логин:

пароль:

> Архиепархия > IV Всеепархиальная пастырская конференция: свидетельства семей

IV Всеепархиальная пастырская конференция: свидетельства семей

24 июня 2015 г.

 

Сергей и Светлана Лункины (Тула)


Сергей: Я один, жена Светлана в зале. Возьму на себя всю полноту ответственности, скажу за нас обоих – наверное, это будет и в духе нашей сегодняшней конференции. Сразу хочу поблагодарить нашего епископа, всё собрание и Церковь за такую возможность, и нашего отца Виталия за доверие, которое было оказано нашей семье. Для нас это необычное переживание, потому что мы присоединились к Церкви год назад, это не такой большой срок. Мы присоединились именно к католической Церкви, потому что со Христом мы больше 20 лет. Бог коснулся наших сердец еще в середине 90-х годов, причем это произошло практически одновременно. Мы услышали Слово, уверовали, и были в Церкви, то есть, вели активную, духовную жизнь, изучали Слово в одной из протестантских церквей. Но мы все время искали чего-то большего, более глубокого, стабильного, потому что все время было чувство, что не хватает того величия, той силы и крепости, которой мы всегда ожидали от Церкви. Мы о католической Церкви знали только, что она существует, и больше не знали о ней вообще ничего. Но когда мы с ней познакомились, то поняли, что это та самая Церковь, которую мы хотели, жаждали, искали. Если до этого мы были в небольшом собрании и чувствовали, что от нас многое зависит, Церковь как бы опирается на нас, то здесь совсем другое чувство, другое переживание: мы чувствуем, что мы можем опереться на Церковь. Это действительно Церковь Божия, большая, сильная. Эта Церковь заботится о детях своих так же, как Господь заботится о нас. 

 

У нас достаточно большая семья по нынешним меркам: трое детей, мы считаемся многодетными, и все дети родились уже в семье верующих. Они буквально с пеленок, с молоком матери впитали и Слово. Мы старались их воспитывать – но старались не столько провозглашать какие-то религиозные догматы, сколько воспитывать своей жизнью. Они видели, что их родители действительно следуют за Богом, действительно ищут Его правды. Мы старались придерживаться твердых духовных позиций и не идти на компромисс, на сделку с совестью, когда это касалось духовных вопросов, когда стоял вопрос компромисса с грехом. То есть, в каких-то житейских обстоятельствах мы могли совершить поступок, который нам невыгоден, который мог бы повлиять на наш авторитет, на отношение к нам, но мы это делали просто для того, чтобы не огорчить Господа нашего. И теперь мы видим в детях, что они стараются поступать так же. Получается, что у нас семья, в которой сформировано такое вот доверие к Богу и друг другу. Если говорить о наших ролях, то я, конечно, стараюсь быть отцом и брать на себя ответственность за многие вещи, но сейчас на этой конференции услышал многие вещи, которые мне сказали, что мне еще расти и расти. И я думаю, что это время, которое нам предстоит, позволит укрепиться и получить добрый плод.  

 

 

 

Александр и Юлия Гарлицкие (Черняховск)


Юлия: Слава Иисусу Христу! Меня зовут Юлия, мой муж Александр, мы из прихода Святого Бруно города Черняховска Калининградской области. Мы уже больше 20 лет назад приехали из Казахстана, наши дедушки и бабушки были сосланы туда из Житомирской области, родители и мы родились в Казахстане. В Церкви мы, так сказать, воспитаны с молоком матерей, неотъемлемо, сколько я себя помню, всегда была в Церкви. В следующем месяце будет 14 лет, как мы венчаны и женаты. У нас трое детей, три дочери. Понятно, что для каждого, кто имеет детей, ребенок имеет большое значение, но чтобы понять, что значит ребенок для нас, надо знать нашу историю. Когда мне было 12 лет, мне была сделана серьезная операция, и моей маме сказали, что у меня, возможно, никогда не будет детей. Познакомившись с мужем, я ему честно перед браком сказала об этом. Спасибо ему, он принял серьезное решение, поддержал меня и остался со мной. И через какое-то время Бог нас благословил, мы узнали новость, что у нас будет ребенок. Но как мы обрадовались, так и огорчились, потому что первого ребенка нам сохранить не удалось. Зато потом у нас родились три дочери, и мое свидетельство больше связано с ними. 

