логин:

пароль:

> Архив > Новости за 2015 год > Храм святого Станислава в Санкт-Петербурге: история и современность

Храм святого Станислава в Санкт-Петербурге: история и современность

6 марта 2017 г.

 

 

Несмотря на то, что история располагает убедительными сведениями о том, что католические церкви латинского обряда существовали на территории нынешней России с XII в., всё же ни один из существующих сегодня в нашей стране католических приходов по определению не может быть старше Санкт-Петербурга – новой столицы, основанной Петром Великим и ставшей не только знаком сближения России с Западом, но и шагом к значительной веротерпимости. Так случилось потому, что на протяжении длительного времени на территории Московской Руси не допускалось никакое другое христианское богослужение, кроме православного. Равным образом, было запрещено присутствие здесь священников иных конфессий. Поэтому, самым старым из действующих сегодня храмов справедливо считается базилика святой Екатерины Александрийской на Невском проспекте.

 

 

И всё же, есть свой резон в том, чтобы начать рассказ о католических храмах северо-запада России с другого, менее великолепного, значительно более скромного по размерам и построенного на целых 43 года позднее, петербургского храма, потому что косвенным образом он связан с важным изменением в положении Католической Церкви в Российской империи, когда взамен простому разрешению католикам строить для себя церкви в новой столице, пришло установление здесь её постоянных структур. Это храм святого Станислава, епископа и мученика, построенный в Коломне – старинном районе Петербурга, некогда населённом ремесленниками, мелкими чиновниками и актёрами, на углу Торговой (ныне Союза Печатников) и Мастерской улиц. 

 

Это небольшое, но необыкновенно соразмерное и гармоничное здание в стиле классицизма, возведённое по проекту итальянского архитектора Давида Висконти, — изящный храм, двумя фасадами выходящий на Торговую и Мастерскую, увенчанный невысоким куполом с митрополичьим крестом, — кажется сегодняшнему прохожему чуть более массивным, чем на старинных рисунках и дагерротипах второй половины XIX века: за почти 190 лет, прошедших со дня его освящения, мостовая стала выше и закрыла часть наружных стен, слегка изменив пропорции, и всё же он по-прежнему очень красив. История его начинается с 1823 г., когда на участке, принадлежавшем первому католическому епископу Российской империи Станиславу Сестренцевичу-Богушу, кафедра которого, формально Могилёвская, находилась в Санкт-Петербурге, началось строительство новой католической церкви, в дополнение к уже имеющейся великолепной церкви святой Екатерины Александрийской на Невском проспекте. Внутри храма можно видеть памятную доску, некогда украшавшую его фасад, а сегодня, из соображений лучшей сохранности перенесённую внутрь церкви. Латинская надпись на доске кратко излагает историю его основания:

 

«Эту римско-католическую церковь построил, подарил и освятил в Петрополе в праздник Вознесения Господня в год 1825 от Рождества Христова 7 мая во имя Станислава епископа и мученика преосвященный Станислав Сестренцевич Богуш архиепископ Могилёвский, Митрополит римско-католических церквей Российской империи, администратор Виленской епархии, председатель римско-католической коллегии, кавалер ордена святого Андрея Апостола, орденов святого Александра и Владимира первой степени, большого креста и святой Анны, польского ордена Белого Орла, святого Станислава и Большого Креста св. Иоанна Крестителя. Родился в Литве 3 сентября 1731 г.».

 

Первым священником, служившим в новом храме, стал сам Сестренцевич-Богуш, на тот момент уже девяностопятилетний, но, по свидетельству современников, сохранивший не только ясность ума, но и телесную бодрость. В декабре 1826 г. в возрасте девяноста шести лет Сестренцевич-Богуш умер от тяжёлой простуды и был, согласно его желанию, погребён в храме, воздвигнутом его стараниями, на его земле и на его собственные средства. Его могила была обнаружена в 1997 г. при ремонтных работах в храме, там, где справа от алтаря когда-то находилась капелла, а теперь располагается ризница. Сейчас над его могилой, перед входом в теперешнюю ризницу находится плита с соответствующей надгробной надписью. 

 

Стоит заметить, что католики Петербурга обязаны этому видному религиозному деятелю не только зданием храма — он также пожертвовал свой дом и средства для устройства в нём училища для детей из небогатых католических семей. Средств, завещанных на эти цели митрополитом, оказалось достаточно, чтобы училище, впоследствии приравненное к первым четырём классам гимназии, могло не только просуществовать в течение ста лет, но и на постройку специально для него в 40-е гг. XIX в. нового здания. 

 

После смерти Сестренцевича-Богуша администратором храма был священник Александр Парчевский. Юридически новый приход был учреждён 16 марта 1828 г., его настоятелем стал о. Иоанн Лешкевич из ордена пиаров (орден бедных регулярных христианских школ во имя Божией Матери), а первыми прихожанами — те из петербургских католиков, которым в силу возраста, бедности или других причин было трудно добираться на мессу на Невский проспект. Приход быстро рос, чему способствовал национальный и религиозный состав жителей Коломны — около трети их были иностранцами — выходцами из Германии, Латгалии, Франции, Италии и Польши. Помимо почитания св. Станислава — покровителя прихода — здесь также был установлен особый алтарь в честь святой Филомены. Образ святой был написан специально для этого алтаря академиком живописи Аполлинарием Горавским. В 1855 г. приход окормлял 5100 прихожан, его прихожанами были члены семьи Бенуа, Кшесинских, Леде.

