логин:

пароль:

> Архиепархия > VI Oбщеепархиальная пастырская конференция. День 4. Заключительное слово архиепископа Павла Пецци

VI Oбщеепархиальная пастырская конференция. День 4. Заключительное слово архиепископа Павла Пецци

25 июня 2019 г.


 

Это будут некоторые мысли, может быть, даже не очень организованные. И если Бог даст силы, то в Послании на начало пастырского года в сентябре постараюсь изложить это более подробно. 

 

Как мне казалось, работа, размышление в течение этих дней шла, если использовать выражение, которое вы использовали, вокруг двух векторов. Может быть, они не совсем явно прозвучали, но, по крайней мере, как мне казалось, они являются двумя направлениями, по которым приход должен развиваться.

 

Первый вектор – это преображение. Наверняка вы все помните много раз цитируемое выражение Папы Бенедикта XVI о том, что Церковь растет не с помощью прозелитизма, а благодаря привлекательности. Не хочу сейчас останавливаться на понятии «прозелитизм», который фальшиво, даже болезненно мы переживали в определенное время . Меня интересует больше всего второе. Потому что именно в этом заключается преображение. В том, что Христос, привлекая к Себе, преображает, то есть, меняет, освобождает, искупает, спасает человека и весь мир. Этот момент, я думаю, является существенным. 

 

Естественно, Христос был очень привлекательным. Самый прекрасный среди сынов человеческих (ср. Пс 44, 3). Мы не должны забывать, что вершина Его привлекательности, как Он сам говорит - на Кресте: "И когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе" (Ин 12, 32). И в этой привлекательности, которая есть, можно сказать, миссия Иисуса - в том, чтобы привлечь всё к Себе, чтобы привести всё в отношения с Отцом. Вот в этом идентичность. Много раз звучало в эти дни это слово. 

 

Я думаю, что нам необходимо освободиться от любого унижения идентичности. Конечно, есть риск идентифицировать, отождествлять идентичность с определенным конкретным аспектом. Но любой аспект, если его преувеличивать, рождает монстров. Это как если бы мы думали, что наше лицо – это только нос. Если бы у нас было огромное ухо или глаз, который покрывает всё остальное - это был бы монстр, не идентичность. А идентичность – лицо, которое мы имеем, которое мы показываем, и это лицо заключается в нашей принадлежности Христу. Это важно осознать предельно ясно! Наша идентичность не в каком-то языке, не в культуре, не в стране. Наша идентичность - в отношениях с Христом. Наша идентичность в том, что мы принадлежим Христу. 

 

У святого Иоанна Павла II есть прекрасные стихи о Веронике по пути Via Crucis, по Крестному Пути. Один стих не то чтобы очень красивый, но очень истинный: «Твое лицо родилось от Того, на Кого ты смотрела». Наша идентичность, наше лицо зависит только от этого. Потому что наша идентичность в том, чтобы осуществить продолжение присутствия Иисуса Христа в истории. Да, это естественно – идентичность Церкви, но мы как раз и есть Церковь. Исчерпывающее наше лицо заключается в том, как мы молились сегодня утром - в том, что мы принадлежим Богу. Мы - Его народ и овцы паствы Его (ср. Пс 94, 7). Я смею говорить, что мы являемся – и мы это должны осознать – мы являемся лицом присутствия Бога для этой эпохи, для этого пространства, для этого времени. 

 

Приход осуществляет и должен осуществить эту идентичность. Но он не дает идентичности. Это тоже важно понять. В этом плане, по крайней мере, так мне кажется, очень правильно подчеркнули мы вчера, что необходима живая связь с поместной Церковью. Потому что как раз без этой живой связи с поместной Церковью любая община становится монстром в конце концов. Неизбежно преувеличивается какая-то деталь. В этом заключается необходимость, как говорили вчера, осознать собственное достоинство. Моя идентичность – это также мое достоинство. Если мое достоинство в том, что я принадлежу Христу, принадлежу Богу, то никто и ничто не может отнять у меня это достоинство. Меня могут посадить, я могу совершить самые ужасные ошибки, но я не теряю этого достоинства. Я не теряю этой уверенности, я не теряю этой силы. В то же время, если я отождествляю свою идентичность, свое достоинство с каким-то аспектом, сразу рождается страх. Я боюсь, что могут украсть этот аспект. Что могут у меня отнять его. 

 

Еще вчера, позавчера было сказано «передать, чтобы сохранить». Я тоже думаю, что это хорошая формула для того, чтобы выразить идентичность. Ясно, что разговор о принадлежности Христу, об идентичности нашей жизни, о нашем лице в этом мире неизбежно заставляет нас говорить о живой встрече с Христом. Здесь мы должны задать себе вопрос – является ли приход местом этой встречи? Смотрите, это дело не само собой разумеющееся. Потому что люди и, скорее всего, большинство наших верующих ходит в храм, ходит в приход, не осознавая, что это встреча с Христом, или забывая, или просто сосредотачиваясь на других аспектах, последствиях. И сам факт, что кто-то был крещен, еще не означает, что это была осознанная встреча с Христом. Необходимо, чтобы это также ясно прозвучало в наших приходах. 

