логин:

пароль:

> "Я не думал, что найду решение своих проблем в Католической Церкви". Встреча с Ульфом Экманом в Москве

"Я не думал, что найду решение своих проблем в Католической Церкви". Встреча с Ульфом Экманом в Москве

31 марта 2019 г.

 

Архиепископ Павел Пецци: Добрый вечер, сегодня у нас в гостях Ульф Экман с женой Биргиттой. Я познакомился с ними, когда года полтора назад находился в Стокгольме, и меня глубоко поразила их история. Можно сказать, настоящий поиск истины. Для них Католическая Церковь – это как бы открытие того места, где этот поиск можно продолжить. Меня глубоко поразило, что для них проблема не в том, чтобы найти одну или другую группу, а именно в том, чтобы быть искренними искателями, старателями того, что драгоценнее всего – что есть на самом деле встреча с живым Христом. Поэтому я решил пригласить их, чтобы они дали нам свидетельство об этой истории, об этом постоянном поиске истины, который продолжается. В таком духе происходит эта беседа, и думаю, что, если будете долго разговаривать, будет время для желающих задать вопросы. Передаю слово. 

 

Ульф Экман. Владыка Павел, для меня большая честь быть здесь сегодня вечером. Мы с женой благодарны епископу за то, что организован этот вечер, эта возможность свидетельствовать сегодня. Для меня было большой радостью встретиться с вами в Стокгольме. И я счастлив снова приехать в Москву. Конечно, я уже не первый раз в Москве. Первый раз я приезжал сюда 30 лет назад. Для нас это было весьма значимое событие. Как вы знаете, тогда здесь было время больших перемен. Тогда Господь дал нам удивительную возможность приехать сюда и здесь свидетельствовать о Христе. Мы продолжаем это делать уже в течение многих лет. Я очень люблю Россию. Я прибыл сюда из моего родного города Уппсала, где я много лет был пастором. Если не считать Уппсалы, в Москве немного мест, где мне можно было бы проповедовать. Сегодня вечером я не буду проповедовать. Но я дам вам свидетельство. Я очень счастлив сделать это. 

 

Я был протестантом много лет. Именно там я был счастлив, встретив Христа. Я встретился со Христом, когда мне было 20 лет, в достаточно светской среде. И это совершенно изменило мою жизнь. Когда ты встречаешь Иисуса, ты ничего не знаешь о Нем. Но Он все знает о тебе. Он начинает вести тебя на этом пути за Собой. Ты не знаешь, куда Бог ведет тебя. Он учит шаг за шагом следовать за Ним и слушать Его. И быть послушным Ему. 

 

Я сформировался в протестантской среде. И Господь дал мне великую любовь к Христу. Но многого я тогда не знал. Я любил читать Писание. Очень любил говорить о Христе с другими. Иногда мы, христиане, особенно протестанты, делаем ошибку, которая заключается в том, что мы слишком привязываемся к пережитому опыту. Нам кажется, что тот или иной опыт – это единственно верное переживание присутствия Христа в нашей жизни. Но на самом деле есть и намного большее. 

 

Долгие годы я учился, прежде всего, узнавать, познавать Господа, и также знакомиться со многими христианами и другими общинами, чтобы, наконец, познакомиться с Его Церковью. Я был сильно вовлечен в миссионерскую работу, стараясь убеждать мирян, чтобы они узнавали Господа, повиновались Ему, возрастали в слове Божьем, больше знали о Святом Духе. И вдохновлять их на миссии. Это было моей страстью на протяжении многих лет. Это привело меня в Россию, Восточную Европу, многие места в Азии. Путешествовать по всему миру и говорить о Христе. 

 

Но, по правде говоря, я не очень хорошо понимал, что такое Церковь. Потому что для протестантского мышления, протестантской среды, Евангелие – это очень важно, Иисус очень важен, но Церковь это что-то более практическое, это скорее организация. Мне не хватало понимания, а что касается других Церквей, Католической Церкви, то я разделял взгляды, популярные в Швеции. Швеция сегодня светское государство. В прежние времена в Швеции было довольно сильным влияние лютеранской Церкви. Если вы хоть сколько-нибудь знаете историю, вы, конечно же, слышали что-то о Реформации. Я изучал богословие, но занимался этим исключительно с протестантской точки зрения. Поэтому мое понимание Реформации было вполне протестантским. 

