логин:

пароль:

> Архив > Новости за 2013 год > Энциклика Lumen Fidei

Энциклика Lumen Fidei

8 июля 2013 г.


Lumen fidei – «Свет веры (LF)» – первая энциклика, подписанная Папой Франциском. Это послание, состоящее из четырех глав, введения и заключения, встает в один ряд с энцикликами Бенедикта XVI о любви и надежде и содержит «ценный труд», проделанный Папой на покое, который почти завершил энциклику о вере. В этот «первоначальный проект» Папа Франциск добавил свой вклад.


Введение (н. 1-7) иллюстрирует мотивации, положенные в основу документа: прежде всего восстановить свойственный вере характер света, способного осветить всю жизнь человека, помочь ему отличать добро от зла, особенно в такую эпоху, как наша, когда вера противопоставляется поиску, когда вера воспринимается как иллюзия, прыжок в пустоту, как препятствие человеческой свободе. Во-вторых, в Год Веры, в 50-годовщину II Ватиканского Собора - «Собора о вере» - этот документ желает вдохнуть новую жизнь в восприятие широты горизонтов, которые открывает вера, чтобы исповедовать ее в единстве и целостности. Вера, по сути, не является чем-то самим собой разумеющимся, – это дар Божий, который следует питать и укреплять. «Кто верит – видит», – пишет Папа, потому что свет веры исходит от Бога и способен осветить все существование человека: он исходит из прошлого, из памяти о жизни Иисуса, но и приходит из будущего, потому что открывает широкие горизонты.



Первая глава (н. 8-22): «Мы уверовали в любовь» (1 Ин 4, 16). Ссылаясь на библейскую фигуру Авраама, вера в этой главе объясняется как «слушание» Слова Божия, как «призыв» выйти из собственного «я», чтобы открыться к новой жизни, и как «обетование» будущего, которое дает возможность нашему пути во времени быть непрерывным, будучи тесно связанным с надеждой. Вера также характеризуется «отцовством», потому что Бог, Который призывает нас, не чужой, но это Бог - Отец, источник добра: оно лежит в основе всего и поддерживает все. В истории Израиля вере противопоставляется идолопоклонство, которое рассеивает человека в многообразии его желаний и «дезинтегрирует его на тысячи мгновений его истории», отказывая ему в ожидании времени обетования. Вера же, напротив, – это вверение себя милосердной любви Бога, Который всегда принимает и прощает, Который выпрямляет «искажения нашей истории»; это готовность снова и снова позволить себя преображать по зову Бога, «это бескорыстный дар Бога, требующий смирения и мужества, чтобы доверять и полагаться на Него, чтобы увидеть светлый путь встречи между Богом и людьми, историю спасения» (н. 14). И в этом заключается «парадокс» веры: постоянное обращение к Господу делает человека крепким в вере, отдаляя его от идолов.


Затем энциклика Lumen fidei останавливается на фигуре Иисуса, посредника, открывающего нас к истине, - большей, чем мы сами, проявлении той любви к Богу, которая является основой веры: «в созерцании смерти Иисуса вера укрепляется», потому что Он являет в ней Свою непоколебимую любовь к человеку. Кроме того, как воскресший, Христос является «достоверным свидетелем», «достойным веры», через Которого Бог действует в истории и определяет ее окончательную судьбу. Но в вере в Иисуса существует «решающий аспект»: «участие в Его способе видеть». Ведь, в сущности, верить – это не только смотреть на Иисуса, но и смотреть с точки зрения Иисуса, Его глазами. Используя аналогию, Папа объясняет, что подобно тому, как в повседневной жизни мы полагаемся на «людей, которые знают свое дело лучше нас», – таких как архитектор, фармацевт, адвокат, – так и в вере нам нужен кто-то надежный и опытный «в делах Божьих». Иисус и есть «Тот, Кто объясняет нам Бога». Поэтому мы верим в Иисуса, когда принимаем Его Слово, и верим в Иисуса, когда принимаем Его в нашу жизнь и вверяем себя Ему. В силу Его Воплощения вера не отделяет нас от реальности, но помогает нам понять ее глубочайший смысл. Через веру человек спасается, потому что он открывается к Любви, которая предшествует ему и преобразует его изнутри. Это действие Святого Духа: благодаря Ему «христианин может иметь глаза Иисуса, Его чувства, его сыновнюю преданность, потому что он становится причастником Его любви, которая есть Дух» (п. 21). Вне присутствия Духа невозможно исповедовать Господа. Таким образом, «жизнь верующего становится жизнью Церкви», потому что вера исповедуется в теле Церкви как «конкретной общности верующих». Христиане являются «единым» целым, не теряя своей индивидуальности. Таким образом, «вера не является личным делом, некой индивидуалистической концепцией, субъективным мнением», но рождается из слушания, ее следует озвучивать, она должна стать вестью.


