логин:

пароль:

> Архиепископ > Проповедь архиепископа Павла Пецци на Святой Мессе освящения мира и благословения елеев в Кафедральном соборе в Москве, 17 апреля 2019 г.

Проповедь архиепископа Павла Пецци на Святой Мессе освящения мира и благословения елеев в Кафедральном соборе в Москве, 17 апреля 2019 г.

17 апреля 2019 г.

 

Слова Иисуса в синагоге Назарета утверждают Его сыновство, Его абсолютную связь с Отцом. Иисус есть «посланный Отцом», как много раз Он повторяет о Себе, особенно в Евангелии от Иоанна. Дух Господень на Нём, потому что Христос помазан благовествовать Отца и Свои отношения с Ним. И Его слова: «вот иду Я, исполнить Твою волю, Отче» подтверждают, что Иисус всегда видит Лицо Отца.

 

В самые важные моменты Своего земного пути Иисус говорит о Боге как о Своём Отце, к Нему Он обращается с сыновним доверием: «Авва, Мой любимый Отец». Достаточно вспомнить здесь тот драматичный момент, когда Мария с Иосифом находят Его в храме, и Иисус отвечает им загадочными словами: «Я занимаюсь делами Отца Моего; Мне надобно быть в том, что принадлежит Отцу Моему» (ср. Лк 2,49). Или когда в Гефсиманском саду Иисус, искушаемый диаволом, потому что пришло его время искусить Иисуса (ср. Мк 14,36) и диавол возвращается к Иисусу спустя три года после искушений в пустыне… Так вот, Иисус берёт на Свои плечи весь грех и всё отчаяние, утверждая Свою готовность творить не Свою волю, но волю Отца. И когда ученики просят, чтобы Он научил их молиться, то Иисус не находит никаких других слов, как только «Отче наш...» (ср. Лк 11,1-2). 

 

Сегодня мы продолжаем чувствовать кризис отцовства, или вернее будет сказать, кризис отцовства достиг своей вершины: это кризис доверия к Самому Богу, который выражается в кризисе доверия к любому земному авторитету, любому другому отцу, в том числе и священнику. На Синоде в октябре прошлого года один из участников говорил о том, что каждый отец раньше или позже разочаровывает своих детей, и это неизбежный момент. Однако это не кризис отцовства, а необходимый момент в процессе взросления ребёнка. Обращаясь к итальянским епископам несколько лет тому назад, Папа Франциск поднял болезненный вопрос, который является одной из главных причин отдаления молодёжи от Церкви. Папа сказал им: 

 

«Речь идёт о нашем отцовстве! Сколько семинарий, приходов, монастырей и обителей придётся закрыть в ближайшие годы из-за отсутствия призваний к священству и посвящённой жизни? Бог это знает. Печально видеть, как эта страна, которая с щедростью и рвением давала Церкви столько миссионеров, сестёр, священников, входит в туннель потери призваний. Вы ищете ответы, но как будто не находите их» (Франциск, 10.12.2015 г.). 

 

 

Этот вопрос, может быть, в других словах, или, скорее, по другим причинам, касается также и нас. И мы тоже не находим условий, которые смогли бы снова сделать для нас возможной встречу с Христом. Кризис отцовства — это кризис нашей идентичности, который ослабляет наше чувство принадлежности к Богу и Церкви. 

 

Но зададим себе вопрос: каким образом Иисус преодолел, скажем так, в кавычках, возможный «кризис доверия» к Отцу? Утверждением Отца, обновлением Своего полного доверия Ему, потому что Отец для Иисуса — это постоянное присутствие, для Иисуса Отец никогда не является «прошлым», Он всегда — «настоящее» (ср. Откр 1,8). 