 

Честно признаюсь, я крайне редко встречал католиков. В Швеции очень мало католиков. Вы только представьте себе – католические монастыри были запрещены в Швеции до 1970 года. Я упоминаю об этом, чтобы вы поняли, как обстояли дела в Швеции. Таким образом в Швеции я унаследовал культурные, социальные, политические, религиозные идеи и предрассудки о Католической Церкви. Но я-то думал – я знаю, что такое Католическая Церковь, хотя на самом деле не имел о ней никакого понятия. Таковы были усвоенные мною идеи, которые я знал и разделял со множеством других людей. Я бы так это назвал – знать Христа в какой-то определенной области своей жизни и оставаться полностью невежественным в других областях. Святой Дух воспитывает нас, дает нам более широкий кругозор, открывает новое видение и понимание для нас… 

 

 

Позвольте привести один пример. Поскольку мы с женой много работали, то решили взять отпуск, раздумывали, куда бы съездить… и поехали в Рим. Ехать в Рим – значит, встречать католиков. Ехать в Рим – значит, увидеть Папу. Мы пошли на папскую аудиенцию в среду. Там были тысячи и тысячи людей, Папа Иоанн Павел II появился в своем папамобиле, и люди радостно кричали, они были очень счастливы. Ну что же – ведь и мы, протестанты, бурно радуемся на наших встречах. Но эти люди были как-то уж совсем чрезмерно счастливы. Я был озадачен, почему толпа так радуется этому человеку, это же просто-напросто один человек. Мы стояли так, что Папа прошел очень близко к нам, в нескольких метрах от нас. И моя жена стала махать и кричать: «Привет тебе, брат, благослови тебя Бог…». 

 

Я задумался, откуда она знает, что это брат. Прошу прощения, но таково мое протестантское видение происходящего. Инстинктивно я чувствовал в глубине души, что я не лишен предрассудков. Мне стало интересно, как бы я мог изменить свой образ мыслей. Какой-то человек рядом со мной повернулся ко мне – я до этого его не замечал – и он посмотрел на меня, не представился, просто посмотрел на меня. И спросил: «А кто Папа для тебя?» Я решил отвечать как можно более спокойно и дипломатично. Я сказал: «Хммм…. Это епископ Рима». Такой ответ казался самым безопасным. Он еще раз внимательно посмотрел на меня и снова спросил: «И это всё? Это всё, что он для тебя значит?» Но в тот момент я уже знал, что Папа является чем-то большим, чем просто епископом Рима. 

 

Я много раз переживал подобные события. Я не буду сейчас о них рассказывать. Но они перевернули мою жизнь, они потрясли меня. Во-первых – я понял, что многого не знаю о Католической Церкви. А если не знал, то почему судил? Я был очень эмоционален в своих предубеждениях. То немногое, что я знал, было основано на мнении очень негативно настроенных людей. Я знал о Католической Церкви из книг, написанных моими учителями, которые имели о ней очень негативное представление. Мы с женой обсуждали это. 

 

И у нас в Швеции, и в других местах Церковь пользуется дурной славой – вы знаете, что такое «bad publicity» (негативное освещение в СМИ)? Когда про вас пишут что-то плохое. Светские журналисты, не христиане, не понимают, что такое Церковь. Моя жена сказала: «Если бы они слушали твои проповеди или читали твои книги, они бы так не думали». Тогда нам пришло в голову – вот так же они пишут и про католиков. Мы читаем или слушаем тех, кто пишет негативно, и принимаем всё за чистую монету. Поэтому мы ощутили обязанность, ответственность перед Святым Духом – потому что Святой дух говорит истину, Он ведет нас к истине. А мы не знаем, что есть истина. Но если наши сердца открыты, Святой Дух покажет нам путь и приведет нас к полноте истины. Когда это происходит, зависит от нас – смиряемся ли мы или остаемся в гордыне. Смириться, с одной стороны, тяжело, а с другой стороны – легко. Потому что ваша любовь к Иисусу – это любовь к истине. Каждый христианин, который любит Иисуса, любит истину. 

