логин:

пароль:

> Архив > Новости за 2018 год > Священник Христофор Пожарский: "Больше всего я благодарен за время, которое Бог даёт, чтобы можно было трудиться для Него...".

Священник Христофор Пожарский: "Больше всего я благодарен за время, которое Бог даёт, чтобы можно было трудиться для Него...".

7 марта 2018 г.

 

Недавно петербургский приход Святого Станислава, епископа и мученика, отпраздновал день рождения своего бессменного настоятеля о. Христофора Пожарского, которому исполнилось 60 лет. Вскоре после того, как отшумел трогательный и очень по-домашнему уютный приходской праздник, о. Христофор согласился ответить на несколько вопросов.

 

– Отец Христофор, первый вопрос будет, конечно, самый часто задаваемый любому священнику, вопрос о призвании. Потому что любое призвание, любое обращение, это, конечно, чудо. И всегда хочется понять, как же это чудо происходит. Как и когда Вы впервые почувствовали, что Ваш путь – священство?

 

– В первый раз мне захотелось стать священником ещё в школе в 5 или 6 классе, кажется. К нам в приход приехал монах-миссионер, который служил в Африке, показывал слайды, рассказывал, как работает в Африке с детьми. Там на этих слайдах было такое море тёмных детских голов и улыбающихся лиц, что я подумал: хочу быть как этот миссионер. И так я думал до 8 класса. Тогда появилась возможность поступить в младшую семинарию и начать реализовывать свою мечту. Или, думал я, может быть вступить в какой-то монашеский орден. Но как-то раз настоятель, указывая на одного мальчика из группы министрантов, сказал: «Вот он, наверное, будет священником. А из тебя священника не выйдет». Так получилось, что я поступил в гимназию, а после меня призвали в армию. После армии я работал в Гданьске на кораблестроительной верфи. Это была неинтересная для меня работа, и жизнь, лишённая смысла. Только работа до изнеможения, и еда, и отдых, чтобы с утра опять были силы работать. Я продолжал думать о призвании и к 23 годам окончательно определился. Курс философии прошёл в Кракове, а курс богословия в Познани. 16 мая 1989 г. меня рукоположили и направили викарным священником в город Собутка возле Вроцлава.

 

– Но Вы же хотели стать миссионером? Или тогда вы уже оставили эти мысли?

 

– Не оставил. Я собирался стать миссионером и даже выбрал свою «Африку», хотел служить в Казахстане. Мне казалось, что из того, что для меня реально, это самое трудное место служения. Был такой романтизм (улыбается). В Польше я прослужил всего восемь месяцев, а потом епископ Тадеуш Кондрусевич, который тогда служил в Белоруссии, позвал меня к себе. Это было уже немножко ближе к Казахстану, и я согласился. В Белоруссии мне дали два прихода, но это только так называлось – два прихода, на самом деле оказалось около 50 деревень. Там было очень много хороших верующих людей, которые радовались тому, что стало больше религиозной свободы. Для священника там было много работы. Но я всё равно думал: сейчас поработаю здесь года три, а потом – в Казахстан. Но Господь решил по-другому. Архиепископ Кондрусевич был назначен Апостольским Администратором европейской части России, и позвал меня сюда. Я приехал, и он говорит: «Поезжай во Псков». Когда я спросил: «Сколько там человек католиков?», он ответил: «Не знаю. Одна женщина приезжала, просила, чтобы прислали священника». И я поехал. На первую Мессу пришло десять человек. Одновременно я начал ездить по всему Северо-Западу, искать там католиков и открывать приходы: в Великом Новгороде, в Великих Луках, в Луге, в Мурманске и Архангельске. А в 1996 году, через четыре года после приезда в Россию я получил назначение в приход Святого Станислава. И вот служу здесь уже 22 года.

 

– Легко ли было привыкать к русскому языку, а потом к большому городу, к нашему странному петербургскому климату, к новым людям?

 

– Да я как-то не думал, трудно или нет. Раз на это воля Божья – значит это хорошо. А когда трудно, даже лучше, потому что тогда лучше чувствуешь поддержку, Божью помощь. 

– Что нового дало Вам служение в Петербурге? 

– Здесь у меня появилось много новой работы, которой я раньше не занимался. Нужно было стараться узнать историю страны, историю Католической Церкви в России, потому что без таких знаний невозможно было бы здесь служить и понимать людей, для которых служишь, а я обо всём этом почти ничего не знал. Конечно, Петербург как культурная столица даёт для этого очень много возможностей. Я стал также служить капелланом польской общины, заниматься архивными поисками, составлять мартиролог священников и мирян, живших здесь, организовывать научные конференции и издавать книги. Никогда прежде не думал, что буду заниматься такими вещами.

