логин:

пароль:

> Архиепископ > Ответы Архиепископа Павла Пецци на вопросы участников III семинара церковных журналистов

Ответы Архиепископа Павла Пецци на вопросы участников III семинара церковных журналистов

21 ноября 2018 г.

 

 

о. Георгий Кромкин: 

Спасибо, Владыка. Теперь, дорогие участники семинара, есть возможность, отталкиваясь от выступления епископа, начать диалог, задавать вопросы, исходя из его выступления. Спасибо вам, Владыка, за серьезные, очень глубокие размышления. Я для себя выписал удивительные фразы, например: "изматывающее удобство", "цифровая бюрократия", "новость, которая блокирует сердце". Спасибо за чудесную цитату-напоминание из апостола Павла и за призыв любить истину больше, чем свое мнение о ней, больше, чем себя. Спасибо, что вы напоминаете нам, что медиа, СМИ – это инструмент солидарности. Спасибо, что предваряете наш семинар, в котором постараемся размышлять о медиа как о служении, словами о том, что каждый из нас призван служить истине. 

 

Мой вопрос. Вы один из самых читающих священников нашей епархии, которых я знаю. Вы читаете не только художественную литературу, у вас есть определенный медиа-список. Это и русскоязычные СМИ и, наверное, в первую очередь европейские католические СМИ и не только католические. Когда мы с вами ездили в различные паломничества, было видно, что вы находитесь в определенном информационном пространстве. Ваши добрые разговоры с друзьями и ваши "битвы", которые вы позволили увидеть своим священникам, доверяя – опять-таки «доверяя» - показывают, что вы в курсе информационных тенденций. Год прошел. Не только год в этой епархии, год в мире. Кроме того, что вы так ярко нам нарисовали – куда идет информационный мир, куда идут СМИ? Ваш взгляд на мир новостей. За этот год – положительная тенденция или нужно бежать из этого мира новостей? 

 

о. Кирилл Горбунов: 

Можно, я добавлю к вопросу отца Георгия, потому что у меня тоже есть такой вопрос: было ли что-то за прошедший год, что вызвало у вас восторг? Вот Вы, наблюдая за развивающимся миром медиа, - понятно, может быть, не так пристально наблюдая за ним, но тем не менее, иногда что-то краем глаза замечая, – вот как здорово, что есть такие вещи, которых не было раньше, и как хорошо, если бы это было, например, у нас. Было ли что-то такое, что вызвало у вас такой «вау-эффект» за этот прошедший год? И, наоборот, ощущение того, что есть вещи, которых быть не должно. Понятно, фейк-ньюс или, может быть, какой-то аспект медиа-жизни, который вам категорически не нравится по тенденциям развития этих медиа. 

 

Архиепископ: 

Спасибо, непростые вопросы. Тем более, не могу сказать, что я специалист или выделяю время, чтобы анализировать эти тенденции. Но могу сказать следующее: и это связано с Синодом. Там я заметил тенденцию в информационном потоке найти что-то, что может привлекать людей. Я не знаю, является ли это тенденцией. Но это, мне кажется, особо опасное поведение. Во-первых, это значит, что я очень мало могу сказать, что у меня нет ничего, что я хочу передать, и поэтому все мои усилия направлены на то, как привлечь внимание других. Или, иными словами, как оказаться привлекательным для других. Прямым текстом – это именно тенденция антихриста, который хочет показать себя Христом. Но не может. Повторяю, я не знаю, является ли это тенденцией, но я этот момент заметил. 

