логин:

пароль:

> Архиепископ > «Бог, я, семья». Доклад архиепископа Павла Пецци на IV Всеепархиальной пастырской конференции

«Бог, я, семья». Доклад архиепископа Павла Пецци на IV Всеепархиальной пастырской конференции

22 июня 2015 г.

 

Дорогие братья и сестры! 

Неслучайно мы выбрали эту тему: в этих трех словах заключается сегодняшний вызов для каждого из нас и для всех нас как общины.

 

1. Во время состоявшейся в Москве встречи об итогах и перспективах Синода епископов о семье я позволил себе сказать, что помимо трагедии на Чернобыльской атомной станции произошел и некий иной, «духовный Чернобыль», – трагедия ещё более радикальная, в результате которой каким-то образом исчезла подлинная, нормальная религиозность человека. Я понимаю, что говорю эти слова в контексте, когда кажется, что все вокруг говорят об обновлении, возрождении религиозности. В то время как я по крайней мере вижу, произошло исчезновение подлинной религиозности, которое выражается, прежде всего, в кризисе образа Бога, в утрате восприятия Бога как чего-то, или вернее Кого-то, от Кого всё зависит, и благодаря Кому всё происходит. Даже если многие говорят о Боге, о религии, о духовных ценностях, но фактически – то есть в реальной жизни людей – Бог это великий незнакомец в нашу эпоху. И это парадоксально, потому что многие говорят о Нем, но говорят о Нем, не зная Его или только для того, чтобы оправдывать свои замыслы, проекты, схемы. В этом плане неслучайно, что темой наших разговоров в ближайшие дни будут касаться отцовства и воспитания – то есть с одной стороны то пространство, где отражаются подлинные отношения с Богом, – потому что мы открываем Его именно как Отца, и во-вторых, воспитание, то есть постоянный путь в «компании» Бога, в Его обществе.

 

Как выражается эта утрата чувства Бога? Мне кажется, что это проявляется прежде всего в утрате чувства собственного «я». В нашей работе мы не можем упустить этот момент. Я помню, беседуя с группой молодежи, я сказал им: представьте, если бы вы, сидя в поезде, спросили у других пассажиров: сознаёте ли вы своё «я»? Живете ли вы сообразно достоинству своей жизни? Я думаю, все бы начали смеяться над вами, вас приняли бы за сумасшедшего. Смысл собственного «я» – это то, о чем люди меньше всего думают, и я убеждён в этом, и с этим нужно работать, серьёзно работать – прежде всего в нашем служении семьям и молодежи. 

 

Я считаю, что наша работа в ближайшем будущем должна быть более целенаправленно обращена к тому, чтобы наша молодежь почувствовала обновленный интерес к себе, чтобы человеческое «я» вновь обрело масштаб своего величия. В этом смысле я считаю нужным, чтобы в наших приходах и общинах во время подготовки к браку проводились особые встречи, посвященные этой тематике. Брак не может рассматриваться как способ преодоления каких-то проблем –  нерешительности или одиночества. И встречи для подготовки к браку являются очень полезным временем, когда следует поднимать вопрос о личности.

 

 

2. Необходимо сразу сказать, что ответом на эти раздробленность, разделение, рассеяние человеческого «я» не могут быть какая-то теория, анализ, даже самый лучший сегодняшней ситуации или абстрактные размышления. Этот ответ не может прийти от человека в принципе. Неслучайно мы начали с молитвы, потому что первое, что нам нужно обрести и развивать, это сознание того, что мы нуждаемся в чем-то, что приходит к нам извне. И молитва – это выражение этого осознания того, что мы нуждаемся в Боге.  Мы нуждаемся в этом свете, который внезапно входит в нашу темноту, который просвещает нас, бедных людей, «сидящих во тьме и тени смертной» (ср. Лк 1,79), как это случилось в ночь Рождества, когда пастухи увидели великий свет и почувствовали великую радость. Вот этот свет, эта встреча с Богом составляют по-настоящему «новое начало». Ответ на вопрос о семье и личности может прийти только как новое начало в виде встречи с Богом.

 

Это происходит, как мы знаем, в жизни Церкви происходит в Таинствах: в Таинстве Крещения, где возникает новое онтологическое начало личности: «Уже не я живу, но живёт во мне Христос» (ср. Гал 2,20). Но и в Таинстве Брака, где во Христе мужчина и женщина становятся новым началом, новым единством, одной плотью. Благодаря встрече с Богом в Таинстве свет Христа приводит в движение процесс познания, осознания себя как субъекта, процесс, благодаря которому человек начинает по-настоящему любить себя, думать о своей судьбе, видеть путь, которым он идёт, исполнять обязанности, соответствующие его положению в обществе, одним словом, человек открывает себя самого как целое, нераздробленное «я». В этом – новизна Таинства. 

