логин:

пароль:

> Архиепархия > VI Oбщеепархиальная пастырская конференция. День 3. Отдельные выступления (полный текст)

VI Oбщеепархиальная пастырская конференция. День 3. Отдельные выступления (полный текст)

25 июня 2019 г.


 

о. Януш Прусиновский, Гусев, Калининградская область 

 

Краткие замечания. Мы обсуждали вопрос, который вчера прозвучал, что катехизация 5-10 минут после Мессы – это не очень хорошо, держать людей и не давать им свободу. У нас было полностью противоположное мнение. Почти полностью. Второе – несколько раз прозвучал вопрос концертов, разных культурных мероприятий, что это евангелизация. Это не евангелизация – это пре-евангелизация. Это прекрасная почва для евангелизации. Не будем путать понятия. Третий вопрос – закрывать приходы, которые прихожане не в состоянии содержать. В таком случае лет десять тому назад надо было бы закрыть Гусев, а второй приход, который я обслуживаю, надо было бы закрывать завтра. Я категорически против такого подхода, но понимаю, что здесь нужно благоразумие, разумный подход. Смотреть на перспективы, возмозна межприходская солидарность. Может быть, можно помочь такому приходу. Бывают случаи, что надо. Но нужно быть осторожным и смотреть далеко вперед. Два раза прозвучало «за», поэтому я хотел, чтобы прозвучало «против». Последнее замечание. В одном подведении итогов прозвучало, что 90% прихожан ходит на воскресную мессу. В моих приходах это 10% максимум. Может быть, что мы упускаем из виду тех прихожан, которые не ходят – это тоже прихожане. (о. Сергей Тимашов – Смысл был такой, что 90% прихожан ходят только на воскресную мессу). У меня 90% прихожан никуда не ходят. Спасибо, я поделился своим опытом. 

 

 

 

 

 

 

о. Игорь Ковалевский, Москва 

 

Я прежде всего хочу поблагодарить отца Кирилла за терпение. Все-таки регламент наших докладов не соблюдался. Я специально сидел, смотрел на время. Поэтому хочу поблагодарить своего секретаря – она соблюдала регламент, меньше времени заняла. В большинстве групп, и в нашей в том числе, этот вопрос затрагивался так или иначе. Самые разнообразные инициативы. Я очень доволен, что у нас много инициатив, не надо воспринимать нашу Церковь только в черных тонах. Мы сказали, но здесь это было мало отмечено – а именно, наши инициативы и наши желания надо соизмерять, во-первых, с нашими более чем скромными возможностями, и во-вторых, с действующим российским законодательством. Оно есть какое есть, но мы призваны его соблюдать. 

 

Здесь только что прозвучало предложение о епархиальном юристе. Я вам сразу скажу, это будет немножко фикция. Поскольку законодательные акты есть в разных субъектах Федерации, местные. Кроме того, практика применения законов тоже в Российской Федерации отличается. Поэтому крайне важно, чтобы юридическая помощь по мере возможности тоже организовывалась на местах, в приходах. Конечно, епархия здесь всячески готова оказывать эту возможность. Но все-таки то, что связано с российским законодательством, стоит соблюдать. Что касается работы протестантов – это они как раз работают прозрачно и строго стараются соблюдать это законодательство. Строго. Им это дорого обходится, сразу это говорю. Поэтому наша задача – проявлять благоразумие. Prudentia est auriga omnium virtutum moralium. Благоразумие – рулевая всех разумных добродетелей, нас этому учили, и, надеюсь, мирян на катехизации тоже этому учили. Спасибо. 

 

 

 

о. Бонавентура Нтонтас, Санкт-Петербург 

 

Хотим уточнить то, что мы говорили. Есть имплицитная двойственность между миссией и нашей верой. Как будто миссия – это добавка, которую могу брать или нет. Если цитировать апостола Павла – горе, мне если не буду евангелизировать. Можно перефразировать: приходу горе, если не будет евангелизировать. Поэтому на самом деле двойственности нет, миссия и вера – это одно и то же. И самое интересное, что мы подчеркивали: идти на миссию или быть миссионером – это выгодно мне самому прежде всего. Я этой миссией не только кого-то воспитываю, я в этой миссии сам укрепляюсь в вере, надежде и любви. Находясь в миссии, я, на самом деле, встречаюсь с Христом. Мне кажется, очень важно это подчеркивать. Здесь говорили также о концертах. Очень интересны отношения между верой и культурой. Конечно, было бы неплохо, если бы некоторые документы были переведены по поводу отношений между верой и культурой. Очень интересное явление в нашей поместной Церкви – концерты, которые повсюду развиваются, это отрадно. Особенно много в Санкт-Петербурге. Может быть, настало время, поскольку и в Москве есть сестра Валентина, и в других приходах ответственные за эти концерты – делиться опытом и взаимно обогащать друг друга. Спасибо. 