 

Конечно, мы готовы открыть сердца Богу, чтобы Он изменил нас. Тогда мы в жизни будем полагаться не на ложь, не на эмоции, которые могут бросать нас из стороны в сторону, не на предубеждения, но на настоящую объективную правду. Это часть христианской работы. «Познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин 8, 32). Я всегда знал и на собственном опыте, и на опыте других людей – когда мы застываем, когда мы не хотим меняться, мы обычно несчастны. Это то же самое, что быть собственником: «это мое, и я этого не отдам». Любой, кто высказывает другое мнение, кажется нам лжецом. Но истина, которая приходит от Бога, полна любви и сострадания, она освобождает нас, в том числе и от самих себя. Она делает нас свободными, позволяет сотрудничать с Иисусом Христом. 

 

Самое важное в жизни – идти вместе с Христом. Мое представление о Христе – в том, что Он ходил по земле, я поражен Его служением. Сверхъестественная сила, сверхъестественная любовь, которые исходили от Христа, привлекают меня. Небеса также очень привлекают меня. Ради Иисуса Христа вы должны прийти на небо, Он в небе всегда ждет нас. Но вот чего я действительно не понимал – это Тело Христово. Христос сегодня, здесь. Что такое Церковь? Если мы читаем Библию или Никейский символ веры, там это очень хорошо сформулировано: «Верую в единую, святую, вселенскую, католическую и апостольскую Церковь». 

 

Но что это значит? Если мы присмотримся, Церковь не выглядит как единое целое. Есть 40 тысяч протестантских деноминаций, групп и организаций. Церковь не целостна, не объединена. Святая? Ну… Церковь иногда вовсе не выглядит святой. Мы, конечно, можем вспомнить и о скандалах, о которых так любят говорить СМИ. Мы можем вспомнить ссоры между пастырями, лидерами и все такое прочее… Иногда, особенно в харизматических движениях, мы делаем акценты на каких-то знаках, на чудесах, которые происходят, но очень редко обращаем внимание на добродетели, на плоды Святого Духа. В нашей жизни очень не хватает добродетелей. Мы можем акцентировать внимание на всей нашей внешней деятельности. Но в том, что касается внутренней скрытой жизни, Христа внутри нас, то ведь даже протестанты исповедуют Никейский символ веры, где говорится, что мы веруем в католическую Церковь. Что это значит? Что значит, что Церковь католическая? Значит ли это, что она вселенская? Что она полная, законченная, со всем многообразием даров. И она апостольская. Что это значит – апостольская? Апостольское учение, а также служение. Апостольская традиция. Апостольская преемственность, продолжение. Значит ли это что Церковь продолжается с каждым новым поколением, из рода в род. 

 

Поскольку я был вовлечен в церковное служение, в истоки миссионерской деятельности, в пастырскую деятельность у протестантов, я сталкивался со множеством разнообразных проблем. Проблемы с единством, святостью, вселенскостью, апостольством. Проблемы догматики, морали, лидерства и так далее, и тому подобное... Наши дела идут хорошо, когда ветер Святого Духа попутный и приводит нас ко Христу, но,когда ветер веет в другую сторону, приходит буря и все эти разнообразные проблемы. Как мы решаем эти проблемы? Проблемы лидерства, догматики, морали. У кого есть власть? У кого есть власть сказать, что хорошо, а что плохо? У нас есть местные пастыри, с многими тысячами членов поместных церквей. Но в одной церкви говорят одно, а в другой совсем другое. Вы все читаете эту книгу, Святую Библию, но приходите к различным выводам. И есть проблема – кто принимает решение? Это реальный вопрос. Бог дает нам эту книгу. Бог помогает нам понять эту книгу. Протестанты говорят о Святом Духе, но Святой Дух – не шизофреник. Он не может сказать одному человеку одно, другому другое. Истина объективна. Он дает нам в изобилии то, что помогает нам понимать, жить, делать то, к чему Он призывает нас вместе. Да, Бог дал нам это, именно для этого Он дал нам Церковь. 