 

 

3. Церковь – это то место, где мы получаем Таинства. И в этом смысле воспитатели Церкви, то есть мы, рискуем настаивать не на плодах таинств, а как будто удовлетворяемся тем, чтобы были соблюдены определенные принципы, вместо того, чтобы опереться только на том, что ты должен или не должен делать, не передавая истинные причины, на которых основана определённая доктрина, – в данном случае брака, – не объясняя, каким образом эта доктрина отвечает реальной жизни, не показывая, что обязанности христианской жизни, и в том числе брака, исходят из красоты и удивления открытия своего «я» . Возможно, что и мы в Церкви на самом деле перестали воспитывать, и вместо этого довольствуемся лишь некоторыми моралистическими указаниями. 

 

Я, например, видел, что произошло в Италии, когда священники перестали преподавать в школах: из-за этой «дистанции» между Церковью и молодежью понемногу выросла стена, и это именно стена нравственных правил, которые, возможно, ограждали семьи на какое-то время, но одновременно не позволяли им расти в вере. Их вера не становилась взрослой, и с появлением кризисов и реальных проблем эти нравственные принципы – правильные, но неспособные сами по себе дать ответ на эти вызовы, – оказались бессильными, и тогда люди их просто отбросили... 

 

Нам необходимо снова, с терпением «тратить» время, проводить время с молодежью и с семьями, имея в своем сознании ясное осознание христианского предложения, которое мы хотим им сделать, и пути, которым мы призываем их идти. Это значит заниматься воспитанием: показывать, как вера относится к реальной жизни, и почему именно она дает человеку наилучшую возможность получить ответ на его жизненные вопросы. И тогда нравственные принципы действительно становятся прекрасной возможностью реализовать в жизни радость Таинства, они становятся теми указателями, которые помогают верующим не сбиться с пути. 

 

Настаивая на необходимости личной встречи с Христом, мы должны передать это удивительное чувство соответствия нашей жизни тому божественному дару, который снизошел в нашу жизнь. Как прекрасно говорит герой фильма «Андрей Рублёв» Тарковского: «Сам ведь знаешь, не получается что-нибудь или устал, намучился. И вдруг с чьим-то взглядом в толпе встретишься, с человеческим, и словно причастился и всё легче сразу».

 

Когда приходит этот опыт переживания себя как «единого», ты начинаешь жить ради Того, Кто придаёт единство твоей жизни. Но этот Другой не делает тебя рабом. Он является проводником твоей судьбы, и ты чувствуешь, что встреча с Ним еще глубже связывает тебя с тобой и твоей судьбой. Если же ты потеряешь этот момент, если решишь отказаться от этой встречи и предпочтешь не следовать за присутствием Иисуса Христа твоей жизни, ты потеряешь себя. И какая тебе польза, если даже ты приобретёшь все деньги мира, но потеряешь свою душу, потеряешь свою свободу?

 

Также великий богослов Фон Бальтазар сравнивает эту встречу с Христом с открытием своего призвания: «Даже сегодня, – писал он тридцать лет спустя после этого события, – я мог бы вернуться в Шварцвальд недалеко от Базеля, и найти то дерево, под которым я был поражен как молнией. И в тот момент мне в голову не пришли ни богословие, ни священство. Я был просто поражен следующим: ты не должен ничего выбирать, потому что ты был призван. Ты не должен служить, но ты будешь принят на служение. Ты не должен ничего планировать, потому что ты – маленький камешек в великой мозаике, которая уже давно готова. И я должен был просто оставить все и следовать, не строя никаких планов, без пожеланий и озарений. Я должен был просто оставаться и смотреть, для чего я буду нужен».

 

 

4. Таким образом, вся наша жизнь должна разворачиваться в духе верности этой встрече, в которой проявилась наша личность, какой сотворил её Господь. И здесь мы понимаем, насколько необходимо воспитание личности для наших семей и для нас самих – воспитание, которое происходит в Церкви. Потому что, чтобы быть такими, какими сотворил нас Господь, чтобы развивать нашу жизни в верности нашему призванию, нам нужна община, нам нужна Церковь. Потому что это что-то такое, что невозможно сделать поодиночке, самостоятельно.

 

В связи с этим, я считаю, что необходимо развивать чувство общины среди наших семей. Я предлагаю, чтобы в общинах и приходах мы глубже исследовали возможности проведения для семей каникул с Богом, реколлекций, экскурсий, воспитательных встреч, которые при этом не превращались бы просто в тусовки, потому что тусовки – это ненадолго.  Я считаю полезным опыт приходских реколлекций для семейных пар. Этот опыт развивается в Калининграде и Санкт Петербурге, и недавно возобновлен и в Москве. Я думаю, что мы должны развивать эти встречи.Нам как воздух необходимы воспитательные встречи, в которых община, где происходит наша встреча с Христом, открывается как дар, как благодать Святого Духа

 

 

5. Все это  должно развиваться в двух направлениях, в двух перспективах: 

 

5.1. Христос – это Тот, кто образует меня, Тот, кем я в конечном счете сотворен. Я признаю, что в этот момент меня созидает Другой, Иной, Тайна Бога, и я могу обращаться к этому Другому, к Богу на «Ты», потому что Бог стал человеком, стал частью моего человеческого опыта. О, если мы могли бы чувствовать вибрацию бесконечного во всех наших отношениях с другими людьми, с вещами, дыхание всемогущего и любящего Отца и Творца во всех волнах океана реальности и истории! 

