Посол России в Ватикане Александр Авдеев: «Папа Римский не отменил ни одной своей службы». Интервью газете “Известия”

Несмотря на карантин, жизнь в Ватикане не замерла. Итальянцы, в свою очередь, надеются, что в мае ситуация с коронавирусом стабилизируется. Об этом в интервью «Известиям» рассказал посол России в Ватикане Александр Авдеев. Он также отметил, что папа римский Франциск ценит прекрасные личные контакты с Владимиром Путиным, отношения Москвы и Ватикана находятся на подъеме.

— Как Ватикан переживает эпидемию коронавируса? Она его не застала врасплох?

— Тревожные вести из Китая, естественно, сразу насторожили Ватикан — тем более что здесь всё специфично. В обнесенном стеной компактном городе трудятся более 2 тыс. человек — священники, музейные работники, архивисты, ученые, сотрудники ватиканских служб и конгрегаций. Плюс ежедневно 30–35 тыс. туристов. На опасность эпидемии здесь отреагировали решительнее, чем в других странах. Фактически карантин был введен в начале марта этого года.

— Жизнь в Ватикане замерла?

— Нет, она продолжается. Тон задает папа римский, который не отменил ни одной своей службы. Они проходят в храме или на площади Святого Петра без присутствия верующих, но транслируются через телевидение и интернет на весь мир. У нас Ватикан часто ассоциируется с Италией и итальянцами. Исторически они, конечно, связаны. Но Ватикан, особенно сейчас, — это уникальное государство и международная христианская общность, в которой трудятся католические священники из большинства стран мира. Причем итальянцы по численности не доминируют. В этом конфессиональном Вавилоне есть и католики из России.

— Порой кажется, что итальянцы в большинстве своем народ легкомысленный, которому трудно соблюдать дисциплину, сидеть дома. Так ли это?

— В эти дни я бы не назвал итальянцев легкомысленными. У них большая беда, и ее причины этичнее не связывать с чертами этого замечательного народа. А разгильдяи есть в разных странах. В Риме закончилась третья неделя карантина. И дисциплина весьма высокая. На улицах никто своих личных прав не качает. Общее несчастье сплотило итальянцев — это тоже сильная сторона их национального характера. Здесь сейчас налицо высокая гражданская культура общества.

— Есть ли в аптеках маски, антисептики, термометры?

— Всего этого, к сожалению, не хватает. Весь запас уходит в больницы Ломбардии и других регионов севера страны, по которым коронавирус ударил очень сильно. Масками и дезинфекционными средствами наше посольство, как и весь дипкорпус, снабжает ватиканская аптека.

— Возникла надежда на то, что ситуация в Италии стабилизируется?

— Да, такая надежда появилась. К маю должна прийти жара, и на нее, как средство ослабления вируса, рассчитывают врачи. Но работать надо и сегодня. Это в первую очередь касается наших замечательных сотрудников генконсульств в Милане и в Генуе, а также консульского отдела посольства в Риме. Им удалось организовать отправку тысяч туристов на родину.

— Что нового появилось в отношениях Москвы с Ватиканом?

— В последние годы многое изменилось. Наши дружественные отношения с Ватиканом активно развиваются. Прежде всего это касается дипломатии и видения мира. По главным международным проблемам у нас или общие, или очень близкие оценки. Ватикан — решительный противник всякого рода санкций против государств. Франциск — сторонник ядерного нераспространения и разоружения, борьбы с терроризмом, бедностью. Ватикан настойчиво призывает к строгому выполнению Минских соглашений. Папский нунций — единственный из западных послов в Киеве — приезжал в Донбасс, служил мессу для католиков и передал гуманитарную помощь жителям Донецка и Луганска. По совместной инициативе России и Ватикана в Женеве проводят регулярные конференции по защите прав христиан во всем мире. Отмечу также, что все католические приходы в Крыму перерегистрировались по российскому законодательству. Все священники в соответствии с российскими законами получили необходимую аккредитацию. Если до 2014 года крымские католические приходы подчинялись вышестоящим иерархам на Украине, то теперь они полностью самостоятельны и в религиозном плане напрямую подчиняются Ватикану. В Севастополе в прошлом году католикам был передан их исторический храм, построенный в начале ХХ века по инициативе императора Николая II для католиков — моряков российского Черноморского флота.

— Ватикан — важный для нас партнер?

