13 июня – память святого Антония Падуанского

Когда 13 июня 1231 г. жителям Падуи стало известно о смерти Антония, они в волнении бежали по улицам с криком: «Умер святой, Антоний умер!». До процесса канонизации, до оглашения вердикта Церкви они знали, что человек, живший среди них четыре года, был святым.

Мало в каком католическом приходе нет статуи или картины, изображающей молодого монаха, одетого во францисканскую рясу, подпоясанную верёвкой, держащего на руках Младенца Иисуса или лилию – символ духовной чистоты. Если церковь достаточно старая, то статую окружают памятные доски с надписями «Спасибо, святой Антоний», настоящие или маленькие, символические костыли и трости, образки и заключённые в рамку описания чуда, дарованного по заступничеству этого святого, снискавшего славу великого чудотворца. Святой Антоний Падуанский, наверное, самый широко известный и самый любимый верующими святой.##more##

Будущий великий святой, в имени которого навсегда прославилась Падуя – итальянский город, в котором он жил и проповедовал последние четыре года жизни и где покоятся его мощи, родился в Лиссабоне около 1195 г. Некоторые его биографы считают днём его рождения 15 августа – Торжество Успения Пресвятой Девы Марии. Он был первым ребёнком богатых и знатных родителей и при крещении получил имя Фернандо. Отец маленького Фернандо – Мартин де Буйон – потомок знаменитого крестоносца Готфрида Буйонского, сам не раз участвовал в сражениях с маврами и, может быть, надеялся, что наступит день, когда его сын, как и он поднимет меч за веру Христову. Но Фернандо не стал рыцарем, ему не пришлось участвовать в крестовых походах, хотя он и в самом деле стал защитником веры и Церкви, используя для этого иное оружие, которым владел в совершенстве – речь.

Когда Фернандо достиг подходящего возраста, родители отдали его в епископскую школу, чтобы он получил образование, приличествующее его происхождению и там, вероятно, впервые проявились его блестящие способности. Школу он посещал до «завершения пятнадцатого года», когда, как считалось в то время, юноша вступает во взрослую жизнь и может принимать самостоятельные решения. От природы Фернандо де Буйон был наделён пылким характером и его преследовали плотские желания, как это происходило и происходит с десятками тысяч молодых людей во все времена. И во все времена на юношеские томления и порывы нередко смотрят со снисходительной улыбкой, и как бы само собой разумеется, что невинность юности улетит при первой же вспышке страсти, как пух одуванчика. Так думают многие, может быть, даже большинство. Однако, будущий великий святой, не последовал путём большинства. Он, как рассказывает его первый биограф в написанной почти сразу после смерти святого знаменитой «Legenda Assidua», пожелал сохранить чистоту своей юности и «опасаясь, как бы не прилип к нему случайно прах земных удовольствий», вступил в монастырь святого Викентия, принадлежавший Ордену регулярных каноников-августинцев. Родственники и друзья юноши, безусловно, испытали некоторое разочарование от этого решения и, во всяком случае, они  не собирались оставлять его в покое, постоянно мешая молодому послушнику сосредоточиться на духовной жизни, надоедая ему визитами и сплетнями о той жизни, от которой он хотел быть как можно дальше.

Для того, чтобы быть подальше от родственников, он добился перевода в монастырь Святого Креста в Коимбре. Здесь в возрасте 24 лет он был рукоположен во священника. Монастырь в Коимбре был важным культурным и научным центром своего времени, обладал великолепной библиотекой. Здесь открывались прекрасные возможности для занятий богословием, способности и склонность к которым обнаружилась у Фернандо ещё в Лиссабоне, «усердными занятиями он постоянно развивал ум… днём и ночью… предавался чтению Божественного Писания» так, что вскоре прославился своим знанием Библии.  Здесь он приобрёл те знания, которыми поражал собеседников в дальнейшем, а его удивительная память, по словам современников, «заменяла ему библиотеку». Казалось, что его дальнейшая судьба совершенно ясна – священник и богослов, в будущем, возможно, настоятель монастыря, или даже епископ, что может быть могло бы примирить родственников с его выбором. Но меньше всего о. Фернандо искал одобрения родственников или успешной карьеры. В монастыре Святого Креста он не нашёл той благословенной тишины, которой искал. В Коимбре находился королевский двор, и монастырь был в достаточной степени вовлечён в политические интриги и бесконечные споры между епархией и монахами, подчинявшимися непосредственно Святому Престолу, молодой же священник жаждал совсем другого – суровой монашеской жизни, подлинного самоотречения и того, что его первый, анонимный биограф так точно назвал «плодотворным безмолвием». Достижение духовного совершенства было его подлинной целью, и вскоре он увидел путь к этой цели, который показался ему кратчайшим и самым желанным.

В 1220 г. в Коимбру были торжественно доставлены мощи пяти францисканских мучеников, погибших за веру в Марокко, куда они отправились проповедовать веру во Христа. По пути в Марокко эти пять братьев останавливались в Коимбре, посещали монастырь Святого Креста и, конечно, познакомились с о. Фернандо. Какие мысли и чувства вызвала их мученическая смерть в молодом священнике-августинце можно только предполагать, но вскоре он пожелал вступить в монастырь братьев меньших в окрестностях Коимбры, где было всего несколько монахов, почти не умеющих читать, живших в добровольной нищете в полном соответствии со своим уставом и проповедовавших Христа образом своей жизни. В знак полного отрешения от прошлого, и для того, чтобы сбить с толку родственников, которые могли попытаться воспрепятствовать ему, о. Фернандо принял новое имя – Антоний, то самое, под которым он известен сегодня всем нам. Увлечённый духовностью святого Франциска он принимает новый для себя образ жизни, но самой горячей его мечтой остаётся мученичество. Он жаждет отправиться в Африку, как те пятеро, чьи мощи покоятся ныне в соборе Святого Креста. Наконец, настоятель монастыря дал согласие на то, чтобы Антоний вместе с другим монахом – братом Филиппом – ехал в Африку обращать в христианство сарацин. Кажется исполнение мечты совсем близко. Однако, Бог предназначил Антонию другую страну и другую судьбу – едва прибыв в Африку Антоний заболел малярией и, промучившись всю зиму, вынужден был вернуться в Европу. По пути корабль, на котором плыл домой в Португалию отец Антоний, угодил в шторм и пристал к берегу Сицилии. Не снискав мученического венца, которого он так жаждал, брат Антоний решился принять Божью волю и остаться в Италии.

