16 ноября – память святой Маргариты Шотландской

“Она не стала монахиней, как её сестра – настоятельница монастыря в Гемпшире, но в своей семье и в стране, которой она, вместе с мужем мудро управляла почти двадцать пять лет, неизменно подавала пример благочестия, доброты и милосердия.”

16 ноября Церковь отмечает день памяти святой Маргариты Шотландской – дочери английского принца-изгнанника, воспитанной при королевских дворах Восточной Европы, ставшей по воле Божией королевой Шотландии и первой жительницей этой страны, прославленной Церковью в лике святой.

Её отцом был Эдуард Изгнанник из династии Уэссексов, наследник английского престола, младенцем вывезенный в Данию после того, как датский король Кнуд захватил трон его отца. Принято считать, что сторонникам английской партии удалось похитить маленького принца у датчан, и он рос при дворе венгерского короля Стефана I, в будущем святого. О матери Маргариты известно только, что её звали Агатой и она приходилась родственницей жене короля Венгрии, возможно, Гизелле, бывшей замужем за Стефаном I, или Анастасии, супруге короля Андраша I, дочери Киевского князя Ярослава Мудрого. По мнению некоторых историков, Эдуард Изгнанник воспитывался в Старой Ладоге и женат был на дочери Ярослава Агафье Ярославне. Никаких исторических документов, подтверждающих это предположение нет, как нет и ни одного документального свидетельства пребывания принца и его семьи в Венгрии. Однако биографы Маргариты Шотландской называют её родственницей короля Стефана Святого. 

День и даже год её рождения неизвестны, но в её жизнеописании говорится, что когда в 1057 г. её отец с семьёй возвратился в Англию, ей было около девяти лет. Он так и не стал королём, так как  умер вскоре после того, как ступил на родную землю,  не успев встретиться со своим дядей, бездетным королём Эдуардом Исповедником, наследником которого надеялся стать. Английский престол был занят норманнами.  Вдова с двумя дочерьми – Маргаритой и Христиной, оставшись без всякой поддержки, приняла решение возвратиться в континентальную Европу. Предполагалось, что там обе девушки станут монахинями. Дальнейшие события показали, что одной из принцесс – Маргарите – Бог предназначил другую участь. Корабль, на котором плыла осиротевшая семья, попал в шторм и вынужден был причалить у берегов Шотландии. Король Шотландии Малькольм III, на тот момент вдовец, предложил Агате с дочерьми своё гостеприимство, а позднее, покорённый красотой и умом Маргариты просил её руки. Она согласилась принять предложение только спустя несколько лет – сначала жизнь в монастыре привлекала её гораздо больше шотландской короны, но, в конце концов, согласилась и между 1067 и  1070 г. в аббатстве Данфермлин состоялось их бракосочетание. 

Их брак, даже в простом житейском понимании был счастливым – у них было восемь (по другим сведениям двенадцать) детей. Для Шотландии же, по общему мнению, союз короля с англо-венгерской принцессой, которую море выбросило на берег, подобно тому, как в библейские времена был выброшен на берег ради спасения грешной Ниневии пророк Иона, стал настоящим благословением. 

В результате бесконечных войн и нашествий, в XI веке религиозная жизнь Шотландии, страны, принявшей Христа в конце VI века от одного из величайших святых – святого Коломба, постепенно пришла в упадок и переживала настоящий кризис. Процветали суеверия и языческие пережитки, воскресные и праздничные богослужения игнорировались, традиция личной и семейной молитвы практически полностью утратилась, а потеря благочестивых практик, этой необходимой для души гимнастики, быстро привела к падению нравов. Требования канонического права о браке не выполнялось, в частности, настоящей проблемой стали браки между близкими родственниками, оправдываемые соблюдением некой древней кельтской традиции. Обязанность исповедоваться и причащаться хотя бы в пасхальное время выполняли единицы. Церковь Шотландии практически утратила общение с Римом и угасала в изоляции, не имея практически никакого серьёзного влияния на паству. 

Король Малькольм, скорее отважный воин, чем мудрый правитель, не умевший даже читать, до женитьбы на Маргарите не считал сложившуюся ситуацию тревожной, и только прислушавшись к жене, стал действовать. Прежде всего, по совету королевы, к которой испытывал не только любовь, но и глубокое уважение, он обратился к духовенству страны и добился созыва Синода. Совместными усилиями, при самом деятельном участии Маргариты,  удалось выработать ряд мер, направленных на обновление жизни Церкви. 

