логин:

пароль:

> Архив > Новости за 2013 год > «Священники не должны клерикализировать мирян, а миряне не должны просить об этом». Выступление Александра Дианина-Хаварда на III Общеепархиальной пастырской конференции

«Священники не должны клерикализировать мирян, а миряне не должны просить об этом». Выступление Александра Дианина-Хаварда на III Общеепархиальной пастырской конференции

22 мая 2013 г.

 

 

Папа Франциск, когда еще не был папой, произнес интересные слова. Он сказал, что в Церкви есть проблема, и проблема очень серьезная: искушение клерикализацией. Мы, священники, сказал он, склонны к тому, чтобы клерикализировать мирян, а миряне не все, но многие – на коленях просят нас, чтобы мы их клерикализировали. Почему? Потому что легче быть алтарником, чем активным действующим лицом мирянского пути. Но это соучастие – греховное. Мы не должны клерикализировать мирян, а миряне не должны просить об этом. Мирянин должен жить как мирянин, чтобы силой крещения быть закваской любви Божией в гуще общества, чтобы провозглашать веру и сеять надежду – не с амвона, а среди народа. Мирянин должен взять и нести свой крест, а не крест священника.

 

Отец Николай говорил о роли мирян в храме, но я хотел бы говорить о роли мирян в Церкви с большой буквы, потому что Церковь больше чем храм. Мы понимаем, что такое священник, что такое монах. Но определить, что такое мирянин – это проблема для многих. Можно дать негативное определение: мирянин – тот, кто не священник и не монашествующий. Но II Ватиканский Собор говорит, что это тот, кто призван освящать мир изнутри силой Духа Христова, и имеет особую благодать для этого. Призвание мирянина осуществляется в миру, через мир и посредством мира, мир это его инструмент освящения. Это материя, которую он освящает, сам мир. 

 

И это призвание. Когда люди говорят о призваниях, то очень редко есть понимание того, что быть мирянином – это призвание, и призвание от Бога. Если мы, например, посмотрим на литургические тетрадки, то увидим, что там часто предлагается молиться о призваниях к священству и монашеству, но очень редко – почти никогда – о мирянском призвании. Я здесь не для того, чтобы критиковать, но чтобы понять – почему? Ведь в результате люди думают, что призвание есть только у священников и монахов, а у прочих нет никакого призвания. Тогда как мирянин остается в миру не потому что его никто не призвал, а как раз потому что Бог хочет, чтобы он оставался в миру. И это призвание не ниже и не выше священнического и монашеского, а равно ему по достоинству. Миряне живут своей жизнью именно потому что они призваны к Богом к этому, и у них есть особая благодать для осуществления этого призвания. Значит мирянин является мирянином не потому, что Бог забыл о нем, а потому что Бог хочет, чтобы он жил в миру и освящал мир.

 

Что значит для мирянина – быть Церковью? Когда мирянин является Церковью? Когда он совершает волю Божию там, где он находится. Работа домохозяйки освящать хозяйство, хранить домашний очаг, воспитывать детей, создавать уют. Иногда женщины говорят мне: я не понимаю, каково мое призвание, я понимаю только, что не могу быть священником. Но мы понимаем, что для нее быть Церковью значит свято исполнять свое профессиональное призвание домохозяйки. И если она это делает, то она реализует свое христианское призвание гораздо больше, чем кто-либо другой. Церковь – конечно, это не только храм. Быть Церковью – значит быть на 100% христианином в том месте, где мы находимся в миру.

 

Для мирянина очень важна профессия. Если говорить о домохозяйке, то это настоящая, профессиональная работа, чего многие не понимают. Поэтому, когда я говорю о профессии, я имею в виду не только мужчин, которые занимаются бизнесом или политикой или чем-то еще. Чтобы найти Христа в гуще общества и нести его другим людям в этом обществе, очень важен профессионализм, потому что 80-90% нашего времени посвящено работе, и по тому, как человек исполняет свою работу, судят и о том, какой он христианин. О священнике мы судим по тому, как благоговейно он служит Мессу, как он исповедует. Это его профессия. А мирянин - апостол, когда он всерьез относится к своей работе – как св. Иосиф. И в каком-то отношении – как сам Иисус, который почти 30 лет своей жизни работал своими руками. 

 

Когда вы, священники, смотрите на человека, ваша задача – увидеть, что у человека есть свое мирянское призвание, и нужно  помочь ему открыть свои таланты и свое профессиональное призвание, помочь ему быть на сто процентов христианином на том месте, где он находится. Я не имею право его клерикализовать.  Конечно, священник должен искать кандидатов для семинарии, но эти должны быть люди с особыми чертами, которые нельзя распространять на всех.

 

Я сам до 27 лет жил во Франции, где воспитывался у монахов – братьев христианских школ. И я помню одного брата, который очень много времени посвящал нам, и много сделал, чтобы помочь нам узнать наши таланты, наши сильные стороны. Он прекрасно знал, что никто из нас не станет монашествующим, он видел, что у нас другое призвание, но он хотел, чтобы мы открыли свое призвание в миру, узнали волю Божию о каждом из нас. Он был очень открытый монах, святой человек, который очень сильно повлиял на меня. Вот эта роль священника и монашествующего очень важна – помочь мирянам хорошо понимать себя, чтобы они нашли свое место в миру – неважно, в браке или целибате.