 

Среди служивших здесь священников было немало выдающихся людей, стремившихся всей душой служить Богу и людям, а когда настали трудные времена — готовых свидетельствовать о вере вплоть до отдания за Христа жизни. Именно здесь после ссылки в Аглонский монастырь служил викарием в течение восьми лет с 1887 г. слуга Божий Антоний Малецкий. И хотя в дальнейшем его деятельность была связана не только с этим приходом, но и с несколькими другими приходами Санкт-Петербурга и Петербургской губернии, свою деятельность, снискавшую ему славу петербургского дона Боско, он начинал именно здесь, с основания при приходе приюта для мальчиков, оставшихся без попечения родителей. И хотя вскоре приют официально перешёл в ведение благотворительного общества при церкви св. Екатерины (так было легче получить на него официальное разрешение), фактически дети жили в доме на Мясной улице, территориально относившейся к церкви св. Станислава, сюда ходили на мессу и учились в Сестренцевичевском училище при приходе. Приют переехал отсюда только в 1895 г., когда специально для него был приобретен участок на Кирилловской улице.

 

На начало 1917 г. в приходе было 10200 прихожан. Жизнь католиков в Российской империи нельзя было назвать безоблачной. Независимость Церкви от государственной власти была ограничена законодательно, и отношение к католикам, как к духовенству, так и рядовым верующим, колебалось в зависимости от самых разных причин — от политической обстановки в стране до настроений и личных симпатий чиновников, решавших вопросы, связанные с лицами «иных исповеданий», и было по существу «только терпимым». Не раз священники, служившие в приходе св. Станислава, сталкивались с преследованиями со стороны власти. Например, настоятель прихода священник Витольд Чечотт был отстранён от должности настоятеля за неисполнение распоряжений властей. По той же причине находился в ссылке священник Антоний Малецкий. Провёл шесть месяцев в заключении другой викарий прихода священник Антоний Около Кулак. Сам основатель храма в течение всего своего епископского служения должен был находить пути дипломатического решения противоречий, порождённых столкновением требований канонического права и фактически не ограниченной никакими законами самодержавной власти. 

 

До принятия закона о веротерпимости в 1905 г. католики, в сущности, не имели на территории Российской империи никаких прав. Гонения могли возникать на пустом месте, по капризу лица, уполномоченного разрешать и запрещать иноверцам. И всё же, никакие придирки и даже явные преследования со стороны царского режима не могли сравниться с тем целенаправленным террором, который развернула против верующих католиков новая власть. С самого начала, в обход собственного декрета об отделении церкви от государства, большевики принялись вмешиваться в церковные дела. Окончательной целью этого вмешательства было уничтожение веры вообще. И хотя принцип «Поражу пастыря, и рассеется стадо» едва ли был известен гонителям, именно пастыри стали первой мишенью и первыми жертвами. В 19-20 гг. были арестованы в качестве заложников или под надуманным предлогами приходские священники церкви св. Станислава Витольд Ивицкий и Игнатий Чаевский, Франциск Будзько и Антоний Неманцевич. Тогда же было выдвинуто противоречащее каноническому праву требование заключить от имени верующих договор на право пользования церковными зданиями и имуществом. Затем, последовал декрет об изъятии церковных ценностей. Несмотря на то, что поводом для изъятий служила борьба с голодом, подлинная причина заключалась в стремлении нанести церкви ещё один удар — спровоцировать верующих, как православных, так и католиков на неповиновение и тем оправдать новый виток террора. 

Начало 1923 г. ознаменовалось процессом против католического духовенства. В числе осужденных на разные сроки заключения были и священники, в разные годы служившие в приходе св. Станислава — Эдуард Юневич, Иоанн Тройго, Антоний Малецкий, Франциск Рутковский, Станислав Эйсмонт. Незадолго до этого, зимой 1922 г. были закрыты и опечатаны все храмы, прихожане которых отказались заключать договор, в том числе и храм св. Станислава.  Мессы стали служиться тайно на квартирах прихожан. В июле, после подписания договора, церковь вновь открылась, и приходская жизнь, несмотря на преследования и жертвы, продолжилась. В бывшем Сестренцевичевском училище при храме, до 1924 г., когда его окончательно закрыли, обучалось, в том числе и основам веры, 60 детей. Кружок католической молодёжи, собиравшийся под предлогом хорового пения, продержался до 1931 г., когда 8 мая в престольный праздник прихода, были арестованы сорок пять прихожан, собравшихся для молитвы и духовной беседы в помещении бывшего училища. Священник Стефан Войно был арестован в тот же день прямо у алтаря. Все арестованные миряне были осуждены на три года ссылки, священник — на десять лет лагерей. После этого преследования не прекратились. Судьба храма, как и судьба других 14 храмов и капелл бывшей имперской столицы была предрешена. До мая 1935 г. настоятелем прихода был священник восточного обряда Николай Михайлов. После его ареста в приходе до закрытия не было постоянного священника — оставшийся в одиночестве о. Михаил Флоран по очереди объезжал ещё не закрытые приходы города, в которых его терпеливо ожидали за чтением Розария и пением гимнов прихожане. Наконец, в 1935 г. приход был окончательно закрыт. В нём располагались самые разные учреждения и организации — от детского сада до клуба фабрики «Рот фронт». 