— Разумеется. Папа Франциск — духовный лидер 1,25 млрд католиков. Ватикан — влиятельный партнер, хорошо знающий обстановку во всех уголках мира. А для Русской православной церкви Святой престол сейчас важный собеседник, представляющий большую часть христианской цивилизации. Хорошо помню и сложные времена, особенно в 1990-е годы, когда на территории России имели место недопустимые случаи прозелитизма (стремление обратить других в свою веру. — «Известия»). Особенно этим грешили польские католические священники. В результате межгосударственные отношения с Ватиканом были практически заморожены, а межцерковные связи с РПЦ оказались на грани разрыва. Надо отдать должное усилиям двух последних понтификов, особенно Франциска. При их личном участии отношения постепенно нормализовались. Более того, Франциск назвал прозелитизм тяжелейшим грехом, который недопустим в межцерковных делах.

— В прошлом году президент Владимир Путин в шестой раз посетил Ватикан — в том числе третий раз встречался с Франциском. Каковы сегодня основные сферы нашего взаимодействия?

— Визиты президента России Ватикан считает одними из главных для себя событий. На этих встречах идет теплый обмен мнениями, которые, как правило, совпадают. Франциск ценит и прекрасные личные контакты с президентом России, за которыми, естественно, следуют политический диалог, сопряжение совместных усилий, к примеру, в Сирии и в целом на Ближнем Востоке, в других точках планеты. Нашей работе очень помогают и хорошие связи между Московским патриархатом и Ватиканом.

— В 2016 году в Гаване впервые в истории встретились глава РПЦ и понтифик. Какие подвижки произошли с тех пор в сближении двух церквей?

— Эта встреча стала выдающимся событием. На ней был принят документ, который делится на две части — богословскую и политическую. Последняя, на мой взгляд, — один из самых сильных международных документов за последние годы. После гаванской встречи эти отношения перешли в фазу доброго партнерства.

— Можно ждать визита понтифика в Москву?

— Это дело церковное, и лучше задать вопрос Московской патриархии. Очень хорошо ответил владыка Иларион: «Каждый прожитый день приближает нас к этому событию».

— Как проходит ваше общение с понтификом?

— Он регулярно встречается с послами, любит и личные встречи. Иногда это проходит в Сикстинской капелле. Такой разговор всегда ответственен, волнение снимает сам Франциск. Он ведет беседу не как глава государства, а как добрый и любящий христианский священник. Отношение к России очень хорошее и подчеркнуто бережное. При этом понтифик проявляет особую симпатию к русскому православию.

— Есть ли новые знаковые проекты — такие, как обмен выставками, которые прошли в Третьяковке и в Ватикане в последние годы?

— Еще до наступления коронавируса на севере Италии прошла экспозиция «Современная российская живопись на христианские мотивы», которую посетило более 40 тыс. человек. Готовим также выставку из запасников Ватикана замечательного русского художника конца XIX — начала ХХ века Леонида Михайловича Браиловского. Он в свое время эмигрировал в Италию, с 1917 года жил в одном из общежитий Ватикана, свою коллекцию оставил Святому престолу. Это виды русских церквей, копии русских икон. Несколько лет назад вместе с митрополитом Псковским Тихоном мы нашли его работы в запасниках и надеемся, что в конце 2020 — начале 2021 года выставка поедет в Москву.

— Как чувствуют себя русские приходы в Италии?

— Всего в стране около 70 больших и малых приходов Московского патриархата. Примечательно, что большинство из них находятся в помещениях и храмах, которые бесплатно предоставляет католическая церковь. Отношение к нашим священникам и приходам на местах очень хорошее. Многое для активной жизни православной общины в Италии сделал епископ Антоний. Сейчас он митрополит, экзарх РПЦ в Западной Европе.

— Франциск неоднократно говорил, что нельзя быть настоящим священником без понимания философии Достоевского. Что он, на ваш взгляд, имел в виду?

— Он действительно любит Достоевского. Могу только предположить, что ему близки размышления великого писателя о совести, достоинстве, грехе.

— Россия направила в Италию гуманитарную помощь. Как она была воспринята в Ватикане?

— Я беседовал с председателем Епископской конференции Италии кардиналом Бассетти, который очень высоко оценил нашу помощь.

***

Александр Алексеевич Авдеев — выпускник МГИМО. В 1987–1990 годах — посол СССР в Люксембурге. В 1991-м — заместитель министра иностранных дел СССР, в 1992–1996-м — посол России в Болгарии, в 1996–2002-м — заместитель, первый заместитель министра иностранных дел Российской Федерации, в 2002–2008-м — посол России во Франции. В 2008–2012 годах — министр культуры России. В январе 2013 года назначен чрезвычайным и полномочным послом России в Ватикане и по совместительству представителем РФ при суверенном Мальтийском ордене.

***

Оригинальная публикация: https://bit.ly/2UL3UR1

Edit