логин:

пароль:

> Архив > Новости за 2008 год > «Из одного, единого Слова всё…» Выступление архиепископа Павла Пецци на XI Покровских чтения (Владимир, 18 ноября 2015)

«Из одного, единого Слова всё…» Выступление архиепископа Павла Пецци на XI Покровских чтения (Владимир, 18 ноября 2015)

19 ноября 2015 г.

 

 

"В начале было Слово". Всем нам известны эти слова пролога Евангелия от Иоанна. Таким началом своего Евангелия возлюбленный ученик Иисуса явно отсылает нас к началу книги Бытия, давая понять тем, кто слушал эти слова или читает их сегодня, что всё записанное в книге творения и истории является эхом этого предвечного Слова. 

 

Эти первые стихи четвертого Евангелия говорят нам о том, чтó лежит в основе всего существующего: Логос, Глагол, Слово — это то, в чём заключено всё сущее, или, как пишет апостол Павел христианам в Колоссах, Тот, Кем всё стоит (ср. Кол 1,17).

 

В Кондаке Индикта в Литургии начала церковного года мы слышали следующие слова: "В вышних живый, Христе Царю,/ всех видимых и невидимых Творче и Зиждителю,/ Иже дни и нощи, времена и лета сотворивый,/ благослови ныне венец лета,/ соблюди и сохрани в мире/ град и люди Твоя, Многомилостиве". Эти прекрасные слова, как мне кажется, отсылают нас к тому же самому началу. 

 

Я обратил особое внимание на эти слова в этом году, потому что Папа Франциск объявил для всех нас, католиков, 1 сентября Всемирным днём молитв о защите Божьего творения, и я отметил совпадение этого события с началом церковного года по так называемому старому стилю в Православной Церкви. 

 

Это то, что угадал автор книги "О подражании Христу", когда написал: "Ex uno Verbo omnia et unum loquuntur omnia, et hoc est Principium quod et loquitur in nobis" — "Всё — от единого Глагола, и всё Им глаголет, и это есть Основание, глаголющее в нас" (Фома Кемпийский, О Подражании Христу, Книга I, гл. III, 2). "Из одного, единого Слова всё...". На мой взгляд, это самые впечатляющие слова этого труда о духовной жизни. 

 

Творение похоже на огромную книгу, открытую перед всем человечеством, в которой каждый может прочитать Послание Творца: "Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь. День дню передаёт речь, и ночь ночи открывает знание. Нет языка, и нет наречия, где не слышался бы голос их. По всей земле проходит звук их, и до пределов вселенной слова их" (Пс 19,2-5). И вновь вспоминается Литургия новолетия, прославляющая Божие Слово, Которое своей волей всё творит и преобразует. 

 

Божественное Слово — действенное, творящее и спасающее — лежит у истоков бытия и истории, сотворения и искупления: Господь идёт навстречу человечеству. Поистине есть божественное присутствие в человеческих делах, которые, через деяния Господа истории, вводятся в высочайший замысел спасения, чтобы "все люди спаслись и достигли познания истины" (1Тим 2,4).

 

Вечное и божественное Слово входит в пространство и время и принимает человеческий облик и самобытность, так что можно даже приблизиться к Нему, прося, как те греки, пришедшие в Иерусалим: "Нам хочется видеть Иисуса" (Ин 12,20-21).

 

Божественное Слово — действенное, творящее и спасающее. Это Слово, Которое было в начале у Бога, воплотилось. Оно действует, творит, исцеляет, исправляет; одним словом, всё, что Оно делает, — хорошо.  Люди замечали, как действенно Слово Христа, — например "Еффафа" — и, как сообщает Евангелие, "чрезвычайно дивились, и говорили: всё хорошо делает: и глухих делает слышащими, и немых — говорящими" (Мк 7,37).

 

"В начале было Слово..." — это слово божественного учения Иисуса Христа. Иисус говорил не как другие, а как имеющий особый авторитет: "И дивились Его учению, ибо Он учил их, как власть имеющий, а не как книжники" (Мк 1,22; ср. Мф 7,28; Лк 4,32). Народ это замечает. Евангелия определяют реакцию людей, причём всех людей — простого народа, фарисеев, учеников — одним словом: перед Словом Божиим, перед учением Иисуса Христа в людях рождается удивление. "Лишённые удивления, мы остаёмся глухи к возвышенному" (Гесчел).