 

Я пытался справиться с разными проблемами, потому что я был лидером для многих людей. Но возникали такие проблемы, которые я не мог решить. Я искал, пытался найти решения. В процессе поиска этих решений возникла еще одна проблема – я находил решения, которые меня не устраивали. Я ведь и вправду вовсе не хотел становиться католиком. Я не думал, что найду решение своих проблем в Католической Церкви, в католическом руководстве, учении, богословии. Но именно там я нашел решение. Я нашел проблему… Что, если Церковь задумана так, чтобы быть единой? Я стал находить ответы на свои вопросы. Я нашел ответы там, где действительно не хотел их находить. Я стал понимать кое-что, и это был вызов для меня, в сердце я слышал фразу: «познай суть Церкви». Я был вовлечен в миссию Церкви, деятельность, поклонение… но что такое Церковь? Что является сущностью Церкви? 

 

Мне кажется, протестанты чрезмерно активны. Мы определяем себя через то, что мы делаем. Если вы пообщаетесь с 50-60 пасторами и послушаете, что они говорят, то это постоянно будут рассказы о том, что мы делаем. Это вызывает напряжение. Прежде всего нужно ответить на вопрос: кто ты? Кто ты, как человек, задуманный, созданный Богом, чтобы любить Его, поклоняться, радоваться, подчиняться Ему? Далее. Церковь – это Тело Христа. То есть – что такое Церковь? А не просто, что Церковь делает? Для меня, как для человека с протестантским, харизматическим пониманием Библии и христианской жизни, многих ответов не хватает, многое упущено, о чем я даже не знал. Таинства, святые, страдание – вот только три вещи, которые я действительно по-настоящему не понимал...

 

Другой мой вопрос – это где аутентичность церкви, что на самом деле аутентично, а что не истинно. В это время мы познакомились с некоторыми католиками. И они оказались не такими, какими мы их себе представляли. Мы встретили нескольких счастливых итальянцев. Мы с женой переехали в Израиль, прожили там год, мы основали библейский центр в Израиле, мы были вовлечены в создание многих библейских школ во многих странах, но, находясь в Израиле, мы начали встречать католиков. И что поразило меня, я не знаю – правда ли это для всех католиков, но не для всех протестантов, они действительно знают Библию. Они очень любят Господа, они очень глубоко погружены в свою внутреннюю жизнь, и они очень счастливы. Я не имею в виду, что они всегда улыбаются, это не обязательно поверхностная радость, это глубокая радость, которая впечатлила нас. 

 

Я пытался найти ответы на экклезиологические вопросы, которые я упомянул ранее. Мою жену зовут Биргитта, это имя святой Биргитты (Бригитты) Шведской. Она единственная канонизированная святая Швеции. В свое время в XIII веке она была очень популярна, и ее голос слышался в мире. В 2003 году было 700 лет с ее рождения. Биргитта сказала, что ей нужно узнать больше про эту святую, поскольку она носит ее имя, и стала читать книгу за книгой. Моя жена была поражена ее философией, пророческой деятельностью, смелостью, ее любовью ко Христу, ее видениями. Иисус говорил с ней. Поэтому она в каком-то смысле была очень харизматична. И то, что она говорила, действительно сбывалось. Но была одна проблема. Не только Иисус говорил с ней, но также и Мария. И это проблема для протестантов. Это очень опасная территория. Я не могу отрицать того, что мы прочитали в книге. Мы встречали харизматичных и не харизматичных католиков. Они любят Христа очень сильно. Но они не менее сильно любят и Марию. Но протестантам это не свойственно, это может быть опасно для нас. 