 

Я говорю Синоде не потому, что во время Синода так было, а потому, что, когда разговаривал с некоторыми журналистами, кто-то даже мне говорил: это неинтересно, а как я могу писать об этом, о том, что произошло, допустим, в тот день, дайте мне хоть что-то, но другое. То, что говорил ты, Кирилл, опять я возьму Синод. Был для меня какой-то момент, новое открытие во время Синода: это то, что новизна для жизни, для истории – новизна, которая есть Христос, Благая Весть, единственная интересная для человека новость, вся эта новизна происходит из общения. Сегодня, то есть после Вознесения Христа на небо, нет другой возможности получить новизну, новизну знаний о Боге, о себе, о всей реальности, как только из общения. Из общения во имя Христа. Это для меня как бы снова произошло. Я это знал уже раньше, но снова это живо произошло на Синоде. И тогда я стал думать о всех тех моментах – не знаю, понятно или нет, что я говорю сейчас? Может быть, не очень? Тогда скажите, что не очень. Хочу сказать, что общение, община Церкви – это постоянно обновляющее себя событие, из которого может происходить что-то реально новое для человека, в том числе и для меня. И в этом смысле я стал думать о всех тех моментах подлинного общения, которое мы переживаем в нашей Церкви. Наверное, это то, что я больше всего помню в связи с этим. Не всегда получается объяснить коротко и ясно. 

 

Анна Смирнова, приход Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии, Москва 

Большое спасибо за доклад. Дело в том, что он очень сильно связан с моей темой, и я бы хотела сделать предложение и замечание. Сначала предложение. Мне очень понравилась та часть доклада, где говорится о подмене фактов мнениями, и я бы добавила – впечатлениями, ассоциациями и так далее. В философии есть понятие «симулякр». Это то, что не имеет под собой реальности и пытается заменить собой реальность. И в связи с этим у меня предложение. Я думаю, что этой частью доклада о подмене фактов мнениями можно было бы начать некий курс лекций, посвященный особенностям современного мышления, а оно, к сожалению, действительно отличается от мышления, которое было еще, скажем, лет 200 назад. Я произнесу ужасное слово «постмодернизм», без него не обойтись. Именно эта культура стала использовать псевдореальность вместо реальности повсеместно, в том числе в средствах массовой информации. И этот курс лекций или занятий или каких-то публикаций мог бы научить и приходских журналистов, всех добрых католиков и всех желающих понимать и различать. Мышление многих современных людей, которое называют «фрагментарным», «пазловым», и это не просто какой-то стиль мышления, и это для нас христиан очень важно. Это очень хитрый обман. 

 

И здесь я перейду ко второй части Вашего доклада – об истине. Все, основанное не на реальности, не на фактах, а на мнениях, впечатлениях, интерпретациях и т.д. – это фальсификация, уход от истины. В то время как наше дело – стоять в истине и защищать истину. Это значит, что мы не должны терять связи с реальностью. Но даже мы, христиане, живя в обществе, не всегда свободны от этой тенденции подменять, она затягивает, это как болото. 

 

Я приведу примеры. Это начинается с мелких вещей, когда делаются публикации и не указывается – кто сказал, где сказал, где конец цитаты, а где уже слова автора. 

 

И заканчу я словами Папы Франциска в самолете, о которых вы говорили в начале доклада. И в этом состоит уже мое замечание. Я не считаю, что Папа прав. Дело в том, что в данном случае, и это касается не только Папы, но и всех нас, отвечая на вопросы повышенной сложности, а это был именно такой вопрос, мы можем пренебречь тем, что докучливые журналистские вопрошания возможно провокативны. И в простоте ответить – «Нет, вы не правы. Я принимал меры». Потому что сейчас не время для притч. У людей и так все разорвалось в головах. Я закончила. Спасибо. 

 

Архиепископ: 

Насчет курса я думаю, что отец Георгий, отец Кирилл могут подумать, есть ли возможность и стоит ли это делать. Вряд ли я смогу это делать. Но они наверняка могли бы, в том числе, и используя веб-пространство. Но это тема для размышления – стоит ли это делать, или опереться на какие-то курсы, которые уже существуют. Насчет второго я бы сказал следующее. Мы не должны противопоставлять идеологии этого мира нашу христианскую идеологию. Это не битва разных мнений. Необходимо выйти из этого конфликта и предлагать свой опыт истины. Это естественно подразумевает сделать ту работу, о которой я говорил в докладе. Особенно первый пункт. 