 

 

 

о. Пётр Фидермак, Калининградская область 

 

Я только хотел обратить ваше внимание на эту картину [логотип]: будущее наших приходов. Папа римский выходит из этих приходов, монашки, семьи. Это очень надежная картина. Другое – что II Ватиканский собор высказал: идти вперед для Церкви означает возвращаться ко Христу. В России говорят, что приход окормляет людей. Люди от нас ждут, чтобы у них было, где получить прощение грехов, чтобы они могли встретиться с евхаристическим Христом, чтобы слышали слово истины. Слово правды, слово Иисуса Христа. Это наша главная задача, наверное. Там, где священник сидит в исповедальне, и у людей есть возможность перед мессой исповедоваться, там приход растет. А там, где священник занимается менеджментом, у него нет времени на священническую службу, там приход потихонечку умирает. Это реальность нашей жизни, хорошо если мы на это обратим внимание. Уже в 1947 году епископ Фултон Шин сказал, что настолько Церковь будет расти, насколько люди будут стоять на коленях перед Евхаристией, и священники в том числе. Нам нужно и над этим задуматься. Потому что все эти формы и все действия помогают, но центр именно в этом окормлении. Второе – что католическая Церковь в России имеет большое значение. Потому что православные, например, в Калининградской области говорят: вы знак присутствия вселенской Церкви в России. Спасибо, что вы есть, это они говорят, потому что если бы вас тут не было, этого знака вселенскости, мы бы тут остались как-то маргинально. Если тут присутствует вселенская Церковь, это хорошо. 

 

 

 

с. Божена Кондрусик FMM, Санкт-Петербург 

 

Мне лично не хватает в теме евангелизации и миссии приходов конкретики. Половины приходов нету, половины настоятелей нету. Мы что-то получаем в этом обмене, какие-то идеи, вдохновение. Но мне не хватает конкретных примеров, методов, что дальше делать. Может быть, это прозвучит завтра, может быть, епископ знает… (Епископ: Не факт). Но я бы надеялась еще на какие-то конкретные примеры – у нас есть разный опыт евангелизации и миссии, можно между нами делиться чем-то конкретным, что конкретного могло бы быть в наших приходах для евангелизации, для миссии. Может быть, методы, способы из каких-то движений. Может быть, основать что-то на епархиальном уровне, на уровне деканата. Конкретики мне не хватает. Спасибо. 

 

 

 

Фатима Малякина, Санкт-Петербург

 

Я надеялась, что отец Януш вспомнит про то, что не сказал отец Даниил, но он тоже не вспомнил. Хочу сказать про важную вещь, которую мы обсуждали на группе – ротация священников не должна быть самоцелью. При смене настоятеля было бы неплохо, как – когда приехал отец Януш, и прежний настоятель жил с ним некоторое время в приходе и вводил его в жизнь прихода и в дела прихода – мне кажется, это было бы хорошо. Может быть, владыка, вы подумаете над этим. Еще мы говорили по поводу социальных сетей. Когда была какая-то волна по поводу якобы изменения Папой Франциском текста молитвы Отче наш, и католический, и некатолический интернет бурлил. Благодарение Богу, что, наконец, мы увидели ответ отца Игоря. Были сетования, что сайт Архиепархии иногда поздно реагирует на какие-то вещи, которые происходят во вселенской Церкви. Хотела еще коротко ответить по поводу катехизаторов. Пожалуйста, не обижайте катехизаторов, потому что миряне честно отдают несколько лет своего времени полностью субботний день. Во всяком случае, я попала в тот момент, когда еще не было никаких интернет-конференций. Мы честно ходили через субботу, я уходила из семьи, с утра и до вечера… поэтому было бы хорошо, чтобы катехизаторов мы любили. Я не знаю, как в других приходах, в нашем приходе катехизаторы никогда никакого материального поощрения не получали. Я бываю благодарна, если мне частично возмещают какую-то поездку, но, если этого не будет, я все равно поеду. Отметила бы еще: не надо даже органистам платить, если это наши прихожане, и они все равно идут в воскресенье на мессу, почему они не могут пожертвовать свое время и свой труд, чтобы играть? 

