логин:

пароль:

> Архив > Новости за 2015 год > Дневник Синода, 7 октября: “Семейная связь — это вечная ценность”

Дневник Синода, 7 октября: “Семейная связь — это вечная ценность”

7 октября 2015 г.

 

 

Сегодня мы продолжили обсуждение первой части рабочего документа в языковых группах. Мы затронули тему творения, экологии... И это хорошо, потому что личность и семья — это часть реальности этого сотворённого мира.


Я, признаюсь, не сразу понял: в чём тут связь? Конечно, семья — часть творения, она участвует в всеобщей экологии, как говорит Папа в энциклике “Laudato si’”. Но размышляя о творении, об экологии, Папа призывает нас к обращению. “Боже всех сил, Источник всякого блага, вложи в сердца наши любовь к имени Твоему; укрепи нашу веру, приумножь в нас всё доброе и заботливо сохрани его", — призывала нас молиться Церковь во всемирный день молитв о сохранении творения. И этот призыв к обращению касается не только кого-то другого, не только власть имущих. Потому что обращение — это, прежде всего, стремление дать честный ответ на главные вопросы о смысле жизни и о ценностях, лежащих в основе жизни человека и общества: Какова цель, ради которой мы пришли в этот мир? Ради чего мы трудимся и боремся? Почему эта земля нуждается в нас? "Если мы не будем ставить эти основополагающие вопросы, — говорит Папа, — я не думаю, что наши заботы об экологии смогут привести к существенным результатам".


Человек становится самим собой, только когда он находится в подлинных отношениях с собой, с другими, с творением, с Богом. “Бог определил нас не на гнев, но к получению спасения через Господа нашего Иисуса Христа, умершего за нас, чтобы мы, бодрствуем ли, или спим, жили вместе с Ним” (1 Фес 5, 9). Папа говорит об обращении к целостной, интегральной экологии. Сегодня наш мир развивается в направлении, далеком от целостности, поскольку во всем господствует технократический подход, для которого характерны нравственный релятивизм и восприятие личности как объекта потребления, оторванного от всяких отношений. Папа предлагает преодолеть эту концепцию реальности через культуру встречи, отношений, возвращая труду изначально присущий ему характер взаимоотношений между человеком и творением. Таким образом, рождается новая, интегральная культура, экология, в которой личность и все её отношения вновь обретают свою ценность...


“Старики — это богатство”: эти слова Папы бросают нам вызов на концептуальном и нравственном уровне. Может быть, и мы не считаем их богатством для нашей личной и общественной жизни? Не смотрим ли и мы на них, как на проблему, которую нужно решить? Исторически, по мере развития общества, определение семьи стало включать не только “мужчину, женщину и их детей”, но и бабушек, дедушек, братьев, сестер и других кровных родственников. Культура некоторых стран (преимущественно аграрных) подразумевала, что весь род живет в одном месте и занимается одним видом трудовой деятельности. В современных условиях это не всегда возможно, однако семейная связь — это вечная ценность, и обрывать её ни в коем случае нельзя. Если родственники не могут жить вместе, нужно подумать, как поддерживать связи, находясь вдалеке друг от друга, но сохранять их нужно любой ценой…


Положение вдов в Церкви всегда было очень важным и непростым. Вспомним, что ещё закон и пророки занимались этим вопросом. То, что говорится на этот счет в посланиях Павла, на мой взгляд, не утратило своей значимости и сегодня, и, по сути, 19-й пункт рабочего документа Синода повторяет те же идеи. Святой Августин смотрит на вдовство не как на проблему, которую мы вынуждены как-то решить, а как на ресурс для общины, и почти, простите за это слово, “призвание”. Многие из вас, наверняка, помнят тот текст, который мы читаем в день памяти св. Лаврентия: “В вертограде Господнем, братья мои, насаждены не только розы мучеников, но и лилии девственниц, плющ супругов, фиалки вдовиц. Никто из человеков, возлюбленные, не может усомниться в своём призвании”. Да, выражение Августина сильно, трогательно. В моей жизни вдовы имели большое значение: они часто давали мне приют, кормили, готовили необходимое для служения св. Мессы, убирали храм, помогали по административным и хозяйственным делам общины. Чаще всего (хотя, конечно, это не обязательное правило) всё остальное время своей жизни они посвящали Богу. Часто, когда я служу св. Мессу и в молитве после причащения говорится о любви и служение Богу в наших братьях, я почему-то в первую очередь думаю о вдовах…

