Виктории, а когда он увидел, что император Феодосий колеблется и склоняется в пользу язычников, не побоялся воззвать к его совести христианина.  В то время, как многие христиане, не чувствуя себя в безопасности искали заступничества императора, он, намного опередив своё время, отстаивал независимость Церкви. Для него император был только одним из его духовных детей, за душу которого он ответственен перед Богом. Когда Феодосий, в отместку за убийство в Фессалониках своего военачальника, отдал город на волю солдат, в результате чего погибли несколько тысяч мирных жителей, он не побоялся  отлучить императора от причастия. В конце концов, Феодосию пришлось принести публичное покаяние.

Не однажды последователи ариан, видя в нём причину своих неуспехов, устраивали заговоры против Амвросия, но ни одна из этих попыток не удалась, несмотря на то, что в период несовершеннолетия императора Валентиниана, в них принимала деятельное участие мать императора – Юстина – сторонница ариан.  Когда ею было инспирировано написание императором письма с требованием передать  медиоланскую базилику арианам, Амвросий ответил, что император не может вмешиваться в дела Церкви и что храм Божий принадлежит Богу, власть Которого выше императорской. Когда же ариане попытались при помощи оружия захватить базилику, епископ заперся в ней вместе с верующими и, молясь о заступничестве свыше, выдержал трёхдневную осаду. По свидетельству биографов, ариане, зная, где находится вход в храм, благодаря чуду, не смогли найти его. Другие хронисты считали, что авторитет и уважение, которые питали к святому все жители Милана, не позволил им применить насилие.

Твёрдо противостоя попыткам еретиков и язычников нанести вред Церкви, борясь за каждую душу, Амвросий был неизменно добр к своим личным врагам. Он не только заступался за тех, кто пытался похитить или даже убить его, но и помогал тем, кому не удавалось избежать наказания за причинённое ему зло. Так, например, он содержал за свой счёт некоего Евфимия, пытавшегося организовать похищение епископа, но изобличённого и отправленного в ссылку.

Чудеса сопровождали святого Амвросия на протяжении всей его земной жизни. Он исцелял больных, находясь во Флоренции воскресил умершего мальчика и изгонял бесов. Им, благодаря указаниям, полученным свыше в пророческом сновидении, были открыты и с почётом перенесены в базилику мощи святых мучеников Гервасия и Протасия, от которых получили исцеление многие больные, одним из первых – слепой по имени Север. Позднее, подобным образом были обретены мощи мученика Назария.

Среди множества забот и трудов, сопровождавших жизнь пастыря, Амвросий, непостижимым образом  находил силы и для учёных трудов и занятий литературой и музыкой, чаще всего, отводя им время, предназначенное для сна. «…Нас всегда разделяла толпа занятых людей, которым он помогал в их затруднениях. – писал святой Августин, – Когда их с ним не было, то в этот очень малый промежуток времени он восстанавливал телесные силы необходимой пищей, а чтением — духовные. Когда он читал, глаза его бегали по страницам, сердце доискивалось до смысла, а голос и язык молчали. Часто, зайдя к нему (доступ был открыт всякому, и не было обычая докладывать о приходящем), я заставал его не иначе, как за этим тихим чтением. Долго просидев в молчании (кто осмелился бы нарушить такую глубокую сосредоточенность?), я уходил, догадываясь, что он не хочет ничем отвлекаться в течение того короткого времени, которое ему удавалось среди оглушительного гама чужих дел улучить для собственных умственных занятий…»  Плоды этих «малых промежутков времени» невозможно назвать иначе, как изобильными. В богословские труды святого Амвросия, снискавшие ему титул Учителя Церкви, вошли сочинения по богословию Троицы, и христологии, многочисленные проповеди, письма и комментарии на Книги Священного Писания. Он ввёл в литургическую практику Западной Церкви антифонное пение и сам сочинял гимны, двенадцать из которых дошли до наших дней и используются в современных богослужених, как и чин Мессы, называемый в память о нём Миланским.

Он был неизменно добр ко всем, включая своих врагов.  Он научился молиться непрестанно – днём и ночью. С первых шагов на духовном поприще Амвросий, выросший не просто в достатке, но в исключительном богатстве, до предела ограничил свои личные потребности, соблюдая обет нестяжания, и считал жадность одной из главных причин множества грехов. С момента рукоположения и до смерти он ел не чаще двух раз в день, обходясь самой простой пищей. Он работал для Церкви так много, что, по свидетельству его учеников, с тем, что он делал для обучения катехуменов, после того как он умер, с трудом справлялись четыре человека. Он избегал пользоваться услугами других, и даже свои письма и сочинения писал всегда сам, вопреки принятой тогда практике диктовки, отступив от этого правила, только в конце жизни будучи уже тяжело больным. 

Его переход к Отцу пришёлся на Пасху 397 г. С утра Великой субботы он молился, раскинув руки крестом, до той минуты, когда находившийся в верхней части дома епископ Верчельский услышав Голос, приказывавший ему поторопиться, так как Амвросий вот-вот умрёт, поспешил к нему с последним Причастием. Приняв в последний раз Христа в Святых Дарах, святой сейчас же испустил последний вздох. 

Его тело перенесли в церковь, и, так как во время таинства Крещения, совершавшегося по принятой тогда практике в Пасхальную ночь, многие дети, вынимаемые из купели, поворачивали голову к пустому креслу епископа,  многие говорили, что будучи совершенно чисты сердцем эти новые члены Церкви видели Амвросия, сидящего на своём обычном  месте. С тех пор, как засвидетельствовано неоднократно, он часто является тем, кто обращается к нему с просьбой о заступничестве. 

Его мощи, подлинность которых была подтверждена археологическими исследованиями в конце XIX века, покоятся в Миланской базилике, в одной усыпальнице с обретёнными его усердием  мощами мучеников Протасия и Гервасия. 

Анна Кудрик

Edit