логин:

пароль:

> Архиепархия > Священник Николай Дубинин OFMConv: Доклад на III Семинаре церковных журналистов в Москве

Священник Николай Дубинин OFMConv: Доклад на III Семинаре церковных журналистов в Москве

22 ноября 2018 г.

 

 

Здесь можно посмотреть видеозапись выступления.

 

Дорогие коллеги, друзья, братья и сестры! Благодарен за возможность поделиться с вами опытом и своими соображениями о присутствии в масс-медиа как служении. 

 

С чего всё началось? Началось вообще не с нас, ныне присутствующих францисканцев. То, что мы делаем, а это, прежде всего, издательская деятельность, Издательство Францисканцев, и затем наше присутствие в масс-медиа - это всё дань и продолжение харизмы Францисканского Ордена, которую святой Максимилиан Кольбе в первой половине ХХ века начал очень активно развивать. Это была его харизма, когда он своей деятельностью, своим апостольством, своим служением дал нам новый пример присутствия монашествующих в мире и, шире можем сказать, голоса Церкви в мире. Для Максимилиана не было вопроса, можно ли и стоит ли использовать самые современные средства для того, чтобы проповедовать, чтобы нести Евангелие. В то время это была издательская, типографская деятельность, масс-медиа в то время были, конечно, бумажные, поэтому он начал издавать журнал «Рыцарь Непорочной Девы Марии», сначала в своей родной Польше, потом, когда отправился на миссию в Японию, там, и это положило начало новой истории, или, скажем, новой форме присутствия Францисканского Ордена в Церкви через масс-медиа и в обществе. 

 

Поэтому в России, когда наш орден возродился в 1994 году, одним из первых серьезных начинаний и дел, выходящих за рамки пастырства внутри Церкви, было рождение Издательства Францисканцев. Мы, кстати, в феврале будущего года будем праздновать его 25-летие. Время идет вперед, средства возникают новые, разные, поэтому в какой-то момент мы встали перед таким вопросом или перед такой реальностью, как интернет. Это было в конце 90-х годов, когда начали активно развиваться эти возможности, связанные с интернетом, и так получилось, что я был в числе первых в нашем ордене людей, которые непосредственно занялись продвижением или общением в интернете. Было сначала немного непонятно, зачем этот интернет, и нужна ли Церковь там, и нужны ли мы, но эти сомнения очень быстро развеялись. 

 

Могу сказать уже после пары десятилетий опыта присутствия в интернет-пространстве и в средствах массовой информации: это нужно. Это нужно, прежде всего, не нам самим для какой-то реализации. Это нужно миру, который продолжает испытывать жажду. Жажду Благой Вести, которая приобретает не только чисто религиозные формы, но которые обращены к каждому человеку, которые несут добро, несут мир, и которые помогают человеку открыть истину, помогают задуматься над смыслом жизни и, возможно, прийти ко Христу. Или, по крайней мере, услышать что-то о Нем из первых рук, из рук Его учеников. 

 

Поэтому, говоря вообще о более широком присутствии католиков или католического голоса в различных форматах масс-медиа, нужно, конечно, сказать, что это не просто присутствие, это действительно служение. Более того, скажу, что это миссия, это апостольство. Это, с одной стороны, огромный дар, с другой стороны, это, конечно же, большая ответственность. Она налагает определенные обязательства или специфику, с которой мы не можем не считаться, если хотим, чтобы и наш голос был голосом Благой Вести, а не просто каким-то ярлыком, каким-то титулом, названием, которым мы можем где-то потрясать – «католический». Это не совсем просто, но и не сложно, на самом деле. 

 

Наверное, одно из ключевых понятий, когда мы что-то начинаем делать, это не просто работа в режиме какого-то «громкоговорителя», или репродуктора, или виниловой пластинки, которая будет озвучивать в той или иной форме Катехизис Католической Церкви, например, или читать Евангелие. Но ключевым моментом является то, что называют sentire cum Ecclesia. То есть, чувствовать с Церковью. Понимать, что ты действительно включаешься в миссию. 