Он нашёл приют в монастыре в Мессине, а узнав, что в Ассизи собирается капитул Ордена, скрыл от братьев свою слабость, следствие перенесённой только что болезни, и пешком отправился туда. Многие исследователи предполагают, что только здесь, в Ассизи, ему открылась вся красота францисканского призвания.  Во время капитула происходило и распределение братьев по провинциям и монастырям. Брат Антоний, никому не известный, казавшийся просто неподготовленным новицием, не слишком образованным и не очень крепким физически, никому не оказался нужен. Ничего не сказав о себе, никак не выказав своего высокого интеллекта и выдающихся познаний, он просил брата Грациана, министра братьев в Романье, послать его туда. В Романье братья из пустыни Монтепаоло, не имевшие священника, попросили министра направить нового брата к ним.

Здесь в тишине и уединении своей кельи он проводил долгие часы в молитве и созерцании, стремясь добиться полного подчинения тела духу, постясь, неся своё служение и выполняя любую физическую работу. Его считали «мужем простым и непорочным», неплохо знающим латынь, но в целом «более способным к мытью посуды…, чем к объяснению тайн Писания», и так продолжалось до тех пор, пока на рукоположении в Форли все присутствующие проповедники не отказались проповедовать без подготовки, и министр велел брату Антонию сказать собравшимся то, что пожелает сказать через него Дух Святой.

Проповедь поразила слушателей глубиной и вместе с тем доступностью – брат Антоний говорил просто, но эти простые и ясные слова  воспламеняли в слушателях веру. Благодаря этому случаю раскрылся проповеднический и евангелизаторский дар святого Антония, умевшего говорить о Боге просто с простецами и сложно с людьми учёными. Он становится сначала странствующим проповедником в Романье, а затем получает на Генеральном капитуле полную свободу проповеди. Как ни дорого ему «драгоценное безмолвие», «ревность о душах» побуждает его без устали проповедовать, переходя из города в город.

Потом были проповеди в городах и деревнях Италии, и проповедь в столице альбигойской ереси –  Тулузе, благодаря которым тысячи впавших в ересь вернулись в Церковь, проповедь  в Римской курии, поразившая Папу и кардиналов настолько, что Папа назвал брата Антония «Ковчегом Завета», и проповедь рыбам, которые слушали, высунувшись из воды, заворожённые хвалой Создателю, исходившей из уст проповедника. Были мул еретика Бононилло, по слову святого отвернувшийся от свежего сена и преклонивший колени перед Святыми Дарами, благодаря чему была спасена душа его хозяина и сердце ростовщика, найденное среди неправедно нажитых сокровищ. Был грудной младенец, заговоривший, чтобы оправдать свою невинную мать в глазах ревнивого отца. Были ежедневные великопостные проповеди в Падуе, на которые, в течение всех сорока дней затемно стекались жители города и окрестностей, вновь открывавшие тысячам людей смысл Благой Вести и любовь Христа. Были исцеления и воскрешения, раскаяние самых закоренелых грешников и примирение заклятых врагов, ещё вчера невозможное. Была уединённая келья на орешине в Кампосампьеро, куда изнурённый постом и измученный болезнью святой удалился, чтобы в тишине подготовиться к смерти, приближение которой он чувствовал, и где его видели обнимающим Младенца Христа, в то время как всё вокруг было залито Божественным светом.

Когда 13 июня 1231 г. жителям Падуи стало известно о смерти Антония, они  в волнении бежали по улицам с криком: «Умер святой, Антоний умер!». До процесса канонизации, до оглашения вердикта Церкви они знали, что человек, живший среди них четыре года, был святым.

Антоний Падуанский, был канонизирован в 1232 г. – всего через год после смерти. На процессе его канонизации зачитывалось описание пятидесяти трёх чудес, каждое из которых было подтверждено документально. В дальнейшем этот список значительно расширился и составил целую книгу «Книгу чудес», выдержавшую множество изданий. 16 января 1946 г. Папа Пий XII провозгласил святого Антония Учителем Церкви.

Со времени блаженной кончины святого Антония прошло  более семисот лет, но и сегодня он продолжает творить чудеса. С удивительным смирением, которое при жизни побуждало его, образованнейшего человека своего времени, мыть посуду, ухаживать за свиньями и поливать монастырский огород, святой Антоний помогает ищущим его заступничества. Находятся потерянные вещи, поссорившиеся супруги вновь обретают, казалось бы, навсегда утраченную любовь, а бездетные становятся счастливыми родителями, не очень успешные студенты уверенно сдают трудные экзамены, выздоравливают больные и обретают веру разуверившиеся. Если просимое важно для нас, мы можем быть уверены – святой Антоний помолится за нас и сотворит для нас чудо, великое или маленькое, даже если весь мир думает, что в нём сегодня места для чудес не осталось.

Анна Кудрик

Edit