28 апреля – память святой Иоанны (Джанны) Беретты Молла

“28 апреля 1962 года в Мадженте, спустя неделю, после тяжёлых родов умерла, оставив мужу четырёх сирот, молодая женщина, доктор медицины Джанна Беретта Молла. Она умерла, потому что не захотела спасти свою жизнь ценой жизни будущего ребёнка. Тогда, даже в близком окружении Джанны не все восприняли это событие однозначно”.

В современном мире много говорится о том, что надо быть благоразумными и ответственными, что надо рассчитывать свои силы, заботиться о своём здоровье. Рассуждая об ответственном подходе к рождению детей, нередко, мы стараемся предусмотреть всё, решить всё сами, нам хочется запланировать пол, дату рождения, состояние здоровья и материальное положение будущих детей, мы ничего не оставляем Богу и, увлёкшись, не замечаем, что заботимся уже не столько о будущих детях, сколько о себе, своём удобстве и благополучии.

28 апреля 1962 года в Мадженте, спустя неделю, после тяжёлых родов умерла, оставив мужу четырёх сирот, молодая женщина, доктор медицины Джанна Беретта Молла. Она умерла, потому что не захотела спасти свою жизнь ценой жизни будущего ребёнка. Тогда, даже в близком окружении Джанны не все восприняли это событие однозначно. В документах процесса её беатификации фигурирует отзыв женщины, назвавшей её «ненормальной». Некоторые из её подруг призывали её подумать о муже и тех трёх детях, которые уже были у неё на тот момент. Её коллега, врач, делавший ей на третьем месяце беременности операцию, которая в итоге сохранила жизнь ребёнку, но убила мать, не был согласен с её решением, сочтя его непрофессиональным и безответственным. (Позже, когда он встретит Джанну, пришедшую родить своё дитя и умереть в клинике, он, атеист, воскликнет: «Вот она какая – мать-католичка!»). Но спустя тринадцать лет её дочь, одна из тех трёх малышей, ради благополучия которых, по мнению мира, далёкого от Христа, нужно было согласиться на смерть неродившегося ребёнка, напишет в школьном сочинении: «… Самым сильным впечатлением в моей жизни является глубокое восхищение моей матерью, отдавшей жизнь ради своего ребенка… Я действительно горжусь, что у меня такая мужественная мама, сумевшая поистине жить так, как желал Бог… Я всегда ощущаю ее рядом с собой, и она помогает мне, как если бы была жива».

Джанна Беретта Молла родилась в Мадженте в доме своих бабушки и дедушки в 1922 году и была десятой из тринадцати детей в большой любящей и верующей миланской семье. До зрелого возраста дожили восемь детей из тринадцати – двое умерли в младенчестве, троих унесла эпидемия испанки. Из восьми детей семьи Беретта одна стала пианисткой, двое инженерами, четверо – врачами и одна фармацевтом. Один из инженеров – Джузеппе – позднее стал священником, двое из врачей – мать Виргиния и отец Альберто – миссионерами.

Об атмосфере в семье Беретта лучше всего говорят слова, которые сказал, обращаясь к Джанне в день её венчания один из её братьев-священников: «Джанна, я не скажу, что ты святая, а вот мама наша – святая. Помнишь, какая она была добрая, нежная, улыбчивая, терпимая, деятельная, набожная: всегда – и в радости, и в скорби?» Именно мать передала всем своим детям глубокую религиозность, её простые и ясные отношения с Богом, умение жить повседневной жизнью в Его присутствии были для них образцом жизни настоящей христианки, а её деятельная любовь примером настоящей любви. В студенческие годы в кружке «Католического действия» Джанна не раз скажет о том, как важен живой пример христианской жизни, что для того, чтобы многих привести ко Христу необходимо каждый день своим примером показывать миру всю красоту христианства и это единственно возможная проповедь, которую сегодня может услышать мир.

Ещё подростком Джанна вступила в общество св. Винсента де Поля и, возможно, именно участие в служении больным и престарелым сыграло роль в выборе медицины в качестве профессии. Тогда же она записала в своём дневнике: «Обещаю Тебе, Иисусе, терпеливо снести всё, что Ты мне предопределишь. Да будет на всё Твоя воля». Теперь мы знаем, что это обещание она исполнила.

В 1949 году она становится врачом-хирургом, в 1952 – специалистом-педиатром. В своей профессии она видит сходство с религиозным служением: «Тот, кто прикасается к страдающим – прикасается к Христу» – говорит она. Она серьёзно думает о том, чтобы присоединиться к брату, который несёт миссионерское служение в Бразилии, но этим планам мешает недостаточно крепкое здоровье. В 1954 году, сразу после возвращения из паломничества в Лурд, во время которого она просила Пречистую Деву Марию указать ей в чём состоит её призвание, она познакомилась с инженером Пьетро Молла. Любовь пришла к ним сразу. Пьетро вспоминал, что как только он впервые увидел Джанну, у него сразу возникло желание не расставаться с ней никогда, те же чувства испытывала к нему и Джанна.

