логин:

пароль:

> Архив > Новости за 2015 год > Кризис мужественности и женственности – вызов для семьи и Церкви. Продолжается работа IV Всеепархиальной пастырской конференции

Кризис мужественности и женственности – вызов для семьи и Церкви. Продолжается работа IV Всеепархиальной пастырской конференции

18 июня 2015 г.

 

 

Второй день работы IV Всеепархиальной пастырской конференции был посвящен размышлениям о значении отцовства для христианской веры и семьи. Доклад о. Игоря Ковалевского, настоятеля прихода свв. Петра и Павла в Москве, был посвящен кризису отцовства как главной семейной патологии нашего времени, единственным путем преодоления которой является вера.

 

О. Игорь начал свои размышления с рассказа о библейском понимании отцовства, для которого характерно патриархальное понимание семьи, неразрывно связанное с культом Бога как Отца.


«Называть Ягве Отцом Израиль побудила не столько аналогия, сколько опыт осознания присутствия Бога живого и любящего в истории народа. Это существенное свойство религии Ветхого Завета – отцовство Бога связано не с сексуальностью, а с любовью, заботой, опекой, верностью завету, выражением которой является Его милость. Не зря поэтому и первых словах главной христианской молитвы Бог назван нашим Отцом, как это делает ветхозаветная традиция… Смысл этих слов заключается в том, что Бог так близок человеку, как и в межличностных отношениях любящий отец близок детям. Не зря ранние христиане не колебались называть Бога Авва – отче (папочка). Божественное Отцовство сообщает отцовствам человеческим их полное значение в плане спасения».

 

prev
next

 

 

В средневековье христианская традиция ставила акцент на значимости аскетических практик для обуздания плоти, что позже, уже в протестантской культуре, привело к развитию пуританства, которое рассматривало любовь и секс как два независимых переживания, причем любовь воспринималась как некий романтический духовный союз. «Секс считался, конечно, составной частью брака, однако выражать свои сексуальные эмоции человек не мог… Строгость нравов без глубокой мотивации неизбежно приводит к двойной морали, ханжеству и лицемерию».

 

Так называемая «сексуальная революция» XX века привела к множеству морально-этических проблем, которые Церковь должна была рассматривать в свете Откровения. «Главная, наиболее глубинная проблема «сексуальной революции»», – отметил о. Игорь, – это перенесение сексуальной жизни человека из сферы интимной в публичную, что приводит к коммерциализации и тривиализации сексуальной жизни человека. С этим связано неразрывно другая тенденция: сексуальному аспекту человеческой жизни стало придаваться слишком большое значение… Сексуальная сфера жизни человека связана с добродетелью умеренности, с которой у слабой человеческой природы, поврежденной грехом, всегда проблемы. Сегодня смысл евангельских слов «не хлебом единым» можно интерпретировать как «не сексом единым»… Подытоживая, можно сказать, что человек, заменив эвдаймонизм гедонизмом, забыл, что не любовь является плодом сексуальной радости, а наоборот, сексуальное удовлетворение является следствием любви».

 

В нашей стране, – как подчеркнул о. Игорь, – многие проблемы более драматичны, чем в Западной Европе. Отчасти это обусловлено последствиями коммунистического периода, который начался с борьбы против института семьи как такового. И хотя позже отношение изменилось, никакие нормы светской морали уже не смогли остановить разрушения традиционного института семьи. Провозглашенная советской властью борьба за равноправие женщин привела к поощрению подчеркнуто мужских качеств у женщин (женщина, выполняющая мужские работы, спортсменка, активистка, комсомолка) и женских – у мужчин (слушаться учителей, бригадиров и командиров, быть скромным, не слишком активным и не задавать умных вопросов).

 

Все это привело к серьезным проблемам, среди которых – разводы, по количеству которых Россия занимает первое место в мире, аборты (57% беременностей заканчивается абортом, 1,5 миллиона абортов в год), сожительство, негативных климат вокруг семьи и деторождения, специфика законов, нормальное восприятие неполных семей и воспитания детей только мамами и бабушками, легкая внушаемость и отсутствие критической рефлексии, атмосфера агрессии и злобы, часто переходящей в ненависть, бедственное положение незащищенных слоев населения, социальное сиротство и социальные патологии, незрелая мужественность, которая часто отождествляется с некими стереотипами поведения и не принимает во внимание функций отцовства и потребностей общества в целом. 