 

Мы здесь из разных групп, некоторые протестанты, некоторые католики, кто-то счастлив быть здесь, кто-то нет. Но я люблю вызовы. У меня был очень негативный взгляд на Марию. Я даже не допускал, что католики так любят Марию. Вы знаете, что католики думают о Марии? Или что Католическая Церковь говорит о Марии? Я не знал. Мы стали изучать, и я был удивлен. Я увидел, что Мария – это абсолютно центральное понятие. Я привык думать, что о Марии очень мало что говорится в Библии, но я стал отчетливее понимать, что на самом деле это не так. Ведь когда читаешь с предубеждением, то не замечаешь какие-то вещи, понимаешь их очень избирательно. Я многие библейские стихи просто пропускал, где на самом деле много говорится о Марии. В начале Евангелия от Луки Мария встречает Елизавету (ее имя Элишева в Библии, «почитающая Бога»). За Иерусалимом есть небольшая деревня, где жили Елизавета и ее муж, Эйн-Карем, и мы жили в пригороде Иерусалима, и приехали в Эйн-Карем, где Мария и Елизавета встретились. И мы жили там. Мы стали изучать больше и больше. Когда вы читаете, что именно Елизавета говорит Марии: «И откуда это мне, что пришла Матерь Господа моего ко мне?» (Лк 1, 43) Матерь Господа. Но как Мария может быть матерью Господа? Как у Господа может быть Мать? Бог-Отец не имеет матери. Но у Бога-Сына есть мать. И это не просто человеческая сторона Христа, это сам Христос. На сто процентов Бог, на сто процентов человек. Мария – это Матерь Его всего, не только какой-то Его части. Елизавета называет ее Матерью моего Господа. Там четыре героя: Елизавета, Мария, Иисус, Иоанн Креститель… Но Иоанн Креститель и Иисус не представлены в этой сцене. Но они все возрадовались. И Мария восклицает: «Отныне блаженной назовут меня все роды» (ср. Лк 1, 48). И я говорю – я называю Тебя благословенной. У протестантов я никогда не делал такого. И я стал понимать, что в Писании есть основа очень разумной мариологии. В Писании мы очень ясно видим, что Мария – христоцентрична, и все, что Она делает, связано с Христом. Без Христа нет Марии, но без Марии нет Христа. Поэтому Она необходима. 

 

И я могу сказать… Мы стали понимать это, единственное, что я хочу сказать, и мы закончим на этом, я вижу очень ясно: я даже не подозревал, насколько я был невежественен. В своей христианской жизни я был сконцентрирован на конкретных вещах, мы с женой стали над этим работать, мы стали открываться, мы стали понимать, как важна была Мария, как были важны святые, как важны Таинства, как важно понять страдание. И я увидел, что у Католической Церкви очень много ответов на вопросы не только мои, но и всего человечества. Понимание власти, которое позволяет Церкви идти от поколения к поколению, есть откровение, которое Господь открыл и передал Церкви, понимание Таинств, Крещения, Евхаристии. Это не просто символы, это более, чем символы. Они именно посредники и передают то, что они символизируют: благодать Божию, которой мы живем и без которой не можем жить. 

 

Благодать – это самый великий дар, который дает нам Господь. Но как благодать приходит к нам? Если мы посмотрим на Христа и Марию, то все, что Христос делал, Он делал через свое тело. Исцелял больных, которые прикасались к его одежде, произносил слова, использовал свои голосовые связки, передавал благодать Божию, данную Ему через Святого Духа, через свое собственное тело. И затем воскрес и сидит на Небесах. Он дал нам Церковь. Он основал Церковь. Он наполнил Церковь. Он дал поручение Церкви. Он присутствует в Церкви. Мы можем прикоснуться к Нему, принять Его, сотрудничать с Ним, быть с Ним в очень близких отношениях, через Таинства, Писания, Святой Дух. 

 

Мы, протестанты, часто исходим из оппозиции: если истинно одно, то ложно другое. Но я понял, что может быть истинным и то, и то. И Писание, и традиция, и Святой Дух, и Таинства. Это моя личная жизнь и единение со всей Церковью. Есть внутренняя жизнь, невидимая, и есть внешняя жизнь, видимая. Иисус говорил, что Церковь должна быть единой. Чтобы мир видел воочию дар, который дал нам Господь… Когда я думаю, что это дар, я как маленький ребенок: кто-то обещает мне хороший подарок, и я хочу его получить. Господь любит нас и дарит нам самого Себя через Церковь. Он хочет привести нас к этому и объединить. 