 

Иван Заяц, приход Успения Божией Матери, Курск:

Владыка, я также присоединяюсь к благодарности за доклад, действительно очень интересные мысли. Мне также понравилась первая мысль о том, что мы должны обращать больше внимания на факты, чем на мнения и впечатления о них. Именно в связи с этим у меня вопрос. Да, если мы начнем обращать больше внимания на факты, то не будет ли наша журналистика констатацией? И в таком случае не будет ли это просто сухой констатацией этого факта? Вот что-то произошло. Всё. И второй вопрос, дополняющий его, чем мы тогда принципиально отличаемся от СМИ другого, что делает нас тогда церковными СМИ? Если мы говорим только о факте, не дополняя его каким-то содержанием, нашим впечатлением – возможно, нашим впечатлением о нем как христиан – католиков. Здесь мы как бы уходим от факта к впечатлению, но к впечатлению специфическому –церковному, христианскому и так далее. 

 

Архиепископ: 

Мне казалось, что я как раз на это ответил своим докладом. То есть, предпочитать факт, предпочитать реальность – это не констатация. Необходимо о самих фактах потом выносить суждение. Вынести суждение – значит открыть истину этого факта. Потом я говорил, что необходимо вместе с этим задаться вопросом, что именно этот факт передает мне, и как я передаю его. В этом христианский журналист может иметь один плюс. И этот плюс – уверенность в своей вере. Это дает ему, как никому другому неверующему, способность видеть или по крайней мере искать, как определенное событие связано с Христом. И таким образом передать – можно сказать прямо: евангелизировать, даже не произнося слово «Христос» ни разу. 

 

Ольга Полякова, приход Успения Пресвятой Девы Марии, Нижний Новгород: 

Я поняла, насколько смогла, о чем вы говорили, спасибо большое за большую информацию. Я про свой приходу буду говорить. Я не могу сказать, что прихожу в храм очень-очень часто, но я прихожу и знаю людей. Но нет ощущения, чтобы люди между собой – я не говорю про катехизацию или какие-то совместные встречи, организованные священником или сестрами, - вышли после службы и вдруг начали обсуждать какую-то новость католического мира. Я в принципе этого не вижу. Мы сейчас говорим о том, как мы эти новости будем писать, и люди вроде бы их читают. Но какой-то заинтересованности – чтобы вот встал человек и подумал, а пойду-ка я Рускатолик.рф почитаю, что интересного происходит в католическом мире, а потом это с Иваном Ивановичем обсужу, я почему-то не встречаю. Я говорю не о том, что кто-то плохой, кто-то хороший, кто-то не читает новости, а как нам побудить людей, чтобы они больше интересовались жизнью, во-первых, своего прихода, новостями своего прихода – потому что не все интересуются, как бы мы этого ни хотели. 

 

В прошлом году на семинаре мы говорили, как было бы здорово, если бы мы освещали жизнь других приходов. Я приехала с семинара, подписалась на кучу приходов разных городов, наверное, порядка двенадцати, и, честно говоря, какой-то тенденции к дружественным сообщениям, что происходит у соседей, ну такой глобальной, я на сегодняшний день не обнаружила. И дальше, дальше, дальше… Я думаю, если я спрошу практически у любого прихожанина из своего прихода, не считая отца Георгия, или очень заинтересованных людей, «что произошло в католическом мире на прошлой неделе», то мне даже никто не ответит на этот вопрос. Как сделать так, чтобы люди были заинтересованы? Спасибо. 

 

о. Георгий: 

Владыка! В Италии после Мессы люди обсуждают католические новости? 

 

Архиепископ: 

Никогда не слышал. Я и сам никогда не обсуждаю… (смеётся) Лучше сконцентрироваться на проповеди, или на Слове Божием. Я думаю, Ольга, - вам нужно заботиться о том, чтобы говорить правду. Передать то, во что вы веруете. Это имеет несравнимую силу привлекательности. Со временем это неизбежно произойдет. Я имею в виду привлечение людей. Это могу сказать как критерий. Как это происходит, - могло бы быть пищей для ваших размышлений. 

