логин:

пароль:

> 11 октября - память святого Папы Иоанна XXIII

11 октября - память святого Папы Иоанна XXIII

9 октября 2017 г.

 

 

Папа Иоанн XXIII - "добрый Папа", Папа-простец, Папа-учёный, Папа-крестьянин, Папа-дипломат, Папа-миротворец, Папа, усилиями, мужеством, вдохновением и молитвами которого состоялся Второй Ватиканский Собор, сделавший Католическую Церковь такой, какой сегодня её знает весь мир. Решением Папы Франциска его литургическая память совершается не в день смерти, как обычно, но именно в годовщину открытия первой сессии Второго Ватиканского Собора - 11 октября 1962 г.

 

Он появился на свет  25 ноября в деревне Сотто иль Монте в области Бергамо, четвёртый ребёнок и первый сын в семье крестьянина-испольщика Джованни Батисты Ронкалли и его жены Марианны Джулии Маццола. В тот же день его окрестили в деревенской церкви святой Марии, дав имя Анджело Джузеппе.


Семья Ронкалли была очень набожной - как бы тяжело ни работали родители и дети, вечером они всегда вместе читали вечернюю молитву и розарий. Любовь к этой молитве Анджело Ронкалли сохранил на всю жизнь - он не раз говорил, что после святой мессы первой по важности молитвой является розарий и называл себя его энтузиастом, утверждая, что настоящий, правильно понимаемый розарий заменяет собой множество других форм духовной жизни, ведь в нём есть и созерцание и размышление и прошение. 


В восемь лет будущий Папа Римский принял первое причастие. Читать и писать он научился в деревенской школе, где было всего три класса, закончив которые крестьянские дети начинали работать  наравне со взрослыми. Приходской священник обратил внимание на способного мальчика и, занимаясь с ним в свободное время, подготовил его к заочным занятиям в Колледже ди Челано. Благодаря этим урокам и занятиям в Колледже Анджело Ронкалли в двенадцать лет смог сдать экзамены и поступить в третий гимназический класс бергамской семинарии, где оказался самым младшим и самым способным учеником.


На годы учёбы в семинарии пришёлся глубокий внутренний поиск своего личного пути в вере и своей собственной харизмы. Его особенно привлекала францисканская духовность, но он хотел быть приходским священником, поэтому, по совету своего духовного отца Луиджи Изакки вступил во Францисканский орден мирян. 23 мая 1897 г. он принёс обеты как терциарий и остался на всю жизнь верен францисканским идеалам бедности и простоты. В девятнадцать лет Анджело Ронкалли был направлен в Рим для продолжения учёбы в богословской школе "Apollinare". Благодаря блестящим способностям он закончил обучение в двадцать два года - возраст недостаточный для рукоположения, и для него было сделано исключение - 10 августа в Риме в церкви Санта Мария на Монте Санто епископ Джузеппе Чепетелли рукоположил Анджело Ронкалли во священника. 15 августа, в Торжество Успения Пресвятой Девы Марии он служил примицию для своих односельчан, родителей, братьев и сестёр в той самой церкви, где его крестили, и где он восьмилетним мальчиком впервые принял Христа в святом Причастии. В мечтах он видел себя, прежде всего, пастырем, готовился к служению в маленьком приходе среди простых людей, жизнь которых была ему хорошо известна и понятна, но его священническая судьба складывалась совсем не так, как он предполагал.


В 1905 г. новый епископ  Бергамо монсиньор Джакомо Радини-Тедески назначил священника  Анджело Ронкалли своим секретарём. На этом посту дон Анджело оставался до самой смерти епископа, последовавшей в августе 1914 г. перед самым началом Первой Мировой войны. В то же время он преподавал в Бергамской диоцезиальной семинарии.

 

Войну он провёл в армии, служа санитаром в медицинских войсках и, одновременно, исполняя обязанности военного капеллана, а после демобилизации в 1919 г. был назначен духовным отцом семинарии в Бергамо. В феврале  1925 г. Папа Пий XI вызвал дона Анджело в Рим и сообщил о своём решении назначить его апостольским нунцием Болгарии, что предполагало принятие епископского сана. Девиз "Послушание и мир", который выбирает себе новый епископ, может многое сказать о том, чем было для него епископство.


В последующие несколько десятилетий епископ Ронкалли несёт служение в Болгарии, а затем в Турции и Греции - странах, где католики находятся в меньшинстве и где он прилагает немало усилий для того, чтобы рассеивать взаимное непонимание, способствовать налаживанию диалога с "отделившимися братьями". Восточная духовность привлекает его, он стремится как можно лучше познакомиться с православием, найти точки соприкосновения двух ветвей христианства. Как пишет один из знавших его в Греции православных монахов "его привлекает всё христианское". В личной жизни он по-прежнему чрезвычайно аскетичен, избегает всякой помпы и торжественности. Торжественность и величие в его представлении подобают только Богу - Ему он служит со всей возможной пышностью и великолепием, что немало способствует сближению католиков и православных, позволяя им видеть друг в друге общие черты. Настоящий ученик святого Франциска, он несёт мир везде, где оказывается по воле Провидения. Уже став Папой он решительно вмешается в Карибский кризис, и его усилия будут немало способствовать предотвращению новой войны.


