30 мая – память святой Жанны д’Арк

За короткий срок Жанне удалось сделать то, что велел ей сделать Бог – снять осаду с Орлеана и короновать короля Карла в Реймсе.

Святая Иоанна (Жанна)  д’Арк одна из тех легендарных героинь, которые мало кого оставят равнодушным. Феноменальная история жизни этой девушки заставляет исследователей задаваться вопросом, как юной крестьянке, которая по её собственному свидетельству не умела писать и читать и знала только три молитвы, выученные со слов матери, удалось вернуть своей стране независимость, казалось бы безвозвратно утраченную и изменить ход истории.

Точная дата рождения Жанны неизвестна, но не потому, что происхождение её таинственно, а потому, что в охваченной войной Франции не всегда велись точные записи о рождениях и смертях, особенно в крестьянской среде. Особы и познатней Жанны не всегда знали свой точный возраст. А вот место её рождения известно точно.  И тогда, когда она явилась ко двору дофина с просьбой дать ей войско, ибо она послана Богом, чтобы снять осаду с Орлеана и короновать Карла, как законного короля Франции, и во время двух процессов – того, на котором она была осуждена и того, на котором спустя несколько десятилетий реабилитирована, на её родину посылались специальные комиссии, чтобы узнать о ней всё, что только возможно. Во всех трёх случаях жители её родной деревни Домреми давали одинаковые показания – Жанну знали как добропорядочную, верующую, серьёзную девушку, четвёртого ребёнка в семье Жака д’Арка и Изабеллы  Роме, которая в этой деревне родилась и жила, ничем не отличаясь от других крестьянских детей, вплоть до того дня, когда архангел Михаил и святые Екатерина и Маргарита не сказали ей в видении, что она должна освободить «милую Францию» от захватчиков и вернуть мир на французскую землю.

Предположительно, Жанна родилась в 1410 или 1412 году, когда война между Англией и Францией, получившая в истории название Столетней шла уже более семидесяти лет. Из цветущей страны, поражавшей путешественников красотой городов и плодородием возделанных пашен, Франция превратилась в выжженную землю, где повсюду царили запустение и нищета. Девочка рано узнала, что такое война – не раз на её родную деревню нападали английские наёмники и их союзники бургундцы, грабившие крестьян и уничтожавшие всё, что не могли унести с собой, не раз ей вместе с родителями и односельчанами приходилось укрываться в ближайшей крепости, чтобы спасти свою жизнь. Здесь, в Домреми, как и её ровесницы, пасла отцовских овец и пряла шерсть с матерью, пела и танцевала с подругами, ещё не зная, к чему предназначил её Бог. В то время только одно отличало её от других крестьянских детей – чрезвычайная набожность. Она каждый день ходила к мессе, часто исповедовалась и по свидетельству кюре мессира Гийома Фрона «…лучше её никого не было в приходе».

Во время первого процесса, на одном из допросов Жанна сказала, что впервые услышала, а затем и увидела святых Екатерину и Маргариту и архангела Михаила, когда ей только что исполнилось 13 лет. Уже тогда ей открылось её предназначение, но она была ещё слишком мала, чтобы действовать. В ожидании своего часа девочка начала молиться за Францию и старалась меньше интересоваться мирскими делами. Прошло несколько лет, прежде чем в январе 1429 года Жанна покинула родительский дом и явилась в Вокулёр, к коменданту города Роберу де Бодрикуру, которого попросила дать ей провожатых, так как она должна идти к дофину. Дофин или король, как называла его Жанна, даст ей войско, с помощью которого она снимет осаду с Орлеана и отведёт дофина в Реймс – город, где короновались все французские короли. Вначале Бодрикур отреагировал на появление Жанны самым естественным образом, посоветовав ей возвращаться к отцу и заняться привычными женскими делами. Но Жанна домой не вернулась, а осталась в Вокулёре. Вскоре оказалось, что у неё с каждым днём появляется всё больше сторонников, которые видят в ней освободительницу Франции. Удивительно, но солдаты и офицеры, которых трудно было заподозрить в излишней экзальтированности и даже в мало-мальски серьёзной набожности, сразу же поверили Жанне. В ней была сила убеждённости в своей миссии. Жан де Мец, один из соратников Жанны вспоминал о первой встрече с ней так:   “Когда я впервые увидел в Вокулере Жанну, на ней было поношенное красное платье. Я спросил у нее: „Что вы здесь делаете, милочка? Не следует ли нам изгнать короля, а самим превратиться в англичан?”. Она мне ответила: „Я пришла сюда, чтобы попросить сира де Бодрикура проводить меня к королю или дать мне провожатых, но он не обратил внимания ни на меня, ни на мои слова. И все же нужно, чтобы в урочный час я была у короля – даже если бы мне пришлось ради этого стереть ноги до колен. Потому что никто на свете – ни короли, ни герцоги, ни шотландская принцесса – не смогут спасти Французское королевство. Никто, кроме меня. Я предпочла бы прясть возле моей матери. Но это от меня не зависит. Нужно, чтобы я шла”. 