 

Когда старшей девочке, ее назвали Мария, было два с половиной года, я уже была беременна второй. Извините за волнение, когда начинаю вспоминать, это всё так серьезно. Однажды я не смогла ее удержать, и она у меня на глазах упала с двухметровой высоты на асфальт. Я думала уже, что от нее ничего не останется, потому что там асфальт, камни. Но чудо Божье — она осталась совершенно цела, без единой царапины, без единого синяка. Как сказали, ее ангел спас, как на перину она упала. Сейчас ей уже 12 лет. Года три назад мы лечились, у нас с рождения проблемы со стопами, и наши калининградские врачи, ортопеды, неплохие врачи года два подряд ей делали снимок и предупреждали, что нужна срочная операция на тазобедренных суставах, а это означает, что ребенок 4-5 месяцев будет без движения и постоянно в гипсе. Мы решили ехать в Санкт-Петербург на обследование в институт. В поезд я взяла с собой книгу о блаженном отце Пио. Я познакомилась с ним поближе, попросила его о помощи, о молитве. Приехав в институт, мы показали свои снимки, нам сделали новые снимки, и мы были в шоке, потому что это было чудо: нам сказали, что никакой операции совершенно не надо, что у нее все нормально. Я чувствую и знаю, что мне помог отец Пио и мои молитвы к нему. Может, я ошибаюсь, но я уверена в этом. 

 

Еще одно свидетельство, которое укрепило меня – Бог укрепил меня в вере, когда я была беременна третьей дочерью. Уже возраст был за тридцать, это уже считается «старородящая», и мне сказали по результатам анализов, что на 80% ребенок родится с синдромом Дауна. Нужно сделать обследование, которое может привести к повреждению плода, но его нужно обязательно сделать, и если оно покажет «да», то стоит задуматься, оставлять этого ребенка или нет. Я категорически отказалась от всего этого, потому что знала, что при любых обстоятельствах оставлю этого ребенка. Конечно, не скажу, что я была до конца уверена. Я не сомневалась, что я его оставлю, но сомневалась, что будет дальше. А еще перед тем, как она родилась, когда я уже на последних сроках пришла консультацию, меня послушали и сказали, что у вашего ребенка что-то ненормально с сердцем, нужно обязательно лечь и пролечиться. Я сказала: «А откуда вы знаете, оно там плохо бьется?» Мне сказали, ну вам это не помешает и для вашего сердца тоже. Надо так надо, я вся такая честная, правильная, уже записывалась ложиться, и вдруг в коридоре меня как будто Божья сила, Божья рука повела, и я сижу и думаю — зачем я туда буду ложиться, и я просто оттуда сбежала. Сбежала, мне даже врач позвонила: «Юля, куда ты делась?». Но в итоге родилась совершенно здоровая, нормальная девочка, которую мы назвали Божена. 

 

Такое вот мое свидетельство. Когда все это происходило в свое время, может быть, это не так много для меня значило, но сейчас, когда я это все анализирую, то думаю, что Бог мне такими знаками что-то хотел показать, направить. Я знаю, что это укрепило мою и нашу веру в Господа, я постоянно чувствую Его силу и поддержку. У моей бабушки была такая маленькая иконка, где дети и ангел-хранитель простирает крыльями над детьми, и я чувствую эту силу, эту защиту Господа, чувствую всегда в Нем потребность, и желаю, чтобы мои дети были верны Ему и верны своей вере. Спасибо за внимание. 

 

 

 

Алессандро и Мария Стелла Скиро

 

Мария: Мы уже 34 года как женаты. У нас 9 детей и 5 внуков. И двое детей в небе, потому что были выкидыши. Когда настоятель нашего прихода в Понтасcьеве пригласил нас на встречу неокатехуменального пути в приходе, мы познакомились друг с другом. Мы туда вступили и «попались». Это был конкретный факт, как Господь с нами встретился, вошел в нашу жизнь. Мы влюбились друг в друга, поженились и думали, что у нас такой хороший брак, просто прекрасный. Но потом я оказалась в глубоком кризисе. И, глядя на мужа, говорила: «С этим я всю жизнь просто не выдержу». Я хотела убежать и призналась в этом ему. Меня удержало то, что у нас было уже двое старших сыновей. Мы пережили уже крест – страдания в болезнях детей. Потом у мужа после операции была очень серьезная депрессия. В тот момент я должна была рожать третьего, а мужу тоже было плохо. 

 

Этот момент нашей жизни был одновременно и самым низким, и самым высоким. Мы оказались голыми, обнаженными перед Богом. Своими усилиями и благими намерениями мы не могли справиться. В тот момент я начала видеть свои грехи и недостатки, а муж свои. Потому что до того момента я считала, что вина с его стороны, он во всем виноват, виноват в моем несчастье. Помогло нам то, что мы никогда не бросали Церковь, не оставили святых Таинств и не оставили нашу общину конкретных людей, которые нам помогли и нас поддержали. Когда мы вышли из того ужасного кризиса, то наша реакция, наша благодарность выражалась в том, что мы говорили: «Боже, сделай с нами что хочешь, пошли нас куда хочешь». 