Вторая Мировая война застаёт его в Греции, где он, ненавидящий войну, знающий по собственному опыту о том ужасе, крови и страдании, которые она несёт с собой, все свои усилия направляет на спасение тех, кого ещё можно спасти. Он многое делает для мирного населения: спасает Афины от бомбардировок, заботится о доставке продовольствия в осаждённый город, спасая население от неизбежного в таких случаях голода, но  особого упоминания заслуживает его деятельность по спасению евреев.


Он организовывает переправку еврейских беженцев из Стамбула в Палестину и другие безопасные места, помогает еврейским детям из Словакии выехать из страны накануне её оккупации,  благодаря его вмешательству удаётся освободить евреев из лагеря Ясеновац в Старой Градишке, вывезти евреев из Болгарии (об этом он лично ходатайствовал перед царём Борисом) и Румынии. Вместе с Апостольским нунцием в Венгрии монсиньором Анджело Рота он вывозит из страны группу венгерских евреев, снабжённых свидетельствами о крещении. Ему было ненавистно всякое проявление ненависти, в том числе и по национальному признаку. Одним из первых его деяний после избрания на Святой Престол стало изъятие из литургии Страстной Пятницы упоминания о "коварных иудеях".


В конце 1944 г. монсиньора Ронкалли назначают апостольским нунцием в только что освобождённую Францию, где ему удаётся в течение нескольких лет вновь соединить разделённое войной и раздираемое политическими противоречиями общество и снискать уважение и любовь всего дипломатического корпуса, включая советского посла во Франции.


В январе 1953 г. семидесятидвухлетний монсиньор Ронкалли, возведённый  Папой Пием XII в кардинальское достоинство вернулся в Италию после двадцати восьми лет отсутствия, чтобы занять кафедру патриарха Венеции. Он полностью погружается в пастырскую деятельность, к которой стремился всю жизнь - совершает пастырские визитации, основывает новые приходы, занимается хозяйственными вопросами. Он чрезвычайно прост в обращении, его двери всегда открыты для всех, потому что он всегда остаётся прежде всего священником, который должен быть всегда готов принять исповедь или дать пастырский совет, выслушать страждущую душу, даже (и тем более) если эта душа заключена в оболочку "последнего оборванца" (как замечает с изумлением одна венецианская газета). Он часто гуляет по улицам Венеции, заговаривая с прохожими и его меткие шутки мгновенно разносятся по всему городу. Вместе с тем, это интеллектуал, человек выдающегося ума и кладезь знаний.


Простые люди не без гордости за своего пастыря говорят, что "в голове у него целая библиотека". Он счастлив, спокоен и рассматривает Венецию, как последний пункт назначения, место, где завершится его земной путь.


В начале 1958 г. он записал в дневнике: "Господи, для меня наступил вечер. Миновал мой семьдесят шестой год. Отец  Небесный подарил мне долгую жизнь - три четверти моих сверстников уже на другом берегу. Стало быть, и я должен быть готовым к этому великому мгновению…" Однако, у Бога был другой план относительно Анджело Ронкалли. Вся его долгая жизнь, среди полей родной деревни, в семинарской аудитории, в приходе, в госпиталях Первой мировой войны, на дипломатической службе, в неустанных пастырских трудах, оказалась только подготовкой к тому, что ему предстояло совершить для Церкви.


12 октября 1958 г. патриарх Венеции отправился на конклав кардиналов, чтобы вместе с другими кардиналами избрать нового Папу. Он поехал налегке  (хотя обычно, как вспоминал его личный секретарь монсиньор Каповилла, собирался основательно, приводил в порядок бумаги, оставлял подробные распоряжения) и взял билет на поезд "туда и обратно". В Венецию, которая, как он предполагал, станет местом его последнего служения, а затем, после "перехода на другой берег" и местом упокоения его тела он не вернулся - конклав избрал   Папой его, чего не предполагал не только он сам, но и ни один из тех известных специалистов по ватиканской политике, которые делают взвешенные, основанные на серьёзных наблюдениях прогнозы относительно того, кто будет избран новым Папой.


Однако, несмотря на неожиданное избрание, он не утратил ни присутствия духа, ни присущего ему чувства юмора. Когда его, как требовал Ватиканский церемониал того времени после избрания вынесли на носилках к ожидающему нового Папы народу, одна пожилая женщина воскликнула: "Какой же он толстый!", на что Папа немедленно ответил: "Знаете, милая, выборы Папы и конкурс красоты не одно и то же". Он принял имя Иоанн XXIII потому что, испытывал глубокое почтение к святому апостолу Иоанну, потому что любил и уважал своего отца, носившего это имя и его ничуть не смутило, что это имя не принимал ни один Папа на протяжении последних пятисот лет после того, как Иоанном назвался антипапа.