 

 

о. Сергей Тимашов, Тула 

 

Пытаюсь понять, насколько меня удовлетворяет жесткая форма разговора о необходимости присутствии прихода в интернете. Как альтернатива неравновесная, но отчасти решающая задачу, когда мы говорим – да, приходы должны быть открыты, да, прихожане должны сидеть, да, они должны все быть профессиональными экскурсоводами, но это идеал. А саму информацию, написанную о приходе, если в самом приходе нет специалиста по литургии, по церковному искусству, можно всегда попросить, чтобы эта информация была подготовлена для каждого прихода. Когда открыто, когда закрыто, в какие часы можете найти священника, который готов вас услышать. Куда среди ночи звонить, если вам нужно вызвать священника к больному, это должно быть в интернете. Иногда люди вспомнили о том, что они католики, и им срочно нужен настоятель, а ехать непонятно куда. Но если они уже нашли адрес прихода в интернете, значит, уже можно связываться. 

 

Второе – все-таки в том, что касается финансов, это не прозвучало, хотя на нашей группе мы об этом говорили. Вчера прозвучала фраза, как в 90-е годы деньги привозились под сутаной, это предмет, кажется, сразу нескольких заповедей Божьих. Финансовая честность в отношениях со своим государством у нас описана в катехизисе католической Церкви. Если мы слишком увлекаемся поиском благоразумных компромиссов, у нас может из проповеди, катехизации и свидетельства выпасть кусок Катехизиса. Если я сам вожу под сутаной, то, разумеется, я не могу сказать прихожанам, что они должны в этом исповедоваться. Или я должен найти модус разговора, в котором я нахожу что-то, что требует именно духовного осмысления моей позиции, моих действий, тогда уже смогу и с прихожанами это обсуждать. Уплата налогов, соблюдение законодательства, в том числе, финансового – это всё из области того, что описывает Катехизис, а не благие пожелания, не вопрос, как стимулировать прихожан давать больше денег, а это духовный аспект, который мне хотелось бы озвучить. Спасибо. 

 

 

 

 

о. Георгий Кромкин, Москва - Нижний Новгород 

 

Фатиме - аллаверды. Информационная служба Архиепархии не должна реагировать на некоторые вещи, если уже есть на русском языке на сайте Радио Ватикана подробнейшее разъяснение конкретной проблемы. Я призываю не искать информацию где-то, а идти к первоисточнику. В данном конкретном случае - это Радио Ватикана по-русски. Только на сайте арго казино большой выбор игровых автоматов.  

 

Но я не для этого вышел сюда. Хочу кое-что обострить, потому что мне это кажется спасительным. Возможно, я утопист, но мне кажется, что моя интерпретация той библейской цитаты, которую я сейчас произнесу, очень полезна и законна. Дорогие отцы, прежде всего, вы, дорогие отцы настоятели, и, конечно, миряне. Собрались апостолы и сказали: негоже нам, оставив слово Божие, пещись о столах (см. Деян 6, 2 и далее). Мне кажется, что все известные лично мне проблемы за последние годы в Церкви, в том числе, ошибки, штрафы и другие, исходят из того, что мы, священники, взялись за то, в чем не являемся профессионалами и не должны ими являться. Дорогие миряне, это ужасно, что, забыв Слово Божие, священники изучают марки цемента, способы покрытия крыш и технологии отопление в храмах. Это занимает много времени и сил, и в этом совершаются очевидные и естественные ошибки, которые стоят поместной Церкви в том числе и денег. Я уверен, что мы, священники, должны оставить "столы". А вы, дорогие миряне, должны их взять. Другое дело, через какой срок – год, пять лет, десять. Но я уверен, что без этой перспективы бесполезно вообще о чем-то говорить. Спасибо. 