 

Так мы попали в Москву. Там в то время был Нунцием [архиепископ Франческо] Коласуонно. В дни путча мы оказались в Москве, когда низложили Горбачева. У нас уже было пятеро маленьких детей, я была беременна шестой, Мириам. Она родилась с серьезными проблемами, у нее была гидроцефалия. Мне лично тогда очень помогло смотреть на Пресвятую Деву Марию, на семью из Назарета, потому что Богородица тоже родила далеко от дома. Она должна была убегать с Иосифом, они шли в неизвестное. Она пережила хрупкость, ненадежность и следовала за Иосифом. Потому что Бог через архангела говорил сначала с Ней, а потом Он говорил уже с Иосифом. Теперь пусть муж говорит. 

 

Алессандро: В эти дни мы много говорили об отцовстве, о материнстве. Я увидел, что я получил новую роль как отец: ответственность перед семьей, перед женой, как передать веру детям, это все я получил как дар. Я встал на [Неокатехуменальный] Путь, когда мне было 15 лет, у меня были очень странные представления о Церкви. Мы читали в книгах, что Церковь – это что-то плохое, что священники – это такие сомнительные люди. В эти годы в лицее я начал участвовать в коммунистических движениях. Во Флоренции была очень политизированная ситуация, и когда я открыл для себя Путь, то я думал, что это какая-то социалистическая альтернатива Церкви. 

 

Несколько лет я был на Пути, презирая всё и всех вокруг меня. Слава Богу, Бог был милосерден ко мне, и Он был очень терпелив. Я верил в милосердие и видел, что нас спасло милосердие Бога. Он терпел мои глупости, мое незнание, невежество, и Он нас формировал. Эта формация – это просто Неокатехуменальный Путь, который для меня стал настоящим Путем. Я не даю тут рекламы. Я рассказываю, чем я живу, я не могу говорить о чем-то другом. Это был Путь посвящения веры. Через молитву, через общину, через Таинства, через Слово Божие наша жизнь изменилась, моя жизнь изменилась, я начал видеть все по-другому, я вижу Церковь как огромное богатство, как мою Мать, она исполнена сокровищ, и прежнее презрение исчезло, вместо презрения сейчас есть благодарность. Я воспринимаю всё как дар. 

 

Что меня больше всего удивляет и радует – то, что дары, которые я получил, предназначаются не только для меня. Эти дары не только для нас, они для всех. У всех, кто пришел в общину, жизнь меняется. Это наши братья, москвичи. Мы с 1991 года имеем дело с москвичами, не со всеми русскими. Среди них были молодые люди, совершенно потерянные, наркоманы, алкоголики, которые жили в прелюбодеянии – я просто видел, что их жизнь изменилась. Это такой большой спектакль. Они венчались, перестали быть наркоманами, они рожают детей. Мы не говорим – «надо делать так, надо делать так», – мы от них ничего не требуем, потому что Бог от меня ничего никогда не требует, Он только меня возлюбил, и мы всё получили как дар. К нам приходят всякие, совершенно невоцерковленные люди, они ничего не знают, и вначале мы ничего не требуем. Они не знают, что такое Рождество, как креститься, как одеваться. Но постепенно их вера растет и их жизнь меняется. Я написал список: супружеские пары, которые были на грани пропасти. Уже будучи в общине, они сказали, что всё кончено: «жена ничего не понимает», «муж со мной три месяца не говорит, даже со мной не спит», вот эти страшные вещи, когда все пугаются. Но постепенно Бог действует через слово, через Таинство.

 

Мы получили большой дар, что мы можем молиться с детьми. Особенно в Москве – когда я приехал, я прошел только курс русского языка за 15 дней: «добрый день, добрый вечер, пожалуйста, спасибо, до свидания». Наших детей звали иностранцами, однажды к нам пришли домой и украли игрушки, били на улице. Когда я объявил, что будем молиться в воскресенье, то это было спасение для наших детей. Сейчас, спустя 20 лет, мы не потеряли связь с нашими детьми. Сейчас моему сыну 33 года, он женат, недавно родился четвертый ребенок, он со мной до сих пор общается и просит советов. Мы не потеряли связь, дети остались в Церкви. Большой дар, который я получил – это единство с Церковью. Например, когда мы приехали, первые, кто нам помогал, это были Comunione e Liberazione, потом фоколяры, Verbum Dei, мы со всеми нашли общий язык. Мы просто очень довольны и благодарны Богу. 