 

Когда мы говорим о миссии или участии мирян, у нас могут быть с этим определенные проблемы. В процессе общения или участия, особенно в последние годы, в соцсетях или в реальном общении, возникает сложность, потому что наш образ Церкви не очень совпадает с тем, что предлагает интернет, или с тем, что мы можем реализовать в интернете, с тем, как мы можем говорить. Почему не совпадает? Наше видение Церкви в силу различных причин остается достаточно законсервированным. Это Церковь институциональная, то есть, «Церковь» не всегда равно «мы». «Церковь» не всегда равно «я», хотя я католик и христианин. 

 

Во-вторых, это Церковь достаточно клерикализованная, то есть, с одной стороны, когда мы говорим «миссия», то люди понимают или подразумевают, что это какая-то прерогатива разных степеней духовенства. Когда мы говорим «служение», то мы тоже думаем, что это какой-то удел людей избранных. С другой стороны, мы можем видеть, и могу сказать это тоже как пастырь, есть такое явление и восприятие нами Церкви, когда говорим о мирянах, как достаточно пассивного явления. Мне нелегко было и бывает разговаривать с людьми о каких-то конкретных вещах, связанных со служением, с апостольством в Церкви, потому что мы к этому не привыкли, если так серьезно говорить, и наше присутствие в масс-медиа тоже не всегда воспринимаем как возможность. Как возможность миссии, как возможность апостольства. Мы говорим – ну да, есть священники, есть монахини, есть какие-то посвященные миряне, а основная «масса» - простите, если слово не очень хорошее, не очень красивое – наше задание ходить на Мессу, слушать, воспринимать, критиковать. Высказывать какое-то мнение, как будто бы предполагая априори, что это мнение не будет услышано, что с ним не будут считаться. То есть, если мы включаемся или смотрим на присутствие в масс-медиа как на возможность служения, на дар служения, то нужно выходить, прежде всего, из таких стереотипов. 

 

Я очень рад, что у нас есть такие проявления, такие стремления, такие люди, которые видят, что о нашей Церкви могут узнать, в том числе, через наше общение. В том числе, через информацию, которой мы делимся. 

 

Когда я лично начинал участвовать в различных форумах, интернет-дебатах – такие формы были в конце 90-х годов, в начале 2000-х, наверное, более молодое поколение уже и не знает, что это такое - сначала я это делал не по своей воле, не по своей инициативе. Кто-то из знакомых мирян католиков прислал мне ссылку, говорит «помоги». Я тогда еще был семинаристом. «Здесь люди задают вопросы, а я не знаю, как на них ответить, или они с этим не считаются, потому что кто я такой, - может быть, твой голос будет иметь больший вес». Действительно, оказалось, что это общение интересно многим людям. Для меня всегда больным моментом было то, что о нашей Церкви в России знают очень немного, а если знают, то это какие-то искаженные знания и часто фальсифицированные, слишком стереотипные. От иезуитов, инквизиции до Иисуса Христа, до Папы римского, в Кого и во что мы верим, конечно, в нашей стране это такое поле еще достаточно непаханое. 

 

Одним из первых больших проектов или дел, порученных нашему издательству, была Католическая Энциклопедия. Когда мы делали презентации первых томов в России, то один из лозунгов был - «Время собирать знания». Вот здесь у меня пятый том Энциклопедии, последний. Здесь собрано и представлено очень много информации, которую мы старались передать достаточно объективно и доступно, но сейчас, в эпоху виртуального общения и интернета можно сказать: «кто пойдет читать эту Энциклопедию?». Есть для этого, конечно, интернет и другие более доступные средства, чем вот эта пятитомная книга. 

 

Мне и нашим собратьям показалось действительно большой возможностью говорить с людьми непосредственно, при помощи интернета, при помощи этого очень демократичного средства общения, где какие-то грани стираются вовсе, а какие-то легко преодолимы, для того, чтобы говорить о жизни Церкви, для того, чтобы своим свидетельством, своим присутствием менять стереотип о Церкви. Это, наверное, самое большое задание, и в то же время, скажем, специфика католического присутствия, или вообще церковного присутствия в масс-медиа. 