 

Дмитрий Дунько, приход Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии, Москва 

Такое впечатление, Ольга, что я весь день готовился ответить именно на Ваш вопрос. Вот я передаю организаторам небольшой текст, пожалуйста, ознакомьтесь... 

 

Вероника Ржеутская, Москва, Институт святого Фомы 

Я курирую проекты Общества Иисуса и Института святого Фомы социальных сетях. Я не профессиональный журналист, не могу себя к ним причислять. Поскольку я, в основном, осуществляю своё служение в социальных сетях, я заметила такую тенденцию, что есть огромное количество агрессии. Я это вижу не по своим проектам, там достаточно все тихо, спокойно, может быть, когда-нибудь что-нибудь и всплывет, но пока этого нет. А вот в других проектах, которые есть в социальных сетях, в других группах, очень много среди христиан вот этой агрессии. Люди не слышат друг друга, не могут обмениваться никакими мнениями, и одни знают как правильно толковать Библию, другие уже за Бога знают, кого в рай, кого в ад, кого в чистилище, то есть уже выдают друг другу абонементы, третьи знают как лучше вести группу, четвертые знают, что надо делать священникам, сестрам. И люди не ведут диалог. Это постоянная агрессия. Поэтому я в принципе перестала находиться в таких группах. У меня вопрос – каким образом можно справляться с таким потоком агрессии, который я вижу не только среди католического сообщества. Есть сообщества, в которых состоят в основном православные люди правой направленности, и там тоже огромное количество агрессии в социальных сетях. Это все видит молодежь. Я понимаю, что многие упиваются этим. Каким образом можно научиться ставить барьеры этой агрессии? Потому что, когда обвиняют друг друга во всех грехах и играют роль Бога, диалога нет, и, собственно, социальные сети даже без фейковых новостей какое-то взрывное орудие. 

 

Архиепископ: 

Да, я тоже об этом говорил, потому что я тоже, хотя прямо не посещаю социальные сети, но косвенно именно это замечаю. На Синоде, к моему удивлению, это был и есть для меня до сих пор открытый вопрос. Я заметил, что не один епископ и не только епископы говорили о том, что это, наверное, очень похоже на болезнь, очень похоже на шизофрению. Люди, которые в нормальной жизни, в нормальных отношениях ведут себя «нормально» - когда входят в соцсети, становятся, как вы говорили, невероятно агрессивными, настолько, что ты их не узнаешь, и создается впечатление первой стадии шизофрении, раздвоение личности. Я не знаю, что можно делать. На самом деле для меня это еще открытый вопрос. 

 

Я могу сказать о некоторых шагах, о которых мне кто-то говорил, что попробовал их делать. Первый – это стараться самим в «беседе» в социальных сетях тушить эмоциональные взрывы и стараться привести собеседника к диалогу как раз не о впечатлениях, не о своих эмоциях, не о своих мнениях, но о каком-то реальном факте. Еще один шаг – это желательно делать не в чате, со всеми, а лично высказать ему. Еще один шаг – если невозможно к этому идти, тогда выйти из группы. Желательно спокойно и разумно, не эмоционально, выразить всем, кто участвует в определенной группе. Это то, что могу сказать. Но для меня это остается открытым вопросом. 

 

Неслучайно то, о чем говорилось сегодня, этот переход из Вавилона к Пятидесятнице, это мысли, интуиции, если хотите, то есть, больше вопросы – не уже готовые железные дороги, которые ведут к цели, нет. Это, скорее всего, тропинки, которые нужно прокладывать, открыть в лесу. 

 

Или, как я слышал на Синоде, необходим переход из этих интернет-сообществ к реальному общению. Сложно это делать именно в социальных сетях. Но, наверное, к этому нужно стремиться. Там, где возможно выйти из этого цифрового пространства, и стараться, если это возможно, вывести диалог в реальную, скажем, физическую беседу. Но, повторяю, это не рецепты, это больше призывы. 