 

Учение Иисуса Христа происходит из вечной беседы Сына с Отцом. Иисус иногда "удалялся", как говорит нам Евангелие, и "уединялся" с Отцом, проводя время в молитве. И эта молитва есть разговор между Отцом и Сыном, в котором участвуют сознание и свободная воля человека — еврея Иисуса из Назарета. 

 

Но этот диалог продолжается и сегодня в истории и в жизни Иисуса Христа. Как мне кажется, актуальным для нашего времени остаётся вопрос неотделимости Слова Божия от события Христа, продолжающегося в истории. Он есть Логос, общение с Отцом, и Его откровение (ср. Кол 1,15 и 2Кор 4,4). Иисус сам говорит своим ученикам: "Кто видел Меня, видел Отца" (Ин 14,5; ср. Ин 6,46). 

 

Священные Писания являются письменным "свидетельством" божественного Слова, удостоверяющим это событие, которое творит и спасает вселенную. Следовательно, Слово Божие предшествует Библии и превосходит ее:  вот почему наша вера своей основой имеет не книгу, но Личность Иисуса Христа, Слова Божия, ставшего плотью, человеком, вошедшим в историю. 

 

Мы прекрасно знаем, что Откровение завершилось, однако в посланиях апостолов, и дальше, в живой Традиции, в Священном Предании Единой Церкви Христовой сохраняется и распространяется этот диалог между Сыном и Отцом, потому что в предвечную тайну пресвятой Троицы была воспринята человечность Иисуса Христа воскресшего. 

 

И мы "проверяем", что это именно то самое Слово Божие, которое от начала, потому что без начала, исходя из того, что ничто не добавляется к этому Слову, но живое Предание даёт нам "углублять" это Слово, "погружаться" в Него, и таким образом, глубже понимать себя и вселенную: "Господи! К кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни" (ср. Ин 6,68). Твоё Слово, Господи, объясняет нам жизнь, привлекает нас к жизни вечной, к этому вечному диалогу любви между Отцом и Сыном в Святом Духе. 

 

Предание ведёт нас к открытию Слова Божия и к передаче Его другим, то есть к свидетельству о Нём. Святой Павел говорит нечто подобное, когда утверждает, что он передаёт другим лишь то, что сам воспринял из Предания (ср. 1Кор 15,3-5). И в этом процессе передачи (пре-дания) веры обновляется и углубляется наше познание Христа, познание Слова, потому что Слово и есть источник подлинного и постоянно обновляемого познания Христа, познания "света славы Христа, Который есть образ Бога невидимого (ср. 2Кор 4,6). 

 

Свет Христов зажигает в нас огонь желания свидетельствовать о Нём. "Ибо любовь Христова, — пишет апостол Павел, — объемлет нас, рассуждающих так: если один умер за всех, то все умерли. А Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскресшего" (2Кор 5,14-15). Памятью о любви Христовой пронизаны все мысли Апостола. Он непрестанно наполняется Словом любви, провозглашённым Богом, оно всегда с ним и он никогда не устаёт с изумлением слушать Его. Современный человек, быть может не всегда осознанно, ожидает, жаждет опыта встречи с теми людьми, для кого Христос является действительным (и действенным) присутствием, изменившим всю их жизнь. Свидетельство о Христе как о близком присутствии в живой форме церковной общины, и свидетельство о Слове, зафиксированное в Писании, взаимно необходимы. В этом смысле мне представляются всегда актуальными слова Папы на покое Бенедикта XVI, что "у истоков  христианского бытия лежит не какое-то этическое решение или великая идея, — скорее это встреча с неким событием, с Личностью, которая, открывая жизни новый горизонт, тем самым указывает ей решающее направление" (Энциклика Deus Caritas est о христианской любви, 1). Эта Личность и есть то же Слово, тот же Голос, который вышел на сцену в самом начале сотворения мира, разорвав пустоту: "В начале было Слово ... и Слово было Бог ... Всё чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть" (Ин 1,1.3; ср. Быт 1,1.3).