 

Можно говорить о том, что такие стереотипы присущи и церковной среде: в частности, это излишне «женственное», эмоциональное переживание и выражение веры. Превалирование женщин в Церкви только усиливает этот процесс и даже приводит к мнению, что посещение богослужений – это в принципе «женское» дело. Практические пути решения этих проблем могут быть разными, однако, –  как подчеркнул о. Игорь, –  цель здесь одна: «Мужчины не перестанут быть незрелыми и серыми, пока не соединятся с Христом. Зрелый мужчина – это тот, кто передает жизнь – через рождение детей, через мысль, через творчество, через апостольство. Зрелый мужчина всегда готов посвятить себя в этих аспектах передачи жизни, соблюдая дисциплину. Именно в этом критерий мужественности, маскулинности, отцовства».

 

Третий день работы Конференции был посвящен в каком-то смысле «зеркальному», женскому видению этой проблемы, которое представила психолог с. Павла Бобер из конгрегации сестер Святого Семейства. Исходя из фундаментальной библейской истины – «не хорошо человеку быть одному» (Быт 2,18) – она рассказала о патологиях и исцелении отношений внутри семьи и церковной общины, связанных с кризисом женственности. «О кризисе женственности говорят значительно меньше, чем о кризисе мужественности, – отметила с. Павла, – потому что женщины в современном обществе значительно больше действуют как «спасительницы»: они «спасают» свои семьи, работу, приходы. Кризис заключается в том, что женщины при этом не исполняют своего призвания, не реализуют того, что записано Богом глубоко в их сердцах. В этом смысле кризис женщины, сотворенной как «помощника» мужчины, является отражением кризиса мужественности». 

 

По словам сестры Павлы, Бог вписал в сердце женщины три фундаментальных желания – отношений, красоты и участия. Поэтому вопрос не в том, что именно женщина делает, – она может быть воином или домохозяйкой, – но в том, чтобы во всем, что она делает, она была по-настоящему собой. Если женщина думает, что она сможет реализовать себя только когда если найдет подходящего мужчину, который был сказал ей, что она – любимая и единственная, то неизбежно происходит разочарование, потому что никакой мужчина не может удовлетворить эту тоску и жажду – сделать это способен только Бог. Результатом этого становятся непонимание и конфликты в отношениях в семье, на работе или в приходе. Женщина, по выражению с. Павлы, начинает «источать яд»; неудачный опыт отношений с мужем переносится на отношения с сыном, в результате чего растут безответственные, женственные и озлобленные мужчины с заниженной самооценкой и страхом перед женщинами. «Если женщина верующая, то она переключается на священников в своем приходе, которые кажутся интеллигентными людьми с «чистыми ногтями», с которыми «можно поговорить». это становится серьезной проблемой, особенно если священник не уверен в собственных полноценности и призвании, что создает иногда неразрешимые трудности для отношений в приходе или общине». 

 

«Выход из кризисной ситуации на самом деле есть, – подчеркнула с. Павла. – Это маленькие группы людей, которые что-то начинают понимать. Никакого глобального решения нет и не может быть: никогда в истории человечества не было глобальных решений. Один или несколько человек начинают жить по-другому и понемногу в этих местах появляется свет. Это или семья, которая живет по Божьему призванию, или община, которая пережила обращения. И этот свет тормозит передачу этого яда». 

 

В семье, приходе или общине женщина и мужчина внешне делать могут одно и то же. Но вопрос в том, каким образом в этой деятельности реализуется призвание женщины к отношениям, гармонии и участию. Если это реализуется взрослым образом, это не создает конфликтов, и мужчина рядом с такой женщиной не будет бояться себя. Однако, женщины, впитавшие в себя и яд и разочарованные, хотят доминировать, доказать всему мужскому миру, что они умнее. «Если разочарованная мать воспитывает таких детей, то каких детей воспитывает разочарованная монахиня – можно себе представить», – сказала с. Павла. В результате такого воспитания формируются ложные образы Бога как «Карающего судьи», «Бога успеха» или «Бога смерти». Задача в том, чтобы узнать, с каким образом Бога человек приходит к нам, и помочь ему перейти к Богу Любви. 

 

Оба доклада вызвали большой интерес и живое обсуждение в малых группах, результаты которых, как и полный текст самих докладов будут опубликованы позже. 

 

 


Информационная служба Архиепархии Божией Матери в Москве

 


Фото Натальи Гилёвой

 

 

 

 

 

Сообщения курии

Литургический календарь

21 сентября 2017г.

 

Св. Матфей, Апостол и Евангелист. Праздник

 

Лкц: том VI

 

Еф 4, 1-7. 11-13; Пс 19 (18), 2-3. 4-5 (Пр.: 5а); Мф 9, 9-13

 

Св. Иоана, пророк

Св. Памфилий, мч.