 

– А Ваш интерес к истории возник только здесь, или история – Ваше давнее увлечение?

 

– Историей я очень интересовался всегда, ещё в гимназии занимался в историческом и археологическом кружках, когда приехал в Белоруссию сразу же стал изучать историю тех мест, где служил. Без этого невозможно правильно понимать ни людей, ни ситуацию.

 

– Как Вы думаете, не из-за этого ли интереса к истории именно Вас назначили новым постулатором процесса беатификации новомучеников?

 

– Не знаю. Может, подумали, что, раз уж Пожарский всё время в архивах сидит, пусть полезным для Церкви делом займётся (смеётся).

 

– Конечно, Вы ещё не так давно занимаете эту должность, но всё-таки, может быть есть уже какие-то свидетельства о помощи, полученной через заступничество новомучеников? Может быть, Вы и сами столкнулись с какими-то знаками того, что работа движется в нужном направлении?

 

– Даже не знаю, что на это ответить. Например, среди бумаг, оставленных мне моим предшественником, я нашел очень ценные свидетельства об о. Антонии Дземешкевиче [1891-1937. В 1920-30-х гг. настоятель прихода в Нижнем Новгороде и ряде других городов. В онлайн казино ред пингвин выплаты до 30000 без паспорта Расстрелян 3 ноября 1937 года в урочище Сандормох около Кеми], собранные о. Марио Беверати. Сейчас есть надежда, что мы включим его в наш процесс, и он будет прославлен в лике блаженных. Что это, случайность или знак свыше? Или вот, вроде бы совершенно случайно, мне попалась в руки книжка, где были свидетельства о почитании епископа Кароля Сливовского [1847-1933. Первый и единственный епископ католической Владивостокской епархии, существовавшей с 1923 по 1991 гг.] на местном уровне во Владивостоке. И я вижу, что воля Божья в том, чтобы пополнить наш список этими двумя именами. Хотелось бы и возобновить процесс беатификации епископа Цепляка [1857-1923. Викарный епископ, затем администратор Могилевской Архиепархии. В 1923 г. приговорен к расстрелу, приговор заменен 10 годами заключения]. У нас в храме есть реликвии Папы Иоанна Павла II, а он очень заботился о том, чтобы мученики на Востоке не были забыты. И я думаю, не эта ли забота святого Папы проявляется через мой труд?

 

– Конечно, 60 лет не так уж много, но и не мало. Когда Вы оглядываетесь на пройденный путь, то, как Вам кажется, что в Вашей жизни изменилось?

 

– Я вижу, наблюдая за жизнью, что, если мы стараемся исполнять волю Божью, то Господь даёт нам Свои дары, и мы начинаем видеть мир немного по-другому. Думаю, каждый священник должен стараться накопить жизненную мудрость, чтобы уметь вовремя помочь советом, удержать от ошибки, понять другого человека – одних теоретических познаний для этого недостаточно. Конечно, опыта с возрастом становится больше. Но и нового и интересного в жизни тоже очень много. Иногда какие-то слова из Святого Писания, прочитанные много раз, открываются в неожиданном свете. Например, сейчас я много думаю над словами апостола Павла о том, что в разные времена Господь проявляет себя по-разному. Раньше я никогда не старался посмотреть на разные периоды истории, исходя из этих слов, а теперь стал думать: как это было, например, между изгнанием из рая и тем моментом, когда Бог заговорил с Авраамом.

 

– А за что особенно хочется поблагодарить Бога, оглядываясь на прошедшие годы?

 

– Перед самым днём рождения вечером я молился и благодарил Бога за то, что живу уже столько лет, а день был трудный и я очень устал, и вдруг думаю: а сколько же я живу-то? Семьдесят или шестьдесят? (смеётся). Вспомнил – шестьдесят, и говорю: «Спасибо, Боже, что ещё только шестьдесят, что, наверное, ещё есть время что-то сделать. Не знаю сколько, но точно больше, чем если бы было уже семьдесят». Ну а если серьёзно, то вот за это – за время, которое Бог даёт, чтобы можно было трудиться для Него, я благодарен больше всего.

 

 

Вопросы задавала Анна Кудрик

Фото Евгения Мартыновича

 

 

 

 

Литургический календарь

19 июля 2018г.

 

Ис 26, 7-9. 12. 16-19; Пс 102 (101), 13-14ab и 15. 16-18. 19-21 (Пр.: 8а); Мф 11, 28-30

 

Св. Макрина Младшая (+379)

Св. Симмах, Папа (+514)