 


А вот интересное свидетельство по поводу роли инвалидов в семье, которое я недавно прочитал. "Однажды вечером друзья пригласили меня принять участие в публичной встрече, организованной ассоциацией, объединяющей родителей детей с редкими заболеваниями. Они подумали обо мне, ведь я уже тридцать три года воспитываю сыновей с серьезными проблемами. Мне сообщили, что встреча пройдёт в форме круглого стола и в ней кроме меня примут участие и другие люди, в том числе один писатель атеист, отец ребёнка с тяжёлыми психо-физическими отклонениями. Я согласился и решил прочитать книгу, в которой этот человек рассказывает о своём сыне. С первых же страниц передо мной предстала вся его отцовская беспомощность; казалось, ничто не в состоянии породить хотя бы проблеск надежды. Меня поразило, как отчуждённо он говорил о сыне. Он писал, например: “Мне неприятен даже запах моего ребёнка!” К концу книги я стал всерьёз сомневаться, выдержу ли я в столь беспросветной ситуации. Но потом мне пришло в голову, что в книге было не только отчаяние: с этих страниц был слышен вопль человека отчаянно нуждающегося, и я знаю Того, Кто отвечал и отвечает на такую нужду. Я решил пойти на встречу, поскольку ничем не отличаюсь от этого писателя: мне известна такая же бесконечная нужда. Собралось множество незнакомых мне людей. Ведущий сказал, что я выступаю первым. Я стал говорить о себе, о моих детях-инвалидах, о чувстве пустоты и предательства, охватившем меня в первые годы, о растерянности, завладевшей моим сердцем, о желании счастья, которое, казалось, никогда не исполнится, и о том вечере, когда я вдруг заметил радостные глаза моей жены, о приключении, в которое с того вечера превратилась моя жизнь, о том, каким прекрасным даром являются для меня сегодня мои дети. За мной должен был выступать писатель. Он сказал: “Я не умею надеяться, как мой друг (мы познакомились считанные минуты назад, а он уже называл меня своим другом). Но я желаю этого, с сегодняшнего вечера я желаю этого. Я подготовил речь (он показал распечатанный текст), но решил не читать её (он отложил листы в сторону), потому что с сегодняшнего вечера я желаю лишь одного: пойти вместе с моим новым другом, рядом с ним, чтобы узнать, как можно жить так, как он. Мне интересно только это”. Он остановился, зал замер в молчании, полном волнения. Происходило нечто великое. Потом писатель сказал мне: “От чего мне по-настоящему больно, так это от сомнения в том, что мой сын счастлив”. Тут между нами началась беседа, словно мы дружили всю жизнь. В конце вечера он просто признался: “Возможно, впервые в моей жизни я взглянул на себя и не увидел неудачника”. И я задумался: “Что заметил этот человек, чего даже я, говоривший с ним, не замечаю?” Иисус даровал мне нового друга на пути. Скоро мы будем ужинать с ним и некоторыми участниками встречи, которые попросили нас об этом”...


Две тысячи лет христианства определенно способствовали уравниванию достоинства мужчины и женщины, утверждению их взаимной важности, одного для другого (ведь любовь, чтобы быть истинной, должна быть взаимной), борьбе с многоженством. По сути, когда живут по-христиански, многоженство отступает…


Важно, чтобы женщину ценили как женщину, а не как нечто, что может или должно “заменить” мужчину. В прошлом веке под предлогом эмансипации женщин заставляли делать такую работу, которая нередко уродовала их. Не говорю уже о рабстве порнографии, которое в многих странах продолжается до сих пор под предлогом, что женщины должны быть свободными. Это новое, современное рабство. К сожалению, сегодня ради интересов меньшинства превращаются в рабство самые естественные выражения человека — любовь и труд. Я намеренно использую именно слово “труд”, а не “работа”. Польский поэт Циприан Норвид писал: “Красота дана, чтобы трудиться, а труд — чтобы воскреснуть”.



Архиепископ Павел Пецци

Рим, 7 октября 2015 г.

 

Сообщения курии

Литургический календарь

20 сентября 2017г.


Свв. Андрей Ким Тэ Гон, свящ., Павел Чон Ха Сан и их сподвижники, мчч., мученики в Корее, память

 

1 Тим 3, 14-16; Пс 111 (110), 1-2. 3-4. 5-6 (Пр.: 2а); Лк 7, 31-35

 

Св. Евстахий Римский

Св. Дормидонт, мч. (III в.)