 

Мы с женой стали католиками 25 мая 2014 года, и кто-то сказал, что мы, наверное, больше не читаем Библию. На самом деле теперь я читаю Библию намного больше. Тот же человек нам сказал: вы раньше верили в Иисуса, а теперь верите в Папу. Но теперь я верю в Христа больше, чем когда-либо. Но я верю и в Папу, потому что я вижу его в Писаниях. Это то, что мы действительно пережили. Я не призываю вас становиться католиками, но я также и не призываю вас не становиться католиками. Я говорю вам, оставайтесь открытыми. Потому что, если вы открыты, вы не будете выглядеть такими печальными. Вы будете полны радости. Потому что Святой Дух будет вести вас. Вести вас вместе. В содружестве, которое Господь предлагает нам. Спасибо. 

 

 

Епископ Павел: Спасибо большое, Ульф. Жалко, что Биргитту мы не слышали, но через вас и ее голос достиг нас. Для меня было очень трогательно, признаюсь, как вы открыли Церковь. Я думаю, что разумно и возможно открыть Церковь не как организацию, а как живой организм, живое Тело Иисуса Христа именно благодаря тем характеристикам, тем плодам, которыми Церковь по благодати обладает. То есть, единство, святость, вселенскость, католичность и апостольская преемственность. Второе, что было для меня очень трогательно, это именно открытие Богородицы. Потому что Богородица – правда, что Она не является только объектом почтения, чтобы удовлетворять наши необходимые стремления к Богу. Но на самом деле Богородица воплощает в себе те характеристики Церкви, и в этом смысле Она сопровождает нас в пути познания Христа, если мы хотим идти ко Христу. На самом деле легче, если мы это делаем через Его Матерь. Спасибо. Если есть время для пары вопросов, пожалуйста. 

 

Вопрос. Я очень рада вас видеть в Москве. Вы когда-то вели очень большую работу, связанную с Израилем. Была определенная организация, которая помогала евреям в Израиле. Что вы думаете об этой миссии, об этой организации сейчас? 

 

Ульф: В этой организации я больше не работаю. Абсолютно, нет проблем с этой работой. Одно направление – евреи, которые возвращались в свою родину, и второй вопрос – у них есть право на Христа. Это очень важно – христиане иногда забывают, что нужно передавать Евангелие евреям. Это самый главный вопрос. В любви, с уважением наследия, которое есть у евреев. Но также ясно, что Иисус Христос – это Мессия. 

 

Вопрос: (о. Петрос). Я хотел бы поблагодарить владыку за возможность, которую вы дали, пригласив сюда Ульфа свидетельствовать. Я представитель армянской католической Церкви, если вы не были в Армении, то, пожалуйста, приезжайте. Вы знаете, как много членов течения «Слово Жизни» находится в Армении, и как важно было для них ваше послание. Для христиан Армении многих деноминаций единство – это действительно серьезная проблема. 

 

Ульф: Если вы купите билет, я туда поеду. 

 

Вопрос: Большое спасибо за ваше свидетельство. Помню вашу проповедь – когда вы были в Израиле, вы видели дерево. От этого сухого дерева отходил живой отросток. И тогда вы получили ортодоксальное откровение о православной церкви. Ваше мнение было таково, что православная церковь имеет право на жизнь, и что нужно объединяться. Ваше мнение сегодня? Католическая церковь – это единственное направление или православная церковь тоже имеет право на жизнь? 