 

"В начале было Слово..." Наконец, эти слова говорят нам о начале новой культуры, благодаря которой Слово Божие строит свой дом, присутствует среди людей, и уже созидает своё Царство: "Да приидет Царствие Твое" (Мф 6,10). 

 

Церковь должна снова идти к людям, чтобы передать им живого Христа. В Деяниях Апостолов (2,42) определяется архитектура этого "кочующего" дома, основанного на четырёх духовных столпах: община Церкви постоянно пребывала в учении Апостолов, в преломлении хлеба, в молитвах, и, таким образом, в общении. Эти столпы составляют критерий, благодаря которому христианин всё испытывает и хорошего держится (ср. 1Фесс 5,21). Это гениальное выражение апостола Павла определяет культуру как просвещение, как подлинную критику. Таким образом, Слово Божие становится своего рода "огромным словарём" (Поль Клодель) и "иконографическим атласом" (Марк Шагал), из которых черпает культура (ср. Иоанн Павел II, Послание к деятелям искусства, 1999). Христианский взгляд на вещи позволяет превозносить всё благое в том, с чем он встречается, поскольку человек признаёт себя участником замысла Бога. Исходя из вышеупомянутого принципа, Апостол Павел выделяет благое, доброе во всём, с чем встречается, поскольку он признаёт, что всё это участвует в замысле Бога, который был изначально, который был явлен нам во Христе, и который свершится в вечности. 

 

Событие Христа творит новую культуру как событие постоянно происходящее, и оно же даёт начало подлинной критике, поскольку внимание к тому благу, что в меньшей или большей степени присутствует во всех вещах, побуждает созидать новую цивилизацию, любить новое творение, распространять новую культуру. 

 

Я часто вспоминаю пример о мертвой собаке, который находится в одном из апокрифических текстов второго века, и которое мой духовный отец любил цитировать. Согласно ему, однажды, пересекая поле, Иисус увидел сгнивший труп собаки. Пётр, шедший первым, сказал: “Учитель, отойди”. Иисус же, напротив, приблизился и, остановившись в шаге от собаки, воскликнул: “Какие белые зубы!” В том разложившемся трупе лишь это было красиво. Недостатки бросаются в глаза любому, а подлинную ценность вещей видит лишь тот, кто восприимчив к бытию и благу, кто позволяет бытию проявиться, кто готов его полюбить, ничего не забывая, не отсекая, не закрывая и не отрицая, ведь критика есть не враждебность по отношению к вещам, а любовь к ним. Поэтому по-настоящему критический взгляд невозможен, если мы не умиротворены любовью, которой мы обладаем и которая обладает нами: "Любовь Христова объемлет нас..." (2 Кор 5,14).

 

Лишь будучи во власти любви, лишь признавая себя причастниками любви Христовой, “изобилующей миром”, мы сможем идти навстречу любому человеку, встретиться с любым взглядом и культурой. Открытость и уверенность в любви Христовой позволяют нам признавать доброе и благое в любом человеке, даже в самом далёком от нас. Благодаря этой открытости ты почувствуешь себя как дома рядом со всяким человеком, сохраняющим хоть крупицу истины, и тебе будет хорошо где угодно.

 

И, стало быть, мы должны сосредоточиться в этом Слове — таком, каким мы Его встретили на нашем человеческом пути, в Личности Иисуса Христа, воплощённого Логоса. Мы должны войти сами и пригласить других войти в присутствие этой вечно живой Личности. Или, как выразительно сказал апостол Павел, живописать Христа распятого пред очами людскими (ср. Гал 3,1). И в этот труд, подобный труду иконописца, о котором говорит нам Павел, вовлечена вся наша личность и вся наша история.

 

Спасибо за внимание!

Литургический календарь

28 июля 2017г.

 

Св. Владимр, память

 

Исх 20, 1-17; Пс 19 (18), 8. 9. 10. 11 (Пр.: Ин 6, 68b); Мф 13, 18-23

 

Св. Виктор I, Папа (+199)