“И тогда, – продолжает Жан де Мец, – я протянул Жанне руку и поклялся, что с Божьей помощью провожу ее к королю. В то же время я спросил у нее, когда она хотела бы выехать. „Лучше сегодня, чем завтра, и лучше завтра, чем послезавтра”, – ответила она. Еще я спросил у нее, намерена ли она ехать в женском платье, на что она мне ответила: „Я охотно переоделась бы в мужской костюм”. Тогда я дал ей одежду и обувь одного из моих людей”.

Итак, случилось то, что можно считать чудом – Бодрикур поверил, что крестьянская девушка послана Богом и отправил её к дофину. Ей дали крепкую лошадку, мужскую одежду, чтобы сделать её путешествие через охваченные войной территории более безопасным и пять человек провожатых. За короткий срок – 11 дней – маленький отряд проехал путь в триста километров, и уже то, что он достиг цели путешествия без потерь, само по себе тоже было чудом. Дальше события развивались не менее удивительно – дофин Карл, почти утративший веру в себя и свои права на престол (он сомневался, прежде всего, в законности своего происхождения) согласился встретиться с Жанной. Правда, желая удостовериться в способностях девушки, он спрятался в толпе, а на трон уселся один из придворных, но Жанна сразу подошла к нему, не обращая внимания на того, кто сидел на троне. Из показаний Жанны на следствии в Руане ясно, что тогда она дала дофину какое-то важное подтверждение истинности своей миссии, но какое она сказать отказалась, мотивируя это тем, что не может рассказывать о том, что было доверено  ей Богом. Однако, из осторожности Карл распорядился, чтобы Жанна предстала перед комиссией, состоящей из богословов и юристов. Комиссия тщательно расследовала дело и пришла к выводу, что девушка добродетельна, разумна и её поведение не противоречит истинам веры.

За короткий срок Жанне удалось сделать то, что велел ей сделать Бог – снять осаду с Орлеана и короновать короля Карла в Реймсе. Кроме победы под Орлеаном, она одержала ряд других крупных военных побед. Её появление воодушевляло солдат и наполняло верой в собственные силы. В память Орлеанской победы её стали называть Орлеанской Девой или Жанной-Девой, и одно её имя способно было обращать врагов в бегство. Но не только в этом была её заслуга, но и в другом, может быть много более важном – она превратила французскую армию в подлинно христианское войско. Грабежи и насилие, бывшие непременной составляющей всех войн того времени в этой удивительной армии были запрещены. За этой армией – армией Девы не ехали обозы с продажными девицами, а перед началом военных действий Жанна неизменно обращалась к врагам с предложением сдаться и отступить, так как ей было тяжело думать о кровопролитии, неизбежном во время войны. Позднее, в суде, Жанна свидетельствовала, что ни в одном сражении не убила человека.

Одержав ряд побед, Жанна устремилась к Парижу, где хозяйничали оккупанты, однако король не пожелал продолжать наступление и остановил её, предпочтя вступить с врагом в переговоры, кончившиеся подписанием перемирия на две недели. Говорили, что он начал тяготиться тем, что обязан короной крестьянской девушке. По совету своего окружения, преследовавшего собственные цели, Карл решил надеяться больше на дипломатию и хитрость, чем на военную силу.  Жанне было даровано дворянство, ей оказывались почести, но не к этому она стремилась. Она торопилась исполнить свою миссию, её томило предчувствие измены и предательства. Однажды, она сказала, что у неё есть «только год – не больше». 

 В сражении возле Компьеня, 23 мая 1430 г., когда Жанна, теснимая врагами, стала отступать, комендант Компьеня закрыл ворота и поднял мост, отрезав ей путь к спасению. Она попала в плен к бургундцам, а те, после переговоров, длившихся до декабря, продали пленницу англичанам. Для англичан просто уничтожить Жанну было недостаточно – необходимо было дискредитировать её и доказать, что та, кого французы считали посланницей небес, ведьма и еретичка. Было принято решение предать Жанну церковному суду. Руководить процессом поручили епископу Бове Пьеру Кошону, пособнику англичан, местом проведения процесса был избран Руан, епископская кафедра которого на тот момент была вакантной. 