 

Многие священники, служившие в разное время в приходе св. Станислава, вошли в печальный список жертв красного террора. Другие, принуждённые выехать в Польшу, Белоруссию и Литву, свидетельствовали о Христе кровью, когда началась Вторая мировая война. В ненависти к Христу и Церкви коммунистическая и фашистская идеологии были единодушны. Своё место в списке мучеников, убитых фашистами, заняли священники Витольд Ивицкий, отказавшийся покинуть взятых в заложники сограждан и расстрелянный гитлеровцами, священник Виктор Петкевич, также расстрелянный, священник Франциск Рутковский убитый во время Варшавского восстания, священник Антоний Около Кулак, погибший в концлагере. 

 

С началом возрождения религиозной жизни в 90-е г. ХХ в. те из прихожан церкви св. Станислава, кто остался жив после всех испытаний, а также члены их семей — дети и внуки, образовали новую общину. Апостольский Администратор для католиков латинского обряда Европейской части России архиепископ Тадеуш Кондрусевич обратился к городским властям с просьбой о возвращении церкви прихожанам. Переговоры увенчались успехом — в 1993 г. о. Евгений Гейнрихс, бывший в то время администратором зарегистрированного в 1992 г. прихода св. Станислава, получил документы о передаче здания церкви приходу. Однако фактическая передача произошла только в августе 1996 г. Первую после шестидесятилетнего перерыва мессу 13 ноября 1996 г. здесь отслужил архиепископ Тадеуш Кондрусевич. Вторичное освящение храма было совершено 4 июня 1998 г. примасом Польши кардиналом Иосифом Глемпом, и впервые, после 1918 г. верующие Северной столицы вышли со Святыми Дарами на улицу и совершили процессию, свидетельствуя о том, что Бог поругаем не бывает, и вера в Него живёт в потомках и наследниках тех, кто, рискуя жизнью и свободой, защищал её в трудные годы испытаний. В октябре того же года в алтарь была положена частица мощей св. Станислава — дар митрополита Краковского кардинала Франциска Махарского.

 

С 1998 г. здесь был установлен алтарь в честь Матери Божией Трижды Предивной. Образ — копию с известной картины итальянского художника Луиджи Кроджио, почитаемую по инициативе основателя Шенштатского движения о. Кентениха, — выполнил по заказу настоятеля прихода о. Кшиштофа Пожарского петербургский живописец В. Корбан. Его же кисти принадлежит и новый алтарный образ — живописное полотно «Св. Станислав служит свою последнюю мессу». Картина же, некогда висевшая над алтарём, — «Св. Станислав наставляет короля Болеслава» Франциска Смуглевича — сегодня хранится в фондах Эрмитажа. 

 

Установлен, взамен разрушенного, и новый деревянный резной алтарь св. Филомены, на котором в день памяти этой святой и мученицы служится особая месса. Об истории её мученичества, обретения её мощей и прославления можно прочитать в написанной настоятелем прихода о. Кшиштофом Пожарским и изданной на средства одной из прихожанок небольшой книжке.

 

Каждую первую среду месяца совершается особая месса в честь святого Папы Иоанна Павла II. Его реликвия — несколько капель крови святого папы — хранится в специально изготовленном скульптурном портрете-реликварии, расположенном слева от алтаря рядом со скульптурой святого Сердца Иисуса — единственным предметом, сохранившимся от прежнего, некогда великолепного убранства церкви.

 

Гордость прихожан — прекрасный новый орган не только сопровождает богослужения, но и позволяет устраивать регулярные концерты для любителей органной музыки.

 

В 60-е гг. ХХ века сторонники атеизма утверждали, что вера во Христа в нашей стране умрёт со смертью последней старушки, воспитанной при царском режиме. Не осталось в живых никого из тех, кто детьми ходил на уроки катехизиса в Сестренцевичевском училище, но и сегодня дружная и весёлая группа детей каждое воскресенье после детской мессы отправляется в приходской дом на занятия. Переживший вместе с городом, со всей католической Церковью в России все выпавшие ему испытания, приход святого Станислава живёт, готовясь через год отметить двадцатилетнюю годовщину возобновления богослужений. 

 

 

Анна Кудрик

 

 

Фото с сайта прихода Святого Станислава: www.stan-mta.ru


 

 

 


Сообщения курии

Литургический календарь

21 сентября 2017г.

 

Св. Матфей, Апостол и Евангелист. Праздник

 

Лкц: том VI

 

Еф 4, 1-7. 11-13; Пс 19 (18), 2-3. 4-5 (Пр.: 5а); Мф 9, 9-13

 

Св. Иоана, пророк

Св. Памфилий, мч.