логин:

пароль:

> Духовность > Апостольский нунций выступил в Москве на презентации новой книги Папы Бенедикта XVI

Апостольский нунций выступил в Москве на презентации новой книги Папы Бенедикта XVI

24 мая 2018 г.


23 мая в Москве, в Библиотеке иностранной литературы им. М.И. Рудомино, состоялась презентация русского издания книги «Богословие литургии» Папы Римского Бенедикта XVI. В презентации приняли участие Апостольский нунций в Российской Федерации архиепископ Челестино Мильоре, архиепископ Павел Пецци и председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион.

 

Архиепископ Челестино Мильоре обратился к собравшимся:

 

"Я рад участвовать в презентации перевода на русский язык работ богослова Ратцингера - Папы Бенедикта - о литургии. Поздравляю организаторов этой инициативы, в особенности Высокопреосвященнейшего Митрополита Илариона, оказавшего проекту основную поддержку, и, конечно же, господ Игоря Лапшина, Пьерлука Адзаро и Гуидо Савио.

 

prev
next


В одной своей проповеди Папа Бенедикт XVI сказал, что видит своё призвание в том, чтобы «служить литургистом Иисуса Христа для народов» (29.06.2008). Перефразируя святого Апостола Павла (из Послания к Римлянам), он определил свою миссию преемника Апостолов именно в том, чтобы стать служителем «космической литургии».

В предисловии к своей книге Папа Бенедикт пишет: «Моей целью не являлись специфические вопросы литургической науки, но всегда – укоренение литургии в фундаментальном акте нашей веры и, стало быть, её место в совокупности нашего человеческого существования» (стр. 6).

Как обряд литургия является человеческим действием. Но не человеку создавать или адаптировать обряд; скорее, он получает его из традиции, выражающей веру многих веков. Литургия есть нечто, что нам предшествует, и не может создаваться по нашему соизволению.

Папа обстоятельно рассматривает вопрос «литургического творчества»: следует иметь в виду, что в литургии мы не представляем самих себя, но получаем благодать присутствия Господня в Церкви небесной и земной. Литургия дана свыше. Конечно, этот дар проходит через человеческое посредство, но при этом остаётся чем угодно, но только не плодом рук человеческих; а имея в виду характер литургии как публичного культа, она является и должна оставаться универсальной.

Это наблюдение приводит к важным соображениям в контексте нашего сегодняшнего обсуждения, – то есть отношений между Католической Церковью и Православной Церковью, рассматриваемых сквозь призму литургии.

Литургию можно уподобить растению, то есть чему-то органическому, что растёт и меняется подобно живым организмам, то есть медленно, без рывков, и под воздействием не внешних сил, а внутреннего живого импульса, который представлен Духом Святым. Поэтому изменения на самом деле происходят, но всегда – как продолжение уже существующего. А введение изменений и изъятий определяется не только иерархией, но также применением и принятием их со стороны верующих. Сравнивая опыт христианского Востока и Запада, Папа отмечает, что путь, пройденный Западом, со своими особенностями и пространством, уделённым свободе и истории, никоим образом нельзя порицать в целом. Однако, отказ от глубинных интуиций Востока, которые суть глубинные интуиции древней Церкви, привёл бы к настоящему разрушению основ христианской идентичности. Это соображение, будучи серьёзно принятым во внимание обеими сторонами, проложило бы путь к преодолению разрыва, возникшего между Римской Церковью и Православными Церквами.

Папа Бенедикт рассматривает вопрос о необходимости не только пассивного, но и активного участия в литургии.

Тонкие литургические символы являются одним из внерациональных способов общения Бога с человеком. А священная музыка – это двигатель подлинного участия в литургии.

Восприятие духом, чувствами глубины этих символов есть активное, а не только пассивное участие. Активным участием являются также вслушивание, интуитивное восприятие, сопереживание. Что не значит противиться усилиям по вовлечению всего народа в песнопение, противиться современной музыке – это значит не поддаваться некой исключительности, не делать выбор только в пользу современной музыки, когда она не отвечает истинно мистагогической и пастырской функции.

Папа замечает, что сосредоточение на единственном принципе – «понятно всем» – на самом деле не сделало литургии более доступной, более открытыми, а лишь обеднило их. «Простая» литургия – это не та, что отказывается от красоты, но та, что проистекает из духовного, культурного, исторического богатства.

По мысли Папы Бенедикта, литургия должна вновь разбудить голос космоса, прославляя Создателя и раскрывая самому космосу его величие, делая его прекрасным, обитаемым, человечным. Литургия становится местом славы, местом, где человек и тварь ощущают и предвкушают Спасение, которое суть небесное обожение.

Максимально упрощая, можно сказать, что православная традиция воспринимает литургию как место, в котором уже здесь на земле созидается прообраз преображения человека и всего творения. В то время как православные верующие участвуют в литургии ради вслушивания и погружения в это мгновение славы, участие католических верующих выражается в основном в уподоблении Пасхальной тайне, в следовании Христу умершему и воскресшему, а протестантизм подчёркивает ответственность, отклик христианина на Слово Божие.

Папа Бенедикт предлагает некое равновесие между славой, следованием и ответственностью. Он подчёркивает славу, возрождение Свыше человека и творения, и в то же время то, что слава излучается в собрании верных за счёт следования за Христом и ответственности.

Мы благодарны богослову Ратцингеру - Папе Бенедикту - за то, что он передал нам свои столь глубокие, документированные, инновативные и экуменические мысли по вопросам литургии".

 

 

Фото Ольги Хруль