 

Чего ждут от священника миряне? Прежде всего – таинств и проповеди. Мы рады, когда есть Месса, мы радуемся, когда есть священник в исповедальне, который ждет, даже когда никого нет, который служит Мессу с благоговением, а не «отправляет» ее. 

Недавно я ездил в Нальчик, чтобы обучать группу мусульман нравственному лидерству. А у меня есть привычка причащаться каждый день. Я узнал, что там есть храм и священники, и я был очень благодарен Богу, что утром перед семинаром я мог пойти на Мессу и причащаться, потому что там есть священники, которые, жертвуя собой, делают все, чтобы миряне могли причащаться каждый день. Вот как миряне смотрят на священника: они благодарны за то, что имеют возможность принимать таинства, когда им это нужно.

 

Папа говорит, что есть миряне, которые очень хотят, чтобы их клерикализировали. Почему? Они отказываются от свободы и ответственности, потому что так гораздо проще – быть просто «длинной рукой» священника. Не надо думать, не надо размышлять, проявлять инициативу, надо просто подчиняться – так жить легко. Бердяев писал, что свобода – это понятие глубоко недемократичное, а аристократическое – потому что не все хотят свободы. 

 

И в Церкви происходит то же самое: II Ватиканский Собор говорит, что мирянин свободен, что он получил в крещении всю силу для осуществления своих свободы и ответственности. Мирянин должен очень хорошо знать учение Церкви – особенно социальное учение, – чтобы в рамках этого учения свободно двигаться. Он лучше священника знает что должен делать в рамках своего апостольства, потому что он знает, где и с кем он работает, и что он может сделать. Но есть люди, которые отказываются от этого, потому что легче жить по-другому. Очень важно помогать мирянам прочувствовать свою свободу и свою ответственность, чтобы человек понял, что там, где он находится, в миру, там и есть Господь. 

 

Есть миряне, которые смотрят на храм как на убежище, которые бегут туда, потому что дома плохо и на работе плохо. И появляется комплекс «вахтера». В семье жена меня не слушает и считает идиотом. На работе все смотрят на меня искоса, потому что я дилетант, а вот в храме я проявлю себя. Это мы видим довольно часто. 

 

Еще мы часто видим людей, которые говорят: я хочу сделать то-то и то-то, и я пойду к батюшке и попрошу у него благословения. Какое благословение тебе нужно, чтобы делать свое дело: чтобы проповедовать Евангелие? Чтобы воспитывать детей в вере? Я не против, чтобы настоятель знал о том, что я делаю, – это очень хорошо. Плохо другое – что у мирян нет осознания призвания мирянина. Я пишу книжку и прошу благословление от батюшки – значит ли это, что книжка будет хорошая? Я пишу о бизнесе, о математике, и буду просить благословения, чтобы все знали, что это какая-то миссия от Бога, которую я получу через батюшку? Это инфантилизм, и непонимание достоинства мирянина. И роль священника в том, чтобы вернуть это достоинство, сказать: я знаю тебя, я знаю, что у тебя есть призвание, делай как хочешь, ты на миссии, ты знаешь то место, где ты находишься, тех людей, с которыми вместе ты работаешь, я их не знаю, это твоя миссия.

 

Итак, помогать мирянину осознать свою свободу и ответственность, чтобы он сам действовал, и чтобы он понял, прежде всего, что он реализует себя как мирянин не тогда, когда он присутствует в храме, не тогда, когда он помогает священнику, – хотя это тоже хорошо. Моя мирянская миссия, как говорит Папа Франциск, – в том, чтобы свободно и ответственно реализовать свое дело  миру, где я нахожусь, – это моя семья, моя работа, моя профессия, мои друзья. Если там я не нахожу Бога и не освящаюсь, то и в храме я тоже ничего не смогу сделать. Моя миссия в том, чтобы служить Богу там, где я нахожусь, чтобы изменить этот мир изнутри, ab intra, как говорит II Ватиканский Собор. Спасибо.

 

 

 

Александр Кириллович Дианин-Хавард – автор системы и основатель Института Нравственного Лидерства. Родился и учился в Париже. Работал адвокатом в Страсбурге и Хельсинки. С 1994 года читает лекции и проводит семинары по лидерству в различных странах. С 2007 года живет и работает в Москве. Преподает в Российских ВУЗах и проводит семинары для топ-менеджмента Российских компаний. Александр Кириллович Дианин-Хавард – автор двух книг по лидерству: «Нравственное лидерство» (2008) и «Сотворённый для величия» (2012). Первая книга переведена на 15 языков.

 

 

 


 

 

 

Сообщения курии

Литургический календарь

24 сентября 2017г.

 

25-е рядовое воскресенье

 

Ис 55, 6-9; Пс 145 (144), 2-3. 8-9. 17-18; Флп 1, 20с-24. 27а; Мф 20, 1-16а

 

Св. Анатолий Медиоланский (II в.)

Св. Герард (Герхард) Венгерский (+1046)