 

Ульф: Прежде всего я крещеный христианин, который исповедует Иисуса Христа, является частью Тела Христова. Мы можем быть разделены, но мы принадлежим к единому Телу вместе. Это работа Духа Святого, делать нас ближе друг к другу. И мы верим, что Господь хочет, чтобы католическая, православная Церкви и протестанты были ближе друг к другу. У протестантов есть проблема эксклюзивности. «Я христианин, а ты нет». Когда я был в Израиле, я прошел мимо оливкового дерева, и я слышал, как Дух Святой говорит мне – посмотри на это дерево, оно мертво. Но потом посмотри еще раз – старое дерево, тысячелетнее, но на ветке были листья. И я почувствовал, что Дух Святой говорит – не суди. И другая вещь – не называй ничего мертвым. Потому что ты не имеешь понятия о том, что живое, что не живое. Скажу честно, мне свойственна гордыня. И я думаю, что как протестанты мы чувствуем себя очень гордыми, мы лучше знаем ответ, и я думаю, что Господь хотел, чтобы я восстал против такого отношения, которое не является отношением любви к своим братьям и сестрам. «Кто я такой, чтобы судить?» – если цитировать одного известного человека. Это то, что говорил Папа. Протестанты думают, что католический или православный священник выглядят так забавно в своих одеждах. Это очень печально. Мы должны перестать по внешности судить друг друга. Единство начинается в сердце. Сердце означат любовь. Мне кажется, что Господь хочет видимого единства. Однажды это произойдет. 

 

Вопрос: Я ждал семь лет, что вы приедете. Спасибо большое. Это большая честь. Вопрос – что вы делаете, протестанты и католики, чтобы лучше узнать друг друга? 

 

Ульф: Четыре-пять очень практичных вещей. Помнить, что мы не знаем, во что верит другой человек. Мы должны спросить – во что ты веришь? Когда вы спрашиваете, вы не должны спорить, вы должны слушать. Чему протестант может научиться у католика, или как католик, чему я могу научиться у протестанта? Через это отношение мы должны подружиться, работать вместе, начать совместный путь. Когда мы идем вместе, мы расслабляемся, потому что снаружи стереотипы, но как только мы узнаем человека, мы объединяемся, нам становится стыдно, поэтому мы должны радоваться друг другу. У нас больше общего, чем того, что разъединяет нас. Пока мы идем вместе, мы можем работать вместе. Мы можем делать какие-то вещи вместе. Мы начинаем с этого. Если мы не заинтересованы ни в чем, кроме своей собственной Церкви, своей конгрегации, это наша проблема. Это форма религиозного эгоизма. Это строительство своей собственной империи. Именно сейчас мы должны преодолеть это. Папа говорил, ссылаясь на Раньеро Канталамессу, что на Ближнем Востоке христиан преследуют, они становятся мучениками. Их убивают не потому, что они католики или протестанты, а потому что они христиане. Убийц не интересует, протестанты они, католики или православные, это ненависть ко Христу. Папа говорил, что уже есть общее мученичество по крови. И в этом у нас есть единство. Найти пути, где может быть единство, и идти. И не пытайтесь изменить другого, любовь изменяет обоих. 

 

Вопрос: Скажите, пожалуйста, сейчас в вашем служении продолжают действовать дары Святого Духа – исцеление, чудеса? Пишете ли вы книги в таком же количестве, как раньше? Может быть, есть какое-то послание апостола Ульфа протестантам? 

 

Ульф: Чудеса идут от Христа, не мы их творим. Их творит Господь. Если вы открыты, Господь может использовать любого. Поэтому чудеса – доказательство того, что мы открыты. Это дар для всей Церкви. Мы верим в сверхъестественную жизнь Христа. Книги – да. Люди спрашивают, чем я занимаюсь. Но для меня речь идет не о том, чтобы что-то делать, а о том, чтобы быть. Я люблю Христа. А чем я занимаюсь? Я люблю Христа каждый день. Я хожу в Церковь каждый день. Так часто, как я могу принимать Христа в Евхаристии. Я молюсь, я учусь любить. Я хочу становиться более похожим на Христа. Я очень занят в своих попытках быть похожим на Него. И очень счастлив от этого. 

 

Архиепископ Павел Пецци: Спасибо еще раз, Ульф. Не хочу добавлять лишних слов, только это, последнее. Я думаю, это хороший синтез того, что мы слышали сегодня. Человек, реально пораженный Христом, потому что Христос присутствует среди нас. Спасибо всем вам за участие в нашей беседе, и желаю всем доброго продолжения вечера. 

 

 

Фото Ольги Галкиной