В феврале началось следствие, с целью сбора улик против Орлеанской Девы. Следственная комиссия была направлена на родину Жанны, в Домреми, но там о Жанне дали только хорошие отзывы – один из посланцев, прево Жерар Пти, сказал, что хотел бы, чтобы так отзывались о его сестре и немедленно был отстранён от следствия и обвинён в измене. Епископ Кошон, председательствовавший в суде и стремившийся в угоду англичанам осудить Жанну, расставлял ей неграмотной, только недавно научившейся писать своё имя девушке, хитрые ловушки, но святая отвечала разумно, ясно и так, что не было возможности найти в её словах хоть что-то, что позволило бы обвинить её в ереси. Асессор трибунала, каноник Ришар де Круше, рассказывал, что «…Жанна отвечала по своему разумению и, хотя была совсем юной, давала осторожные и точные ответы. Я видел, как её изводили трудными и коварными вопросами. Хотели, как мне кажется, поймать её на слове и исказить смысл её речей… Я припоминаю, как однажды мессир Жиль, аббат Фекама, сказал мне, что и великий учёный с трудом ответил бы на те трудные вопросы, которые задавали Жанне».  Другой участник процесса, Изамбар де ла Пьер, свидетельствовал, что когда Жанна говорила о королевстве и войне «…она…казалась вдохновлённой Святым Духом». Всё время, пока шло следствие, Жанна содержалась в военной тюрьме, в нечеловеческих условиях. Она постоянно находилась в присутствии нескольких солдат, оскорблявших её и не спускавших с неё глаз ни на минуту, в том числе и ночью. На ночь её приковывали цепью к стене. Рано утром начинались многочасовые допросы, целью которых было запутать пленницу и заставить признаться в ереси и связи с дьяволом. Несмотря на её постоянные просьбы принять у неё исповедь и допустить к мессе, ей в этом отказывали. Но во всех этих испытаниях Жанна не сдавалась и не теряла присутствия духа. Наконец, из всех обвинений осталось только одно – в ношении мужской одежды, хотя в тех условиях, в которых содержалась пленница, мужская одежда служила ей защитой от возможных посягательств стерёгших её солдат. Ей прочитали один текст отречения от «заблуждений», а подписать дали другой, в котором она признавала себя еретичкой. В обмен на эту подпись епископ Кошон обещал девушке сохранить ей жизнь и перевести её в церковную тюрьму, где она будет находиться на попечении монахинь. Ей также было предписано переодеться в женскую одежду. В церковную тюрьму её не перевели и всего через несколько дней обманом заставили снова надеть мужской костюм, что дало возможность обвинить её во вторичном впадении в прежний грех.  Через три дня, 30 мая, Жанну сожгли на костре, без вынесения ей приговора. Взойдя на костёр, она попросила крест, и один из солдат связал крест-накрест две палочки и дал ей. Когда огонь охватил её, она несколько раз закричала «Иисус!».  Ей было девятнадцать лет. 

Из опасений, что казнь Жанны вызовет волнения среди горожан, костёр окружили английскими солдатами. По свидетельству очевидцев солдаты плакали, глядя на костёр, как плакали и жители города. Пепел Жанны бросили в Сену. Но убедить народ в том, что Жанна-Дева пособница сатаны не удалось. Всем было ясно, что руанский суд – политический заказ. 

Спустя 18 лет после казни Жанны началось новое расследование её дела. В ходе следствия были допрошены 115 свидетелей, в том числе родители Жанны и участники руанского процесса. В 1455 году, на основании этого расследования состоялся судебный процесс, на котором с неё были сняты обвинения в ереси. 

Несколько столетий историки предлагают различные объяснения уму и военным успехам девушки из деревни Домреми. Некоторые объявляют её особой королевской крови, внебрачной дочерью короля Карла Безумного или королевы Изабеллы Баварской, забывая, что королевская кровь не помогла Карлу VII отстоять своё право на престол. Другие считают, что у Жанны был избыток мужских гормонов, и это способствовало её военным успехам. Но до появления Жанны французская армия состояла именно из мужчин, организм которых, надо полагать вырабатывал достаточное количество мужских гормонов, и эта армия терпела одно поражение за другим. Третьи, пытаясь объяснить чудесные видения Жанны и её беседы со святыми, называют её экзальтированной девушкой, подверженной галлюцинациям, хотя едва ли галлюцинирующая девушка смогла бы выдержать все тяготы войны, командовать войском так, будто она была «капитаном с двадцатилетним опытом» и переносить ужасы заключения, сохраняя ясный ум и человеческое достоинство. И только одной причиной можно объяснить все загадки Жанны д’Арк – она была святой, которую вёл Бог.

В 1920 году декретом папы Бенедикта ХV Жанна д’Арк, национальная героиня Франции, была  провозглашена святой.

Анна Кудрик

Edit