 

о. Георгий: 

Вероника, спасибо огромное за то, что вы делаете в социальных сетях. Ваш скромный опыт имеет очень красивый электронный почерк. Это почти незаметно, но это очень важно и здорово, спасибо большое. 

 

Артем Павлов, приход Успения Божией Матери, Курск 

Добрый вечер! Я бы хотел поднять один вопрос. На первом семинаре приходских СМИ мы обсуждали, как взаимодействовать со светскими СМИ. И как можно донести нашу информацию. Вопрос остается. Что происходит у нас в приходе, как можно наши новостями заинтересовать светские газеты, как мы можем взаимодействовать, на каком уровне, как мы можем влиять на это. Что с этой целью писать, что мы должны отразить. Нашу приходскую жизнь за последнее время, наши концерты в приходе, предположим. Как заинтересовать?

 

Архиепископ: 

До того, как стать епископом, я служил священником в одной конгрегации - Братстве священников-миссионеров святого Карла Борромео. Какое-то время настоятель этой конгрегации просил меня для определенных конкретных событий связаться с прессой, со СМИ, чтобы осветить эти события, которые произошли внутри конгрегации. Конкретно это было рукоположение определенного священника, может быть, не первого, но десятого, допустим. Или признание Папой Римским этой конгрегации. И я не знал, что делать. Тогда он мне говорил: не твоя вина. Никто из нас до сих пор не занимался отношениями со светскими журналистами. Потому что никто до сих пор среди нас не понял, что это также область евангелизации. Это не значит, что я стал этим заниматься, тем более, что после короткого времени я приехал сюда в Москву. 

 

Но я благодаря этому понял две вещи. Первое – передать информацию светским СМИ, делать так, чтобы они писали о нас, значит, искать, просить, желать их спасения. Это нужно делать, исходя из желания, чтобы они встретили Христа. Невозможно ничего делать чисто утилитарно, чисто в плохом смысле, в светском смысле «профессионально». Всегда наше правильное хорошее действие должно содержать желание обращения другого, чтобы другой мог войти в тот опыт отношений с Христом, который важен, существенно важен для тебя. 

 

Второй аспект – это то, что в любых отношениях мое желание передать истину, передать что-то другому, должно учитывать личность того, которому я хочу это передать. Это значит, что другой, в данном случае светский, скажем, журналист, для меня не только средство, он человек, он личность передо мною. Я должен на это обратить внимание. Я не могу только использовать его и искать лучший для этого способ – использовать в хорошем смысле, я не хочу сказать «злоупотреблять» – но не использовать его как средство, чтобы передать то красивое, что у меня есть. Нет. Он не только средство, он не только инструмент. 

 

о. Кирилл:

Еще вопрос попросили задать: формируете ли вы мнение о реальности, основываясь на фактах или же на мнениях ваших сотрудников? Нет ли искушения – терять кучу времени на выяснение фактов, когда можно уже узнать готовое мнение о тех, кому вы доверяете? 

 

Архиепископ: 

Нет. Я думаю, что эту работу о фактах, то есть, выносить суждения о фактах, необходимо делать. По мере того, как ты, скажем, находишься в этой позиции, тогда ты можешь и с пользой принимать, естественно, и мнения других, особенно тех, кому ты доверяешь. Но нельзя пропустить этот первый шаг. Иначе ты со временем как раз теряешь и способность доверять другим. В Евангелии с этой точки зрения меня всегда поражает, что Иисус никогда не говорит: «всё, этого больше не надо делать». Даже после Воскресения Он опять призывает Своих учеников делать эту работу. Настолько, что Он не дает детальной инструкции, Он говорит: «идите, проповедуйте и крестите». (ср. Мк 15, 16). А как? О, здрасьте! «Как?» – это та работа, которую именно ты должен делать.