 

Повторю, это не зависит от того, сколько сайтов будут называться католическими, сколько авторов назовется католиками и заведет какие-то группы, сообщества с этим названием. Опыт показывает, не самый радужный, что не всегда можно делать какую-то хорошую работу, можно, наоборот, уходить во что-то другие… Поэтому очень важно, еще раз повторю, понимание, или, можем так сказать, жизненная позиция в масс-медиа – sentire cum Ecclesia. То есть, чувствовать с Церковью. Не противопоставлять себя и какую-то далекую-далекую Церковь. Для этого нужна вера. Для этого нужно живое осознание своей причастности к Церкви. Без этого присутствие где бы то ни было, в какой бы то ни было форме средств массовой информации, в виртуальном пространстве, без этого невозможно, чтобы оно выполняло роль служения. 

 

Очень важна мотивация – что я хочу, что мы хотим сказать, что мы хотим передать. Когда я был на монашеской подготовке, длительный процесс монашеской формации, как мы это называем, то нам особенно часто говорили: «Помни, если ты идешь в монашеском облачении, в хабите, то никто не знает, как тебя зовут. Но всё, что ты сделаешь, и всё, что ты скажешь, будет отнесено, прежде всего, не к тебе лично, а будет идти и в хорошем, и в плохом смысле на счет ордена, на счет того, кого ты представляешь». На счет Католической Церкви в России, конечно, потому что мы меньшинство в нашем обществе. Могу сравнить этот образ или это правило с любым из журналистов – или, как назвать, - участников медиа-мира, когда мы имеем отношение к какому-то ресурсу, который называется католическим, мы как бы надеваем на себя это одеяние католика. Сознательно вешаем табличку. Это всё складывается в образ восприятия Церкви со стороны. Ничего нового, конечно, я не открываю. 

 

Поэтому важно помнить, что Церковь вообще, по своей сути, это не сборище одиночек. Это собрание. Это община. Тело Христа, частью которого все мы являемся, каждый из нас. Это чувство, осознание этой причастности, того, что ты часть Церкви, того, что Церковь – это твой дом, осознание того, что ты, предполагаю, любишь свой дом, любишь свою духовную семью. Это необходимый старт в плане веры, чтобы присутствие в этом медиа-мире становилось всё больше служением, а не просто каким-то самовыражением, формой протеста или еще чего-то. 

 

Церковь по сути своей также созидательна. Поэтому, скажем, исполнять служение в медиа-пространстве – это быть созидательным. Это значит созидать. Это часто бывает очень нелегко. Нередко мы, как люди, склонны отстаивать какую-то свою точку зрения, защищать свое пространство, выражать свои интересы и так далее. Вот это «я, я, я», которое может разрастись, не всегда помогает в том, чтобы наше церковное общение проявлялось через то, что мы говорим, через то, как мы делаем. Отсюда тоже, может быть, такое приглашение или призыв сделать небольшое или, может быть, большое серьезное испытание совести, своей журналистской совести. Это на самом деле необходимо. Что я говорю, что я делаю, для чего делаю и чего я хочу добиться - наверное, в любом деле, которое мы делаем, эти вопросы очень важны - не только в религиозном плане, не только в СМИ. 

 

В любой форме общения, даже между двумя людьми, всегда есть вопрос – чего ты хочешь добиться. Этот вопрос становится, наверное, наиболее деликатным, наиболее тонким, когда речь идет об участии или о руководстве каким-то христианским ресурсом, католическим ресурсом. Таков ли он на самом деле? У нас есть примеры того, что те, кто называют себя католическими ресурсами, или российскими католическими ресурсами, на самом деле не имеют отношения – даже внешнего, но больше внутреннего отношения к Церкви. Именно потому, что не хватает этого чувствования с Церковью. 