Вторая глава (н. 23-36):
«Если не уверуете, не поймете» (Ис 7,9). Папа демонстрирует тесную связь между верой и истиной, достоверной истиной Бога, и Его присутствие в истории. «Вера без истины не спасает, – пишет Папа, – оставаясь в этом случае красивой сказкой, проекцией нашего желания счастья». И сегодня, учитывая «кризис истины, который мы переживаем», более чем когда-либо необходимо напоминать об этой связи, потому что современная культура склонна принимать только истину технологии, то, что человек может построить и измерить с помощью науки и то, что является «истинным, потому что функционирует», - либо истины индивидуума, которые служат только ему, а не общему благу. Сегодня мы смотрим с подозрением на «великую истину, которая объясняет целостность личной и общественной жизни», потому что ее ошибочно ассоциируют с так называемыми истинами тоталитарных режимов ХХ века. Это, однако, свидетельствует и о «великом забвении современного мира», который – в ??пользу релятивизма и опасаясь фанатизма – предает забвению вопрос об истине, о происхождении всего, и вопрос о Боге. Далее в энциклике подчеркивается связь между верой и любовью, понимаемой не как «чувство, которое приходит и уходит», а как великая любовь к Богу, которая преобразует нас изнутри и дает нам по-новому увидеть реальность. Итак, если вера связана с истиной и любовью, то «любовь и истину нельзя разделять», потому что только настоящая любовь выдерживает испытание временем и становится источником знания. И так как знание веры рождается из верной любви к Богу, «истина и верность идут вместе». Истина, открывающая нам веру, сосредоточена на встрече с воплощенным Христом, Который, придя к нам, прикоснулся к нам и дал нам Свою благодать, преображая наше сердце.


Далее Папа начинает пространное размышление о «диалоге между верой и разумом», об истине в современном мире, где она зачастую сводится к «субъективной аутентичности», - поскольку общая истина внушает страх, отождествляется с безжалостным навязыванием тоталитаризма. В отличие от этого истина Божьей любви не навязывается путем насилия, не подавляет человека. Поэтому вера не является непримиримой, а верующие – высокомерными. Напротив, истина смиряет и приводит к сосуществованию и уважению других. Отсюда следует, что вера ведет к диалогу во всех областях: в области науки, потому что пробуждает критическое чувство и расширяет горизонты разума, призывая нас смотреть с изумлением на Творение; в межрелигиозном общении, в которое вносит свой вклад христианство; в диалоге с неверующими, которые не перестают искать и «стараются действовать, как если бы Бог существовал»: ведь «Бог есть свет, и Его могут найти те, кто ищут Его с искренним сердцем». «Кто творит добро, – подчеркивает Папа, – тот уже приближается к Богу». Наконец, в энциклике говорится о богословии и утверждается, что оно невозможно без веры, потому что Бог - не просто «объект», но Субъект, Который дает Себя познать. Богословие – это участие в знании, которое Бог имеет о Самом Себе; из этого следует, что оно должно быть на служении веры христиан. Учительство Церкви является не ограничением богословской свободы, но ее составным элементом, потому что оно обеспечивает контакт с изначальным источником, со Словом Христа.


Глава третья (н. 37-49): «Я преподал вам то, что и сам принял»(1 Кор 15,03). Вся глава сосредоточена на важности евангелизации: кто открыт к Божьей любви, тот не может держать этот дар для себя, – пишет Папа. Свет Иисуса сияет на лицах христиан и так распространяется, передается в виде контакта, как пламя, которое зажигается от другого и переходит из поколения в поколение через непрерывную цепь свидетелей веры. Это включает в себя связь между верой и памятью, потому что любовь Божия соединяет все времена и делает нас современниками Иисуса. Более того, становится «невозможно верить в одиночку», потому что вера не является «индивидуальной опцией», но открывает «я» каждого из нас к общему «мы». Вера живет всегда «в общении Церкви». Поэтому, как и в Троице, «тот, кто верует, никогда не одинок», потому что он обнаруживает, что пространства его «я» расширяются и создают новые отношения, которые обогащают жизнь.