 

Каким образом происходит эта встреча? Первый самый простой способ – это через вас. То есть, через христианина как такового. Потому что каждый из нас, прежде чем быть епископом, Папой, священником, сестрой - является Christo fidelis, верующим во Христа, крещеным. И крещение уже определяет мое лицо. Да, часто, к сожалению, оно не видно. Потому что часто мы живем так, что 24 часа, целые сутки, целые недели, месяцы, годы проходят без осознания, что я принадлежу Христу. И тогда кого я привлекаю? – никого! Все те, кто встречал Христа, не обязательно стали христианами. Но одно было ясно – что перед Ним невозможно было остаться равнодушными. Либо да, либо нет. И таково должно быть наше присутствие. 

 

Но если мы не сознаем, что мы встретили Христа, тогда каково наше присутствие? Серое, как говорит прекрасно Папа Франциск в начале документа о святости (Gaudete et Exultate) – Христос хочет видеть вас счастливыми, чтобы ваша жизнь была не серая, не индифферентная, не пассивная, не разочарованная. Поэтому каждый верующий должен, как вчера прекрасно было сказано, осознать, что миссия – это не добавка. Миссия наша – это выражение нашей идентичности. 

 

Приход осуществляет эту миссию, то есть, способствует встрече с Христом через само помещение. Думаю, что открытость, о которой вы много говорили в эти дни, касается не только храма, но и нас самих. Часто, как говорит апостол, мы в наших сердцах закрыты. Поэтому часто даже не думаем о том, что необходимо открыть двери, ворота наших домов, наших храмов. Здесь, конечно, речь идет и о всей деятельности, которая ведется в храме, включая ту культурную деятельность, которая, как вы справедливо напомнили вчера, является пред-евангелизацией. Потому что мы не осуществляем культурную деятельность с целью прозелитизма. А культурная деятельность – это выражение. Просто выражение Того, Кому мы принадлежим. 

 

В этом смысле приход – это место встречи с Христом прежде всего или выше всего в литургии. Здесь, конечно, речь идет о том, как мы курируем литургию, и не только настоятель, хотя, конечно, от него многое зависит. Красивая, глубокая, осознанная литургия, скромная, не обязательно помпезная, способна на самом деле сопровождать верующего в течение всей недели. В то время, как формальная, как вы говорили вчера, проповедь, формальная литургия, даже если вы делаете это каждый день, даже если бедный прихожанин приходит каждый день, это не помогает ему, он остается в своей глубокой рассеянности. Поэтому необходимо курировать, необходимо готовить литургию во всех ее аспектах, деталях. Не надо с ума сходить, становиться литургистом, то есть, преувеличивать литургию, иначе приход опять-таки становится монстром. В этом смысле встреча с Христом происходит чаще. 

 

Хочу здесь два слова сказать о священнике. Потому что это еще один способ, через который Христос идет навстречу людям и внутри прихода, и вне. Поэтому священник должен быть доступным. Извините, он должен быть доступным 24 часа. Что не значит, что необходимо оставить включенным сотовый. Это прежде всего то бодрствование, о котором говорит Библия. Если даже мое тело спит, мое сердце, моя душа бодрствует. Доступность людям измеряет на самом деле мою принадлежность Богу. Насколько Христос важен для меня, видно из того, насколько я открыт, доступен. Здесь я бы хотел сказать, что священник должен быть, конечно, отцом. Но он должен также быть братом и другом. Думаю, что эти три измерения все необходимы, по крайней мере, сегодня в наших условиях. 

 

А второй столп – это то, что я назвал бы общением. Общение как таковое. И здесь меня поразили три глагола, три слова, которые вы использовали вчера. Делегировать, интегрировать и сопровождать. Это именно то, что приход может и должен делать именно как общение. Приход сопровождает своих членов. Это значит, призывать к сотрудничеству, к диалогу. В сопровождении разные роли, разные авторитеты, разные ответственности остаются ясными. Только это делается вместе. Да, в природе есть разные примеры. Есть те, кто действует как одинокий волк. Но есть Церковь, и поэтому приход, если хочет сохранить свою идентичность, если хочет осуществить свою миссию, должен делать это вместе, как один единый организм. Диалог не существует для того, чтобы производить что-то. А диалог – это необходимая почва, чтобы что-то родилось. Диалог способствует, помогает нам не мешать благодати Божией действовать. 