 

 

 

Александр и Екатерина Щербак (Гатчина)


Александр: Мы очень молодая пара, нам только 27 и 28 лет. Мы недавно в браке, до этого мы несколько лет были знакомы, – не помним сколько, – потом полтора года были друзьями, три года встречались как пара, и только год и 9 месяцев мы в браке. У нас пока нет детей. Когда мы думали, о чем здесь говорить, мы решили обратить внимание на заглавие нашей встречи. Обратить внимание на каждое из трех слов и сказать несколько слов по каждому из них. 

 

Первое слово – «Церковь». Католическая Церковь играет важную роль в нашей жизни, но мы сами происходим из православных или формально православных семей. Когда мы размышляли о браке и готовились к нему, мы принципиально подходили к тому моменту, что наша семья формируется именно у алтаря в храме. Поэтому регистрация в загсе является для нас просто обычной формальностью, мы специально не приглашали никого из друзей, гостей, родственников, мы всех звали только в храм. Мы считаем, что таким образом наши родственники и друзья могут лучше понимать нас самих, понимать, что ценно для нас, лучше понимать наши отношения с Церковью и с Богом, с Иисусом Христом. Это был хороший опыт, потом они подходили и благодарили, потому что почти все они впервые оказались в католическом храме и остались под приятным впечатлением. 

 

Екатерина: Второе слово – «Семья». Многие пары считают, что вступление в брак – это такое хорошее закрепление: «Мы достигли какой-то вершины, мы друг друга открыли, нам хорошо сейчас, и мы хотим поставить жирную точку, и чтобы это осталось таковым». Но мы с Сашей, готовясь к венчанию, понимали, что это только один момент, хотя и очень важный момент, на пути развития и совместного возрастания. К сожалению, перед нашими глазами не было хорошего образца католической семьи в нашем приходе, но нам бы очень хотелось стать как раз той семьей, которая могла бы быть хорошим примером как для католиков, так и для всех остальных людей, которые нас окружают. Иногда у нас появляется возможность свидетельствовать о христианском понимании семьи. Как правило, это происходит в неформальной обстановке, в светском общении, где-то на учебе, на работе, и мы должны признаться, что порой это бывает непросто. Кажется, что не очень получается свидетельство – может быть, потому что мы еще молоды, и семья у нас еще молодая, и для многих мы не являемся авторитетом: «Что вы можете знать, вы еще поживите». Может быть, людям сложно встречаться с иным мнением. Есть мнение толпы, все считают, что всё нормально, и вдруг какой-то голос, чуть ли не маленького ребенка, говорит: «Нет, есть другая точка зрения». Мы встречаемся с некоторыми трудностями в своих свидетельствах, но на ум приходит притча о сеятеле: все-таки, как мы считаем, главное – это сказать, посеять это зерно истины. 

 

Александр: Третье слово – «Миссия». Если смотреть на нашу церковную жизнь, мы во всем стараемся участвовать вместе как пара, как семейная пара. Участвовать в различных мероприятиях в приходе – духовные упражнения, встречи, праздники, поездки. Вместе посещаем занятия «Школы веры» в Санкт-Петербурге, вместе приехали сюда. Мы стараемся именно делать это всё вместе как семейная пара. Нам кажется, очень хороший интересный пример, как мы проводим воскресную школу в Гатчине. В Архиепархии мало приходов, во всяком случае не очень много приходов, где есть миряне-катехизаторы. У нас приход очень маленький: на пять детей три мирянина-катехизатора. Еще меньше приходов, где занятия в группе проводит семейная пара. Нам кажется, для детей это наглядный пример того, как может жить христианская семья. Они видят нас регулярно, общаются с нами. С одной стороны, мы свидетельствуем перед ними о нашей семейной жизни, с другой стороны, о нашем различном, в зависимости от пола, понимании духовности и близости отношений с Богом. Дети могут видеть как мужской, так и женский подход к этим вопросам. Нам кажется, это хороший пример и хорошая возможность, может быть, мы где-то еще предложим попробовать ввести такое. 

 

В заключение мы хотели сказать, что если кто-то нас знает, то ему может казаться, что в нашей жизни все идет довольно-таки хорошо – есть русское выражение «идет как по маслу». Но мы понимаем, что дело не в масле, а в благодати Божьей. В нашей жизни очень многое или всё идет по благодати Божьей, и мы с оптимизмом смотрим в будущее, и верим, что все так же хорошо и будет у нас продолжаться, в том числе и благодаря вашим молитвам о нас. Спасибо. 

 

 

 

 

 

Литургический календарь

28 июля 2017г.

 

Св. Владимр, память

 

Исх 20, 1-17; Пс 19 (18), 8. 9. 10. 11 (Пр.: Ин 6, 68b); Мф 13, 18-23

 

Св. Виктор I, Папа (+199)