Тем не менее, есть «специальное средство» для того, чтобы передавать веру: это Таинства, в которых сообщается «воплощенная память». Папа упоминает прежде всего о Крещении, – как детей, так и взрослых, в виде катехумената, – которое напоминает нам, что вера не является делом отдельного индивидуума, актом, который можно совершить в одиночку: она должна быть получена в церковном общении. «Никто не крестит себя сам», – поясняется в энциклике. Кроме того, поскольку ребенок при крещении не может сам исповедовать веру и должен быть поддержан родителями и крестными, из этого следует «важность взаимодействия между Церковью и семьей в передаче веры». Во-вторых, это Евхаристия, «драгоценная пища веры», «акт памяти, актуализация тайны», которая «ведет от видимого мира к невидимому», учит нас видеть глубину реальности. Далее Папа упоминает исповедание веры, Символ веры, в котором верующий не только исповедует веру, но оказывается вовлеченным в истину, которую исповедует; молитву Отче наш, в которой христианин начинает видеть глазами Христа; Декалог, понимаемый не как «набор запретительных заповедей», а как «свод конкретных указаний» для того, чтобы вступить в диалог с Богом, «позволяя охватить себя Его милостью», вступить на «путь благодарности», ведущий к полноте общения с Богом. Наконец, Папа подчеркивает, что вера едина, поскольку един познанный и исповедуемый Бог, потому что она обращена к единому Господу, дарит нам «единство видения» и «разделяется всей Церковью, которая есть единое тело и единый Дух». Учитывая, что вера едина, она должна исповедоваться во всей ее чистоте и целостности: «единство веры является единством Церкви»; отнять что-то от веры – значит отнять что-то от истины общения. Кроме того, поскольку единство веры является единством живого организма, оно может ассимилировать все, что на поверку оказывается универсальным, католическим, способным просвещать и вести к полноте весь космос и всю историю. Это единство гарантируется апостольским преемством.


Глава четвертая (н. 50-60): «Бог приготовил им город» (Евр 11,16) В этой главе описывается связь между верой и общим благом, которая ведет к формированию места, где человек может жить вместе с другими. Вера, которая рождается из любви к Богу, укрепляет связи между людьми и служит справедливости, законности и миру. Вот почему она не отдаляет нас от мира и не является чуждой для конкретной деятельности современного человека. Более того, без любви к Богу единство людей было бы основано только на полезности, интересе или страхе. Вера же является наилучшей основой человеческих отношений, их конечной судьбы в Боге, и ставит их на служение общему благу.


Далее энциклика фокусируется на сферах, просвещаемых верой: это прежде всего семья, основанная на браке, понимаемая как устойчивый союз между мужчиной и женщиной. Она рождается из признания и принятия благости половых различий и, будучи основана на любви во Христе, обещает «любовь навсегда» и признает творческую любовь, которая ведет к рождению детей. Затем молодежь: здесь Папа упоминает Всемирные Дни Молодежи, в рамках которых молодые люди демонстрируют «радость веры» и стремление жить ею всерьез и щедро. «Молодые люди имеют желание великой жизни, – пишет Папа. – Встреча со Христом дает нам твердую надежду, которая не постыжает. Вера – не прибежище для людей без мужества, а расширение жизни». А также во всех социальных отношениях: делая нас чадами Божьими, вера придает новое значение всеобщему братству между людьми, которое является не просто равенством, но опытом отцовства Бога, пониманием уникального достоинства каждого человека. Еще одной сферой, просвещаемой верой, является природа: вера помогает нам бережно относиться к ней, «находить модели развития, которые не основаны только на полезности или прибыли, но рассматривают творение как дар»; она учит нас находить правильные формы управления, когда власть исходит от Бога и служит общему благу; она дает нам возможность прощения, что ведет к преодолению конфликтов. «Когда вера теряется, существует риск того, что даже основы жизни будут утрачены», – пишет Папа. И если лишить наши города веры в Бога, мы потеряем доверие друг к другу, нас будет объединять только страх. Поэтому мы не должны стыдиться исповедовать публично Бога, поскольку вера освещает социальную жизнь. Еще одной сферой, которую освещает вера, является сфера страдания и смерти: христианин знает, что нельзя избежать страданий, но они могут стать средством вверения себя в руки Бога, Который никогда нас не оставляет. Тем самым страдания могу стать «этапом возрастания веры». Страдающему человеку Бог не дает рассуждения, которое объясняет все, но предлагает Свое присутствие, сопровождая его и указывая путь к свету во мраке. В этом смысле вера соединена с надеждой. Здесь Папа обращается с призывом: «Не дадим украсть у нас надежду, не позволим, чтобы она стала тщетной из-за скороспелых решений и предложений, которые останавливают нас на пути» к Богу.


Заключение (н. 58-60):
«Благословенна Уверовавшая» (Лк. 1,45) В заключение энциклики Lumen fidei Папа призывает созерцать Марию, «совершенный образ» веры, поскольку, как Матерь Иисуса, Она зачала «веру и радость». К Ней возносит свою молитву Папа, дабы Она помогла вере человека, напоминала нам, что тот, кто верит, никогда не одинок, и научила нас смотреть на мир глазами Иисуса.

 

 

Источник: Радио Ватикана