 

Я лично думаю, что наш исторический момент, естественно, по аналогии, но достаточно похож на ситуацию первых павловских общин. Когда в одном городе, на одной территории, в одной провинции часто существовала лишь одна Церковь. И мы могли бы сказать, лишь одно общение, лишь один приход. Однако это общение конкретно осуществлялось в разных группах, в разных общинах. В церквах, которые собирались в разных домах. Время от времени они собирались все вместе. Я думаю, что эту модель мы должны внимательно изучать. 

 

Думаю, что мы должны всерьез думать о том, чтобы «организовать» наши приходы через разные группы или, как я предпочел бы, назвать «братства». Где-то есть сплоченность именно братства. Более реально, возможно, группы, которые могут совместно заботиться друг о друге, реально. Группы, которые собираются регулярно на постоянную формацию, то есть, на катехизацию. Группы, которые осуществляют именно по привлекательности свою миссию. Группы, которые разделяют между собой взаимную любовь. Это, как я вижу, как я понимаю, способствовало более эффективному интегрированию. 

 

 

Не забываем, что в начале христианства катехумены составляли именно такие группы внутри прихода, внутри Церкви. Именно потому, что епископы сразу осознали, что не так просто новым людям войти в общину Церкви. Один способ – это составить именно группу катехуменов. Но можно было бы составить группу и по другим принципам. Например, семьи, люди, которые живут на определенной территории географически, люди, которые профессионально осуществляют более или менее ту же самую работу. 

 

Одно слово хочу сказать о катехизации. Катехизация не производит встречу с Христом. Это очень важно осознать. Катехизация способствует, помогает мне, чтобы эта встреча снова и снова происходила, то есть, одним словом, катехизация должна помогать осознанию, моему сознанию встречи с Христом.Потому что встреча сама по себе не достаточна. Если я не осознаю, что произошла встреча с Христом, если я не осознаю, что сейчас снова происходит, и не потому, что я решаю, что она должна происходить, а именно по благодати Божией. Если этого не происходит, то раньше или позже люди уходят. Теряется та привлекательность. И люди уходят более или менее грустно. Поэтому катехизация должна быть именно живой. Она должна укрепить мою веру. Она должна дать мне возможность смотреть, столкнуться со всеми вопросами, не бояться. 

 

Я хочу здесь остановиться на содержании катехизации. Я думаю, что для постоянной катехизации хорошо использовать актуальные документы Папы, епископов, Церкви. В том числе, социальное учение Церкви. Естественно, приход должен развивать свои инструменты, чтобы сопровождать своих членов. Вчера были названы некоторые инструменты – думаю, что стоит о них подумать серьезно. Говорилось о листочках. На самом деле листок – это очень простой способ. Но если он хорошо сделан, это великолепный способ миссии именно передачи привлекательности. Потому что листок может взять любой прихожанин, листок может передать любой прихожанин, даже не умея объяснить, что такое христианство. Но именно только силой своего лица может передать своим родственникам, друзьям, коллегам. Думаю, в этом смысле, что тот метод, тот способ введения в христианство, о котором говорилось вчера, мы должны принять всерьез. 

 

Еще говорилось о том, чтобы выходить на светские медиа. Это тоже очень хороший способ. Только всё это надо делать, не забывая ту первую вещь, о которой я говорил. Это выражение нашей любви ко Христу, нашей принадлежности. Это надо делать не с целью, чтобы умножить нашу группу. Это надо делать с целью любви к другому человеку. Еще инициатива – день открытых дверей, которая, например, могла бы прекрасно осуществиться через, допустим, приходской праздник. Или другой способ – это праздник семей. В любом случае, думаю, что необходимо развивать взаимодействие между приходом, общением как таковым, со своими разными инициативами, и конкретными группами в приходе. Я думаю, что таким образом вера наша не вырождается в мелочности, а, наоборот, она показывается в деталях. 

 

Меня в первый раз, когда я это видел, поразил тот факт, что кафедральный собор в Милане имеет кучу деталей, статуи, которые почти никто не видит. Но которые сделаны от начала до конца или, как говорил французский пилот и писатель Сент-Экзюпери, что, пройдя на самолете над Андами от Аргентины до Чили, он видел как будто море прекрасных цветов, которые никто не видит. Они просто дают славу Богу. Но это видит только Бог. Это не поэзия. Это значит, не мания, а энтузиазм – курировать все детали. Потому что наша вера осуществляется, показывается в серьезности, с которой мы принимаем любую деталь нашей жизни, жизни других людей, наших храмов. 