Хотя новый Папа и называл себя "начинающим" уже в первых своих обращениях он наметил будущую программу своего понтификата - пастырство ( "Прежде всего Мы желаем настаивать на том, что в Нашем сердце особое место занимает обязанность пастуха всего стада. Все другие человеческие качества - образованность, предусмотрительность, дипломатический такт, организаторские качества - могут успешно украшать  и дополнять понтификальное правление, но никоим образом не замещают его. Но центральным пунктом является рвение "доброго пастыря", готового ко всякой священной отваге, прямого, верного, вплоть до последней жертвы"), миссионерство ("Есть у Меня и другие овцы - они не из этой овчарни, - Я должен и их привести. Они также будут узнавать Мой голос, и тогда будет одно стадо и один Пастырь!"), экуменизм ( "Откроем сердце и объятия тем, кто отделен от Апостольского престола. Мы горячо желаем их возвращения в дом общего Отца", открытие Церкви проблемам всего мира. Руководствуясь этими намерениями, он обращался к руководителям государств, в том числе и не являющихся по преимуществу католическими призывая их хранить мир и направлять свои усилия на заботу о бедных.


Повседневное поведение нового Папы также было необычным. Он максимально упростил ватиканский церемониал, отменил пышные титулования, стал часто совершать прогулки по городу, заговаривать с прохожими, навещать больных и заключённых, за что немедленно получил прозвище "Папа-вне-стен". Но всё это были только небольшие шажки к тем переменам, которые как он чувствовал, он должен совершить в Церкви.


25 января 1958 г. в праздник обращения святого апостола Павла в базилике святого Павла-вне-стен Папа объявил о созыве епархиального синода римского диоцеза, Второго Ватиканского собора и о реформе Кодекса Канонического права.


Сам Папа впоследствии говорил, что решение было принято им по некоему вдохновению свыше, прежде чем стало понятно, как можно воплотить это решение в жизнь, оно пришло "как внезапное и неожиданное прикосновение". И косвенным подтверждением тому, что собор был созван по непосредственному вдохновению свыше,  служит та огромная работа, которая была проделана для его подготовки в поразительно короткое время и то единодушие, которое было достигнуто к началу этого величайшего в истории современной Церкви события. Со всегдашним своим смирением и умением посмеяться над собой Папа рассказывал, что в ночь перед открытием собора испытывал сильное беспокойство, пытался заранее предусмотреть возможные трудности, подумать о том, чтобы не совершить какой-нибудь роковой ошибки. В волнении, он начал молиться и услышал внутри себя: "Успокойся и иди спать, Папа Иоанн XXIII, не ты управляешь Церковью". 11 октября 1962 г. Папа открыл Второй Ватиканский собор.


О том, что он тяжело болен, Папа знал ещё тогда, когда поразившую его желудок злокачественную опухоль можно было удалить, но опасался, что в его возрасте последствием пребывания под наркозом может быть утрата ясности ума и что это помешает вовремя закончить работу по подготовке Собора. Поэтому, он решил принять страдание и смерть, которые несла ему болезнь, ради того, чтобы исполнить волю Бога и довести начатое дело до конца.  Он оставался на ногах почти до самого конца и даже когда силы стали его оставлять, в промежутках между приступами боли продолжал трудиться для Церкви.  "24 мая 1963 года, за десять дней до кончины, Понтифик пригласил несколько очень близких ему людей Церкви и изложил им свои самые последние рекомендации, своего рода духовное завещание. - Рассказывает личный секретарь Папы монс. Каповилла, - Текст этого завещания был записан мной, и я готов познакомить с ним наших российских друзей. Вот что заповедал Церкви ее Предстоятель: "Отныне, более чем когда-либо в прошлые века, очевидно, что мы должны заботиться обо всех людях как таковых, а не только о католиках, должны защищать повсюду и прежде всего права человеческой личности, а не только права Католической Церкви. Это не значит, что меняется Евангелие. Это значит, что мы начинаем понимать его лучше... Те, кто, как это было со мной, смог познакомиться с разными культурами и с разными традициями, сознают, что пора понять знамения времени и начать смотреть дальше сегодняшнего дня".


Сознание оставило его только за несколько дней до смерти. Он умер в понедельник, 3 июня 1963 г. в 18.30, в тот момент, когда с площади перед собором Святого Петра, где кардинал Тралья служил мессу донеслись слова: "Идите, месса совершилась!".


Папа Иоанн XXIII был беатифицирован 3 сентября 2000 г. Папой Иоанном Павлом II. 27 мая 2014 г. Папа Франциск провозгласил святыми двух Пап Иоанна XXIII  и Иоанна Павла II. Память святого Папы Иоанна XXIII отныне празднуется не 3 июня - в день его рождения для неба, но в день начала работы II Ватиканского Собора - 11 октября. Англиканская Церковь Канады, а также Епископальная и Евангелическая Церкви США также чтят память этого святого Папы, который не только возобновил диалог с протестантскими Церквами после четырёхсот лет взаимного непонимания и обвинений, но и обратился ко всему миру, ко всем людям доброй воли, живущим по законам естественной нравственности как к детям общего Отца.


Папа Иоанн XXIII почитается заступником Апостольских нунциев, Венецианского патриархата, Второго Ватиканского Собора и всех Римских Пап, которые носят имя Иоанн.

 

 

 

Анна Кудрик