В письме накануне помолвки она писала жениху: «Мой дорогой Пьетро! Как мне благодарить тебя за это чудесное обручальное колечко? Милый Пьетро! В знак благодарности я дарю тебе своё сердце, и буду всегда любить тебя так, как сейчас люблю. Думаю, в канун нашей помолвки тебя порадует, если я скажу, что ты для меня — самый дорогой человек, к которому всегда обращены мои мысли, чувства и стремления, и что я с нетерпением жду той минуты, когда стану твоей навсегда». В сентябре 1955 года Пьетро Молла и Джанна Беретта обвенчались.

Их брак был очень счастливым: они оба любили музыку, путешествия, театр, Джанна занималась спортом – она каталась на лыжах, у них были хорошие друзья и любимая работа и у них были они сами, и их взаимная любовь находила опору в вере и в Библии. За семь лет совместной жизни у них родились трое детей – мальчик и две девочки, и они мечтали о новом малыше.

В 1961 году, перенеся два выкидыша, Джанна вновь забеременела, но уже через два месяца у неё обнаружилось серьёзное заболевание – фиброма матки в той стадии, когда необходима была операция. На тот момент современная Джанне медицина могла предложить всего два пути – удаление опухоли с обязательным прерыванием беременности, или удаление опухоли вместе с маткой, а значит, и вместе с плодом.

Хотя Католическая Церковь запрещает аборт даже в случае, если беременность угрожает жизни матери, операции (в случае Джанны – удаление матки), которые необходимы для сохранения жизни, даже если они безусловно приводят к прерыванию беременности, не являются грехом. Поэтому очевидно, что поступок Джанны был осознанным героизмом, продиктованным любовью к ребёнку – у неё был выбор, и она его сделала. «Обдуманным жертвоприношением» назвал её решение папа Павел VI.

Будучи сама практикующим хирургом Джанна не могла не понимать всей серьёзности положения, с самого начала ей стало понятно, что выбирать придётся между жизнью ребёнка и своей собственной жизнью. Ей удалось уговорить врача сделать операцию, не тронув ребёнка, что практически лишало её шансов выжить самой. Перед операцией она пошла к своему духовнику, который позднее вспоминал, что она сказала ему: «Дон Луиджи, все эти дни я молилась. Вера и надежда мои – только на милость Господню, потому что медицинский приговор короток и ужасен: “Или мать – или ребенок”. Я полагаюсь на Бога и твердо знаю, что должна исполнить материнский долг. Господу приношу я в жертву мою жизнь. Я готова на все, лишь бы спасти моего ребенка». Во время операции ребёнка удалось сохранить – теперь оставалось ждать родов.

Пьетро знал, что жена решила бороться за жизнь ребёнка, но по его собственным словам, «боялся углубляться в эту мысль», стараясь не задумываться о том, к чему приведёт это решение. Нельзя сказать, что Джанна стремилась к мученичеству, жертве или, тем более, к смерти. Она старалась надеяться, в том числе и на чудо, которое позволит остаться в живых и ей, и ребёнку. Просила мужа, отправившегося по делам в Париж привезти ей несколько журналов мод и, отмечая некоторые понравившиеся модели, сказала: «Непременно сошью себе что-нибудь красивое, если Бог оставит меня жить», но, из последних сил стараясь быть такой же весёлой и спокойной как всегда, не обращать внимания на боли и трудности тяжёлой беременности, потихоньку приводила в порядок дом, так, будто, по словам мужа, «готовилась отправиться в дальний путь». И повторяла: «Если придётся выбирать я или ребёнок, умоляю, пусть живёт ребёнок, хочу, чтобы жил он!» Она знала, что дети и муж очень нуждаются в ней, но знала и то, что новый малыш, которого она носила, нуждается в ней ещё больше – его существование сейчас зависит только от неё.

В Страстную пятницу 1962 года начались роды, в субботу, с помощью кесарева сечения появилась на свет здоровая девочка, названная Джанной Эммануэлой.

Через неделю после того, как Джанна, проснувшись после наркоза, взяла на руки новорождённую дочь, она умерла.

Уже после признания Джанны Беретты Молла блаженной, по её заступничеству произошло чудо: у Элизабеты Компарини на семнадцатой неделе беременности произошло отхождение околоплодных вод. Врачи известили её, что у её ребёнка нет ни единого шанса на спасение. В отчаянии Элизабета стала просить заступничества у блаженной Джанны. Вопреки всем прогнозам, ребёнок, который должен был неминуемо умереть в утробе матери, остался жив и благополучно появился на свет в положенный срок, хотя и при помощи кесарева сечения.

16 мая 2004 года Джанна была объявлена святой. На церемонии присутствовали её девяностотрёхлетний муж и Джанна Эммануэла.

Святая Джанна Беретта Молла почитается как заступница будущих матерей, особенно тех, кто находится в опасности, или стоит перед трудным выбором.

Анна Кудрик

Edit