 

Представьте образ Церкви как семьи. Вы общаетесь не только внутри своей семьи, и эта семья достаточно известная. Если вы любите своих родителей, своих близких, своих родных, то хотите, чтобы о вашей семье с лучшей ее стороны узнали, поделиться чем-то добрым. Это очень хорошо. Но это не значит, что вы претендуете на то, что ваша семья самая правильная, самая совершенная, иначе это всё превращается в идеологию. Это не совсем правда, потому что вы разные люди, с разными характерами, там, где есть люди с разными характерами, всегда, несмотря на самую крепкую любовь, самые крепкие узы, возникают какие-то недоразумения, конфликты, разница в интересах и так далее. В Церкви это тоже есть. Но здравый принцип невынесения сора из избы, он тоже действует и должен действовать в нашем служении. Иначе можно выплеснуть ребенка с купелью или столкнуться с результатом, который можно охарактеризовать - «за что боролись, на то и напоролись». Дай Бог, чтобы этого не было. 

 

Чувствование с Церковью отрезвляет, помогает, держит в каких-то рамках, а с другой стороны, вдохновляет. Вдохновляет к тому, чтобы давать такое свидетельство, вести такое апостольство, заниматься такой миссией хотя бы на бескрайних просторах интернета. У нас есть немало различных ресурсов, и, думаю, в них отражается – не может не отражаться – жизнь нашей семьи, которая называется Церковью. С ее плюсами, минусами, проблемами, достижениями, с нашими – то есть, с нашей жизнью. 

 

Одна из таких проблем чисто физических – это удаленность наших общин друг от друга. То, что с этим связано, – слабое знание друг друга. Посмотрите, в лучшем случае у нас между приходами несколько десятков километров, если речь не идет о Москве, Петербурге, и буквально нескольких городах в России. Мы также отделены границами, расстояниями, языком от бурлящей церковной жизни где-то в центре. Мы на самом деле являемся определенной периферией. Это налагает отпечаток на то, как выглядит наша жизнь или наше общение, наша информация в масс-медиа. Можно помочь, можно преодолевать границы, знакомиться друг с другом, а можно наоборот, в лучшем случае, в лучшем из худших случаев не представлять из себя ничего такого. 

 

Осуществлять церковное служение, то есть, миссию и апостольство в средствах массовой информации – это не значит быть официальным голосом Церкви. Действительно, у нас есть официальные ресурсы, но есть и неофициальные, и думаю, они на самом деле даже более интересны, даже более живы. Здесь можно вспомнить и посмотреть специфику, если говорим о сайтах, официального сайта Архиепархии или официальной части нашего портала францисканцы.рф, и, например, сравнить другой формат, которым является небезызвестный вам портал «Рускатолик». Когда мы делали его, то идея была именно такая, чтобы передать человеческое лицо нашей Церкви. Мы стараемся это делать, я думаю, это хорошая возможность на любом уровне. 

 

Давать такое свидетельство, говорить не цитатами, говорить о себе, говорить от себя, но в плане «чувствования с Церковью». Помня, что по тому, как мы общаемся, по тому, что мы говорим, складывается общее впечатление о Церкви, хотя оно, могу сказать, тоже зачастую не то, что выходит в виртуальном мире, с реальностью не совпадает. Хочу попросить, пригласить подумать и посмотреть немножечко со стороны на то, что мы говорим. Насколько это созидательно и для нас, сколько добра в том, что мы говорим. 

 

Были непростые моменты в служении, в работе нашего портала «Рускатолик», когда мы выбирали русло, формат, и тогда вместе с людьми, которые включились в этот проект, мы договорились, что мы делаем всё, чтобы дать любым событиям, любым проблемам из любой сферы человеческой жизни не церковную оценку на основании Катехизиса, но помогать людям, которые с нами общаются, которые нас читают, смотрят, слушают, евангельский взгляд на то, что происходит. Этого как раз очень не хватает. Это как раз та по содержанию информация, в которой люди очень нуждаются. Это доступ к Катехизису, к вероучению. Он есть, он есть везде. Но помочь людям, нашим людям увидеть, что живые, здравомыслящие, стремящиеся к счастью, может быть, к успеху люди могут быть верующими, что евангельский взгляд на непростые события помогает жить по-человечески нормально и по-христиански. И что христианство и вера не противоречат нормальности, а наоборот, ее облагораживают и поэтому становятся притягательны. что христианство должно быть не только правильным, но и притягательным, иначе оно теряет свою силу. В этом плане у В этом плане у нас большие возможности и большие задачи. Спасибо!