 

Признание принадлежности Христу даёт мне радость и покой в любых обстоятельствах. Мы должны всегда напоминать нашим семьям, нашим молодым людям, особенно когда они готовятся к Браку, что в конечном счете он и она принадлежат Другому, принадлежат Христу, Который создаёт его или её так же, как создаёт меня и нас. Эта перспектива позволяет молодым людям открывать красоту и достоинство тех слов «во все дни жизни моей», которые они произнесут в день венчания. 

 

Мне кажется, что стоит более подробно поговорить о содержании встреч молодых пар, которые готовятся к Браку. Мы должны раскрыть для них великолепное содержание Брака. Прежде всего, это библейский и христологический фундамент. Я не хочу давать здесь содержание этих встреч с парами, но думаю, что мы должны всерьез задуматься о том, каким образом вместе с этими парами пройти серьезный путь подготовки. И прежде всего мы делаем это через страницы Библии. Это 1-я и 2-я главы Бытия. Это «брачные» страницы пророков Осии, Иезекииля, Исаии. Конечно, Евангелие от Матфея, 19-я глава, и Евангелие от Иоанна – свадьба в Кане Галилейской. Это размышления апостола Павла, и особенно 5-я глава к Ефесянам. Мы могли бы смотреть на всю историю Бога с человеком, и обнаружили бы, что всё Священное Писание открывается и завершается именно Браком. Сейчас я только хочу подчеркнуть важность этих тем во время подготовки к таинству Брака.

 

Другая необходимая тема – это то, о чем я говорил в начале: религиозное чувство, чувство Бога. Брак реализует то, что Бог задумал с самого начала, сотворив мужчину и женщину, замысел, который Адам и Ева разрушили, отказавшись от отношений с Богом. Как видим, отказ от Бога и потеря чувства своей личности находятся в самом начале истории человечества. Человек, сотворенный Богом, постоянно отдаляется от Него, думая, что  может реализовать себя, и поэтому вся история – это постоянное исправление этого пути со стороны Бога, это постоянная инициатива Бога, который хочет возвратить человека к Себе. 

 

В этом духе нужно говорить о важности брачного согласия (consensus) и его связи с Таинством Брака, его нерасторжимостью и единством

 

5.2. Если первая перспектива Брака и семьи заключается воспитании принадлежности Христу, то вторая перспектива заключается в рождении нового народа, в миссии. И для этого в первую очередь необходимо свидетельство. То, что семья и брак являются призванием и миссией человека, гораздо убедительнее можно показать, нежели объяснить. Когда ты встречаешь христианские семьи, для которых это не просто слова, но сама жизнь, хочется понять – почему они такие,  и хочется жить так, как живут они! Доказательством благодати Таинства в гораздо большей степени служит новизна жизни христианских семей, чем сухие объяснения. Семья может показать, что верность супругов основана на верности Бога, и в верности Бога она находит постоянный свой источник силы для того, чтобы каждый день заново начинать этот подвиг.

 

Меня поразило то, как многие семьи говорили, насколько важно для них свидетельство священников и монашествующих о том, как они живут радостью и красотой своего призвания. Это может показаться парадоксальным, но семьи действительно получают большую помощь в свидетельстве людей посвящённой жизни, потому что они понимают, что в конце концов речь идёт о той же самой человеческой хрупкости и о той же самой верности. И действительно,  я не знаю, что проще – оставаться верными Христу или своей жене или мужу? Потому что нужны отношения с Богом, чтобы сказать «да» Христу в целомудрии, так же как нужны отношения с Богом, чтобы снова и снова говорить «да» своей жене или мужу, сознавая всю свою хрупкость. 

 

В этом смысле – и это еще одна моя идея, которая пришла мне голову в последние месяцы, – стоило бы снова ввести (не формально, не на бумаге) время обручения, потому что это как раз то время, когда есть возможность проверить – является ли это моим призванием? Это ли та миссия, которая от меня требуется? И знаете, в этом русле очень хорошо говорить, беседовать об отцовстве и о материнстве, особенно для нас сегодня, когда иногда не знаешь, что хуже: отсутствие родителей вообще, или полное отсутствие ответственности у отцов, или слишком подавляющее «присутствие» присутствие матери, которая «душит» своего ребёнка. Мне кажется, что подобное время обручения могло бы быть своего рода «новициатом» для призванных к семейной жизни. 