 

 

 

Ярослав Терновский, Москва 

 

Уважаемый Владыка, дорогие участники нашей встречи! Впечатление от выступающих, от того, что я видел на своей группе, меня очень порадовало. Несмотря на то, что проблем в нашей Церкви много, Господь ее не оставит, Он всегда будет с ней. Она не такая бедная, как мы думаем. В ней есть Бог, в ней есть наша вера. Соответственно, говорить о наших проблемах нужно с этим пониманием. 

 

Если говорить о материальных проблемах, то у нас есть надежный источник дохода – это, конечно же, наши миряне. Надо рассчитывать на свои силы. Понятно, что Церковь у нас недостаточно финансируется. Ужасная проблема, что она не может содержать священников, платить зарплату и так далее. Но тем не менее у нас не будет другого источника дохода, надо быть реалистом, надо это понимать. Надо делать всё, чтобы положение изменилось. В этом отношении надо работать, объясняя это и во время катехизации – мне кажется, тут у нас есть упущения. Об этом надо говорить – когда начнем говорить, проблема рано или поздно будет решаться. 

 

Хочу поблагодарить – эта конференция дает возможность больше узнать священнослужителей, которые работают рядом с нами. В нашей группе четыре замечательных профессионала, любящих свое дело, которые не относятся к нему формально. Это было видно по их речам, по их выступлениям. Вы наше богатство, я хочу сказать и священникам, которые граждане России, и тем, кто к нам приезжает – мы, миряне, вас всех очень любим. Я говорю не только от себя, а общаюсь с очень многими людьми. Мы всем вам очень благодарны, спасибо большое, Владыка. Спасибо. 

 

 

 

о. Иосиф Гунчага, Рязань 

 

Много говорилось о миссионерстве. Я на группе рассказывал о том, что пример протестантов может быть для нас очень полезен. Я дружу с ними, у них есть программа – «Каждый дом для Христа». Из разных церквей протестантских, харизматические практически все. Выбирают какой-то город, и сто людей идут по двое по улице и в каждый дом стучат. Мне рассказывали о разных исцелениях, что молились над больными. Есть разные примеры, которые, может, нам не надо полностью отвергать, что это не наш метод. Евангелие раздают, и так далее. 

 

Еще был разговор о помощи для наркоманов и алкоголиков. У харизматических протестантов есть пять центров помощи реабилитации, где люди живут три месяца, им помогают не только освободиться от этих ужасов, но и приобретают новых верующих, дальше многие продолжают эту миссию в своих церквах. Был один центр сестры Эльвиры под Ярославлем, он закрылся, и больше нет у нас такого центра реабилитации. Может быть, нам подумать над этим, как-то обновить этот центр или открыть что-то такого типа. 

 

 

 

 

о. Николай Дубинин, Санкт-Петербург 

 

Этого не было на обсуждении групп, но это затрагивает и тему нашей конференции, и будущую реальность приходов, и то, что касается катехизации. У нас действует Школа катехизаторов, я озвучу некоторые цифры. Три года назад первый курс обучения, который сейчас приближается к концу, начали более 70 студентов из нашей епархии, и не только из нее. Собрать их было непросто. Основные две причины, которые назывались, это отсутствие желающих или занятость желающих. Причины, которые мы в процессе увидели и заметили, они тоже немножко показательны, это, в частности, непридавание важности подготовке катехизаторов. Наверное, это можно назвать волюнтаризм, когда настоятель просит кого-то из мирян взять на себя это служение, и как-то получается. Мы все счастливы, потому что вообще человека трудно найти. В некоторых приходах не очень приятная ситуация в этом плане, потому что мы видели такой подход, либо скрытый, либо открытый, когда есть нежелание настоятеля заниматься этим вопросом. Либо взгляд на своих прихожан такой, что там никого толкового нет. Если это так, то на само деле это очень печально, тогда о нашем будущем нет смысла и говорить – если за 28 лет у нас в Церкви нет толковых прихожан, которым мы могли бы доверять и которые были бы достойно подготовлены в плане катехизации, экономической деятельности, в плане всего того, что перечислил отец Георгий, чтобы не быть клерикализованной Церковью, где настоятель хватается за всё и закрывает все дыры. А где он действительно является пастырем, который занимается своими делами, и который живет вместе с Церковью. 