Она не стала монахиней, как её сестра – настоятельница монастыря в Гемпшире, но в своей семье и в стране, которой она, вместе с мужем мудро управляла почти двадцать пять  лет, неизменно подавала пример благочестия, доброты и милосердия. Её заботами в Шотландию приехали монахи-бенедиктинцы. Она основывала монастыри и строила церкви, в том числе новую церковь в аббатстве Данфермлин, ставшее не только центром распространения веры, но и хранилищем драгоценной реликвии – частицы Креста Господня, привезённой ею на свою новую родину. Стремясь украсить шотландские церкви, она не только жертвовала средства для их убранства, но и сама вышивала покровы и литургические облачения. Будучи прекрасно для своего времени образованной она заботилась о приобретении книг, одна из которых – Евангелие, богато украшенное драгоценными камнями, сегодня хранится в Оксфордской библиотеке.

Она смягчила вспыльчивый характер мужа и облагородила грубые нравы его воинственного двора, привив придворным вкус к иному времяпрепровождению, нежели пиры и сражения. Она подавала подданным пример семейной молитвы, неизменно молясь вместе с мужем и детьми. Её придворные дамы любили её и преклонялись перед её чистотой и преданностью мужу, и её пример немало способствовал улучшению нравственности среди шотландской знати.  Можно сказать, что благодаря королеве добродетель вошла в моду.  

Но королева заботилась не только о духовной пище для своих подданных. Она была не просто добра, но и дальновидна и потому не ограничивалась обычной для царствующих особ раздачей милостыни. Она ухаживала за больными и навещала бедняков, вникая в их повседневные нужды. Её стараниями строились приюты для бездомных. Она мыла ноги нищим и по праздникам устраивала для них обеды во дворце, на которых присутствовала сама. Она посещала тюрьмы и выкупала содержащихся там должников.

Она способствовала тому, чтобы суд совершался со всем возможным вниманием и милосердием. И хотя историки и считают её родство со Стефаном Венгерским недоказанным, но многое в её действиях вызывает в памяти слова этого святого короля обращённые к сыну: «Если хочешь получить честь твоему королевству, люби справедливый суд, если хочешь держать душу в твоей власти, будь терпеливым»,  «Если хочешь уважать королевскую корону, прежде всего, завещаю… сохраняй католическую и апостольскую веру с такой ревностью и неусыпностью, чтобы давать пример всем данным тебе от Бога подданным, чтобы все церковные мужи по достоинству могли называть тебя настоящим христианином», «Всегда и во всем, опираясь на любовь, будь милостивым». Возможно, она и не была в кровном родстве с автором этих строк, но их духовное родство очевидно.

Весной 1093 г. королева тяжело заболела и уже не могла встать с постели. Между тем, в стране, благоденствию которой она отдала столько сил, начался внешнеполитический кризис, вызванный притязаниями короля Англии Вильгельма Рыжего на сюзеренную власть над Шотландией и его попытками нарушить мирный договор между двумя странами, приведшим к военному столкновению, в котором были убиты король Малькольм и его старший сын. Младший сын Малькольма и Маргариты Эдгар не решился сообщить матери страшную новость, уверяя её, что всё хорошо, но она, едва взглянув на него, воскликнула: «Я вижу правду! – и с потрясающим доверием к воле Божией продолжила, – Боже, благодарю Тебя за то, что Ты послал мне это горе в мой последний час, чтобы оно по милости Твоей очистило меня от всех моих грехов». Через три дня, 16 ноября она умерла и была погребена в Дамфермлинском аббатстве вместе с мужем, оставшись и в смерти неразлучна с тем, кому обещала любовь и верность до последнего дыхания. Её канонизация состоялась в 1250 г. 

В эпоху, когда монархи Европы при помощи военной силы или коварства присоединяли к своей короне целые страны, руководимые лишь тщеславием или жаждой богатства и власти, воспринимая подвластные им народы как инструмент для удовлетворения собственных прихотей, святая Маргарита, принцесса-изгнанница, показала пример ответственности государя-христианина за страну, оказавшуюся в его власти. В 1673 г. она была объявлена святой покровительницей Шотландии, чужой страны, ставшей по воле Божией её родиной.  

Анна Кудрик

Edit