 

Мы и наши семьи – такие, какие они есть, – являемся новым народом Божьим. Это народ, который проходит через всю историю, этот народ, – маленький или большой – это не наша проблема, это проблема тайны Бога, – но этот народ есть Церковь, согласно тому, что пишет апостол Павел христианам в Ефесе, что Церковь является Телом Христа, совершением Того, Кто реализуется во всём (ср. Еф 1,15-23). И во втором своём послании этой же общине в Коринфе, апостол говорит: «Любовь Христова объемлет нас, рассуждающих так: если один умер за всех, то все умерли. А Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскресшего» (1 Кор 5,14-15).

 

Встреча с Христом, прожитая как идентичность наших семей, делает их открытыми ко всем и ко всему, ничего не боясь, потому что во Христе мы не теряем ничего. Это соответствует призыву Павла: «Итак умоляю вас, братия, милосердием Божиим, представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения вашего, и не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная» (Рим 12,1-2). Великолепное свидетельство дают христианские семьи, которые радостно и разумно живут этим измерением христианской жизни, и являются таким образом воспитателями христианской общины. 

 

 

6. Еще один момент миссии семьи заключается в воспитании в узком смысле слова. Прежде всего, воспитательная миссия семьи должна быть темой диалога мужа и жены. И если правда, что в первые годы жизни ребёнка, подавляющую роль играет воспитательное присутствие матери, то затем, по мере того, как ребёнок взрослеет, воспитательное присутствие отца становится незаменимым. Отец – это тот, кто вводит ребенка в реальность, в чём собственно и заключается воспитание: это критическое вхождение в реальность. 

 

Один, на мой взгляд, важный аспект воспитания в семье заключается в воспитании членов семьи в том, что другой, отличающийся от меня, – это благо. Благо для меня и благо для семьи. Без другого я не мог бы открывать себя, значимость себя для себя и для другого. Я думаю, что способность принимать другого в семье – это отличительный знак здоровья семьи и её открытости. Принимая другого, я привыкаю принимать Бога в моей жизни, потому что инаковость – это знак Бога. Принятие другого в семье воспитывает меня к общению: общение с самим собой невозможно, а общение с моим «дублем»,  «клоном» – неинтересно. Воспитание не может быть проецированием на другого (мужа, жену, ребёнка) моих претензий и проектов. Дети взрослеют, смотря на взрослых: если родители живут этим принятием другого, этим общением, то и они сами вырастают в этом естественном принятии другого и общении с ним. 

 

Хочу рассказать коротко об одном опыте относительно принятия другого. Когда я служил в Сибири, я посещал одну семью, которая жила тогда в Омске. Муж – католик, жена – лютеранка. Настоящее принятие другого и желание жить общением сделали так, что эта семья преодолела конфессиональные различия, укоренив воспитание детей во Христе и уважении к другому. Для них воспитание заключалось в миссионерском рвении о том, чтобы дети встретили Христа, Который сделал возможным их единство, даже если разница между конфессиями, к сожалению, сохранялась. 

 

Св. Иоанн Павел II в энциклике Евангелие жизни пишет: «Миссию проповеди Евангелия жизни семья исполняет прежде всего воспитанием детей. Словом и примером, ежедневным общением и решениями, конкретными поступками и знаковыми жестами родители учат своих детей подлинной свободе, которая осуществляется в бескорыстном самопожертвовании... Воспитательная работа родителей-христиан должна служить развитию веры у детей и помогать им исполнить призвание, полученное от Бога» (Иоанн Павел II, Evangelium vitae, 92).

 

В связи с воспитанием хочу в заключение ещё добавить, что христианская община, приход призваны не заменять роль семьи в воспитании, но сопровождать семью. Семья не должна отказываться от религиозного воспитания: первое религиозное воспитание всегда должно происходить в семье. Со стороны прихода в этом контексте я думаю, прежде всего, о двух способах помощи семьям: это встречи постоянной формации родителей и встречи, где семьям помогают найти ответы на более конкретные вопросы.

 

Дорогие братья и сёстры!

Надеюсь, что эти мысли помогут нашей работе в эти дни и пробудят в нас желание обрести вкус христианской жизни, который способен вернуть человеку сознание своего достоинства и поддерживать семьи в их призвании и миссии. 

Спасибо за внимание! 

Сообщения курии

Литургический календарь

24 сентября 2017г.

 

25-е рядовое воскресенье

 

Ис 55, 6-9; Пс 145 (144), 2-3. 8-9. 17-18; Флп 1, 20с-24. 27а; Мф 20, 1-16а

 

Св. Анатолий Медиоланский (II в.)

Св. Герард (Герхард) Венгерский (+1046)