 

Возвращаясь к Школе катехизаторов – прошло три года, из 70 с лишним человек, по нашим подсчетам, у нас не больше десяти человек ее успешно заканчивают. Мы даем еще год, поскольку обучение заочное, на сдачу экзаменов, подготовку и так далее, это будет еще человек пять. Другие теряются, к сожалению, не только вследствие своей большой занятости или того, что они передумали, или вследствие того, что слишком высокие (поверьте, никакие не высокие) требования. А, к сожалению, часто потому, что нет реального интереса со стороны настоятеля, нет реальной поддержки, хотя люди готовы включаться в процесс катехизации и свидетельства, не хватает доверия. Всё это, конечно, расхолаживает. 

 

Есть шанс, поскольку осенью начинается новый трехлетний цикл, и для тех, кто потерялся, и для тех, кто еще не нашелся, есть возможность записаться в Школу катехизаторов. Мы разошлем более подробную информацию, но сразу просим – поскольку как пастырский центр мы действуем с настоятелями, лоббируйте, пожалуйста, информацию, не игнорируйте ее, передавайте ее прихожанам. Если они будут видеть через вашу позицию, что приход нуждается в мирянах, будет хорошо. Надеемся, что будет иначе. 

 

В плане формации есть вещь, которая преодолевает всяческие пространства и расстояния, интернет. Мы будем развивать тот проект, который был уже начат, он был озвучен на пастырских встречах, по крайней мере, в Москве и Петербурге, это общедоступные курсы в форме вебинаров. Вещание будет в прямом эфире, и затем в архиве будет материал по различным церковным дисциплинам. То, что по меркам, по возможностям нашей епархии, нашей поместной Церкви, будет передаваться, не побоюсь этого слова, на самом высоком уровне. Если плохо, значит, больше мы сейчас не умеем, не можем. Значит, такова ситуация нашей Церкви. Стараемся просить и находим отклик со стороны преподавателей, чтобы скромные, но лучшие ресурсы нашей епархии задействовались. Очень надеемся на ваш отклик. 

 

Простите, еще последнее. Думаю о будущем приходе, об итогах нашей конференции, о том, что говорила сестра Божена. Мне кажется, что для всех нас здесь и сейчас есть большой дар – это дар благодати Святого Духа, который, не нужно сомневаться, Господь дает нашей поместной Церкви. Есть вопрос, конечно, нашего ответа. Чтобы он был, чтобы это не погрязло в песок, не покрылось пылью, то, что мы сегодня делаем и переживаем, как это, мне кажется, простите, частично произошло с предыдущими конференциями, нужны три вещи. Добрая воля, потому что нужно захотеть что-то сделать. Нужно смирение, потому что это я, в том числе, должен буду что-то поменять в своих взглядах и подходах. Нужна смелость, потому что, если мы будем продолжать бояться, мы сами будем пилить тот сук, на котором сидим. Мы все разные, но, я думаю, есть общее. Когда в нашей группе сказали, что нужно искать какие-то не алгоритмы, а векторы, то, я думаю, этот вектор заключается в том, что если мы действительно что-то хотим для будущего, не ожидая, что придут следующие поколения и пусть они и меняют, то надо сделать две операции для того, что мы будем сейчас запускать. Закатать рукава и поднять одно место и идти вперед. Слава Богу, если это не будет движение по принципу лебедь, рак и щука, а если нас Господь будет вести вместе. Спасибо. 

 

 

 

Наталия Зыкова, Москва 

 

Я хотела бы сказать в завершение к вопросу сестры Божены. Может быть, я скажу очевидную вещь сейчас, я думаю, что конкретики не хватает нам всем, все мы интуитивно понимаем, что нужно что-то изменить и пытаемся это изменить, но идем интуитивно на ощупь. У меня предложение, что можно начать с молитвы. Не в том смысле, что мы не молимся, а чтобы какой-то час в каждом приходе до или после мессы, разово или постоянно перед Пресвятыми Дарами посвятить молитве Святому Духу, чтобы найти ответ на вопрос, что делать дальше. Это как акция. Я не могу сейчас объяснить, потому что эта мысль только что пришла мне в голову, и я не успела ее сформулировать, но для примера – когда мы делали межприходской День Семьи, целый день с 10 утра до 7 вечера было непрерывное поклонение, где люди каждый час молились, чтобы День Семьи прошел нормально. Такая ассоциация – может быть, во всех приходах в одну и ту же субботу такую акцию сделать. Спасибо.