 

А для нас людей, сотворённых Богом во Христе, жить в настоящем значит стремиться к источнику, находиться в пути святости, в пути обращения к Богу. Для нас, священников, это означает готовность постоянно обновлять своё священство, своё призвание, свою принадлежность Богу, свою готовность творить волю Отца. Я думаю, что мы, священники, сможем снова достичь сердца молодых людей, если сами пойдем по пути подлинного обновления нашего священства. 

 

В этом обновлении отцовства важную роль играет близость, общение, которое мы сможем установить между нами. Общение между священниками выражается в том, что я назвал бы способностью «вместе рождать», вместе творить, вместе молиться, вместе служить. Таким образом, общение, или синодальность, как говорят сегодня, становится чем-то новым, чем-то постоянно обновляющимся. Прежде всего, это «рождение» открывается в том, как мы воспринимаем себя, в том, является ли наша личность одинокой или же мы осознаём себя и живём как часть великого организма, который есть тело Христово. Это «мы», которое мы, священники, как отцы, должны открыть в корне своего «я». «Рождать вместе» значит осознавать себя принадлежащими целому, а не оторванными и брошенными. 

 

Все мы наверняка помним послания апостола Павла к Коринфянам, где он говорит об этой принадлежности, об общении. Но существует и другое послание к Коринфянам более позднего автора — святого Климента, римского Папы. Там святой Папа приглашает всех, но особенно священников быть великодушными, милосердными, полными любви, так, что если какой-то пресвитер спровоцировал конфликт, разделение, то он должен вернуться к принципу общения, единства общины, потому что общение, единство являются наиболее важными факторами как для рождения новых верующих, так и для реализации призвания самогó священника (ср. Климент Римский, Послание к Коринфянам, 50-55).

 

Ещё один аспект подлинного отцовства для священника заключается в радостном обновлении целомудрия ради Царства Небесного. Целомудрие не является всего лишь необходимым условием для священства. Кстати, именно ясное осознание целомудрия позволяет священнику не путать себя с биологическим отцом молодого человека, и не совершать грубые ошибки в связи с этим: священник — это именно духовный отец, сопровождающий жизнь и призвание молодого человека, но который никак не заменяет собой Бога и земного отца, каким бы он ни был. Вот почему он — девственный, целомудренный, соблюдающий целибат в традиции латинской католической Церкви!

 

Целомудрие — это, прежде всего, путь. В силу своей миссии в Церкви священник имеет огромное влияние на людей, которые входят в отношения с ним в той среде, где он действует. Если священник не достиг настоящей духовной зрелости, то, осознанно или неосознанно, он будет преследовать какую-то личную корысть. Это может быть карьеризм, власть, аффективная компенсация... И это неизбежно привносит в жизнь священника и в его служение мирские критерии. Отсюда рождаются разделения, доктринальная или моральная неопределенность, слабость в духовном руководстве, вплоть до злоупотреблений, которые отдаляют молодых людей от Церкви. 

 

И вот именно здесь важна привлекательность и сила целомудрия, подлинно пережитого, потому что это действительно привлекает молодёжь ко Христу, чтобы искать своё призвание и реализовать его в мире и Церкви. Как прекрасно сияет пережитое, радостное, подлинное целомудрие посвящённого Богу священника: его душа — это личные глубокие отношения с Христом в его реальной жизни!

 

 

Некоторое время назад я прочитал свидетельство Ванды Полтавской после её первой встречи со священником Каролем Войтылой, будущим Папой Иоанном Павлом II. В исповедальне она заметила, что этот священник слушает её удивительно сосредоточенно. 

В конце исповеди, вспоминала она, «этот священник предложил мне приходить каждое утро на святую Мессу. Но он не предложил стать моим духовным отцом. Только позже, несколько лет спустя, я поняла, что этот священник не хотел навязывать себя людям, а хотел привлекать людей к Иисусу, через себя, но не к себе». 

 

Дорогие отцы! Идите с радостью по пути обновления вашего призвания в Церкви! Аминь. 

 

 

Фото Алены Михалевой