 

В этом плане, в плане осуществления веры в разных деталях, хочу подчеркнуть два момента. Первый, о котором вы говорили. Это подготовка, постоянная формация. Естественно, много зависит и от епископа, от епархии как таковой. Но не забываем, что и сам приход может осуществить эту постоянную формацию. И не только для рядовых солдат, но также и для священников, духовенства, для монашествующих. Например, как нас научили, по крайней мере, ничего не делать, не участвуя самим. Мой настоятель мне говорил: если ты не будешь участвовать серьезно в розарии, тогда не начинай розарий в приходе. Если ты не будешь делать выставление, потому что оно тебе нужно для твоего обновления, для твоего обращения, тогда не делай для прихожан, потому что это будет противоположное свидетельство. Если ты уходишь, потому что у тебя есть более важные дела. Это касается также катехизации. Если я участвую в катехизации с этим духом, для меня это прекрасные уроки. Для меня эти два дня с вами были великолепным уроком для моей веры прежде всего. Я на самом деле обновил свою веру в течение этих двух дней. Я это говорю не просто так. Повторяю, это не значит, что это всё, но не забываем этот момент, этот аспект. 

 

Второе, что хочу сказать, это способность делегировать, дать ответственность. Я думаю, что необходимо испытать, что это просто выгодно. Одно слово о двух аспектах, о двух моментах. Первое – это служение милосердия. На самом деле об этом мы не очень много говорили в эти дни. Прозвучало, но не очень много. Особенно хочу подчеркнуть одно – служение милосердия не имеет никаких целей. Служение милосердия не решает проблемы людей. Служение милосердия имеет лишь одну цель – или, если хотите, это без цели. Это чистая любовь, бескорыстность. Однако без этого ничего другого не существует. Общение невозможно, миссия невозможна. Интегрировать невозможно, принять другого человека невозможно, открыть двери невозможно без бескорыстной любви. Без бескорыстной любви мы ничего не строим, может быть, создаем кучу ям, но ничего не строим. Потом говорим – я устал, я копал весь день. Но ты выкопал кучу ям и ничего не строил. Потому что для того, чтобы строить, необходима бескорыстная любовь. Дела милосердия, служение милосердия учат постоянно нас этому. Все остальное прекрасно – волонтерство, пожертвования, отлично, это все прекрасные дела, но это другое дело. Их необходимо осуществлять, но без служения милосердия, без бескорыстной любви, извините, они впустую. Это не я говорю, это просто Павел, Послание к Коринфянам. Я могу даже сжечь свое тело, все наше волонтерство – это как будто сожжение, но это не любовь, говорит апостол (ср. 1 Кор 13). 

 

Десятина и пожертвование. Я лично думаю, что это два способа, которые должны существовать в приходе. Только надо осознать, что пожертвования, и воскресные, и целевые, направлены на нужды прихода, в том числе материальные. В то время как десятина должна рождаться как выражение моей принадлежности Христу. Десятина – это то, как я выражаю, что хочу участвовать в миссии Христа, и поэтому в миссии прихода. Десятина должна быть связана с той миссией, которую приход осуществляет. И принадлежность особенно видна, когда необходимо рукой залезать в карман, в кошелек. Здесь неважно, сколько. Если среди ваших прихожан есть бизнесмен – хорошо, пусть дает миллионы. А здесь опять важна воспитательная функция десятины. Я могу дать один рубль, если это на самом деле то, что я могу. И веруем ли мы в это или нет, но Иисус все-таки говорит, что два рубля бедной вдовы обогатили храм больше, чем три миллиона, которые богатые вкладывали в сокровища храма (ср. Лк 21, 1-4). Но в это нужно верить, иначе не действует. 

 

Хорошо, заканчиваю. Приход на самом деле меняет свой лик изнутри. Наша цель не в том, чтобы осуществить революцию. Революция только разрушает. А мы должны даже не начинать, а войти в поток постоянной реформы, которая есть Церковь. Благодаря этим двум векторам, как было сказано вчера, мы войдем в этот поток постоянной реформы, и тогда приход поменяет свой лик. Как говорил Микеланджело, когда он делал статуи: он не создавал статуи, а освободил от ненужных вещей лицо, которое было внутри камня. Аминь. 

 

Хочу поблагодарить отца Кирилла, как я говорил уже вначале, эту группу, которая составила документ, над которым мы работали. И также тех, кто помогал нам в эти дни, чтобы молитвы, литургия, песнопения были как раз более эффективными. Хочу поблагодарить епископа Гинтараса и ректора Андрюса и всех, кто принял нас и дал нам возможность работать так спокойно и эффективно. Также хочу поблагодарить тех, кто непосредственно организовал эту встречу, Ольгу, которая своими фотографиями помогала. Не знаю как для вас, а для меня было интересно смотреть именно эти идентичности, которые выражались в ее фотографиях. Хочу поблагодарить всех вас, и пусть паломничество, которое сейчас будет, станет знаком нашей миссии, нашей благодарности за дар встречи с Христом. 

 

 

Фото Ольги Галкиной