логин:

пароль:

> 27 сентября - память святого Викентия де Поля

27 сентября - память святого Викентия де Поля

26 сентября 2017 г.

 

Очень часто жизнеописания святых утверждают, что с самого детства, и даже ещё до рождения эти люди были особенными, что многое указывало на их будущую святость и, в общем-то, сомневаться в этих свидетельствах не приходится. Вероятно, и в самом деле, иногда святость может проявляться с самого первого вздоха. Иногда, но не всегда. Святой Викентий де Поль, память которого приходится на 27 сентября, не относится к тем, кто с младенчества предпочитал детским играм молитву, как святая Елизавета Венгерская или мечтал о священстве с тех пор, как помнил себя, как святой Климент Мария Хофбауер. 

 

Детских игр в его жизни вообще было немного. Он родился 24 апреля 1581 г. в деревне Пуйи близ Дакса в Гаскони в крестьянской семье. В этой французской провинции, отличавшейся особой бедностью, крестьянским детям было не до игр - с самого раннего детства Викентий должен был пасти свиней и работать в поле, чтобы помочь родителям заработать кусок хлеба, кроме него в семье было ещё шестеро детей. Наделённый высокими интеллектуальными способностями он не имел бы возможности развить их, если бы местный помещик не обратил внимания на сообразительного мальчика и не поспособствовал бы тому, чтобы этот мальчик поступил учиться во францисканский коллеж в Даксе. Нет оснований думать, что самим Викентием с самого начала двигало желание стать священником — прежде всего он хотел вырваться из нищеты, в которой жила его семья, выбиться в люди, забыть о своём происхождении и лишениях перенесённых в детстве. Он стыдился прошлого — когда его отец приехал в коллеж навестить сына, тот отказался выйти к нему, потому что не хотел, чтобы его новые товарищи видели, как тот беден. Потом он много раз с раскаянием и слезами вспоминал этот эпизод своей жизни, ни разу не попытавшись оправдаться молодостью, неопытностью, чьим-то дурным влиянием и уже не стыдился говорить: «Я просто крестьянин». 

 

Судьба была благосклонна к молодому человеку, желавшему выдвинуться в жизни. Его покровитель предложил ему стать воспитателем своих детей, а через некоторое время помог поступить в Тулузский университет. В то время во Франции единственной возможностью для юноши низкого происхождения подняться на иной уровень в обществе, было священство. И он становится священником — 23 сентября 1600 г. епископ Перигё рукополагает его, хотя ему всего 19 лет. Он молод, хорошо образован, у него есть богатый покровитель — кажется, что перед ним открывается то самое большое будущее, о котором он мечтал, а пока он служит в Тулузе. Затем происходит история, до сегодняшнего дня неясная. Во время морского путешествия в Марсель молодой священник попадает в плен к пиратам, и те продают его в рабство. Некоторые исследователи жизни святого Викентия считают, что на самом деле, он выдумал историю с рабством и пленом, а на самом деле из-за того, что ему грозило банкротство, вынужден был наняться на первое попавшееся судно судовым священником ради куска хлеба. Так это или нет, неизвестно. Он возвращается во Францию только в июне 1607 г., переплыв на лодке Средиземное море и причалив к берегу в маленьком прибрежном городке в Провансе. Вместе с ним – некий человек, которого молва считает его бывшим хозяином о. Викентия, христианином-отступником, ради выгоды, перешедшим в ислам, но под влиянием молодого священника, вновь обратившимся в христианство. В Авиньоне раскаявшийся ренегат и его бывший раб встретились с папским вице-легатом Пьетро Монторио, возвращавшимся в Рим, и примкнули к его свите. Проведя в Риме год, о. Викентий вернулся во Францию.

 

Здесь он становится духовным сыном и другом о. Пьера де Берюля, будущего кардинала. В Риме он приобрёл некоторые полезные связи, которые облегчили ему первые шаги в Париже. Некоторое время он выполняет обязанности капеллана, ответственного за раздачу милостыни при дворе короля Генриха IV и духовника бывшей жены короля Маргариты Наваррской. В 1612 г. он, наконец, получает собственный приход, бедный приход на окраине Парижа в Клиши. Но теперь он лучше понимает себя, свои настоящие желания и своё место в этом мире. Здесь, среди бедняков своего прихода, занимаясь катехизацией и посещая бедных и больных, он по-настоящему счастлив, «…даже Папа не так счастлив как я», — пишет он. 

 

Спустя год он получает предложение, которое иначе как блестящим назвать невозможно — Филипп-Эммануэль Гонди, адмирал королевских галер и брат Архиепископа Парижского приглашает его занять место воспитателя своих детей. По совету своего духовного отца де Берюлля он соглашается. Для выходца из крестьян это почти невероятный карьерный взлёт. Но теперь он уже не тот юный карьерист, каким был 23 года назад. Его сердце и душа стремятся к тем, кто действительно нуждается в его любви, пастырской заботе и проповеди. Живя в замке Гонди Монмирай, он видит, что богатые, которые в этом мире имеют всё, надеются и на небе обрести блаженство, в то время как бедняки, не только живут в ужасающей нищете, но и не могут рассчитывать на спасение из-за пороков и невежества, которые из этой нищеты проистекают. И он покидает Монмирай, не сказав никому ни слова, и при содействии де Берюля отправляется служить в бедный приход в Шатийон ле Домб.

 

Однажды ему сказали, что в семье бедняков, принадлежащих к этому приходу, все больны и, так как ухаживать за больными некому, им угрожает смерть. Он обратился к прихожанам за помощью, и они, воодушевлённые просьбой священника, отправились навещать больных. По словам самого о. Викентия это было похоже на процессию – весь приход хотел помочь, и в результате оказалось, что сегодня у нуждающейся семьи был избыток помощи и внимания, но вскоре они вновь рискуют оказаться в том же плачевном положении. Стало ясно, что помощь должна быть разумно организована. Так в августе 1617 г. возникло первое общество «Каритас». Уже через три месяца епископ Лиона утвердил устав общества, в котором подробно описывалось, как должна оказываться благотворительная помощь, как организовать уход за больными и т. д. В основе нового общества лежала идея любви, которая соединяла всех его членов в одно тело, как это было в общине первых христиан в Иерусалиме. Спустя шесть месяцев мадам Гонди удалось уговорить отца Викентия вернуться в Монмирай, но он вернулся уже не как воспитатель сына Гонди, но как пастырь восьми тысяч крестьян населявших окрестности. Вскоре общины «Каритас» возникли во многих сельских общинах Франции.

 

Между тем, отец Викентий был обеспокоен не только материальным положением бедняков. Гораздо больше его беспокоила их духовная нищета и то, что нередко приходские священники не обладали качествами необходимыми для того, чтобы справиться с невежеством верующих, которые не знали самых элементарных истин веры.  

 

Хотя с момента, когда Тридентский собор постановил, что необходимо заботиться о том, чтобы будущие священники получали достойное образование прошло уже более 60-ти лет, во Франции по-прежнему рукополагали неподготовленных кандидатов, исходя из самых разных соображений, карьерных, политических, материальных, только не из того единственного необходимого убеждения, что кандидат имеет призвание от Бога быть пастырем душ. Семинарий, которые занимались бы образованием и воспитанием священников, всё ещё не было. Многие священники не знали текста литургии и даже молитв, неудивительно, что и их паства ничего не знала о Боге. Чтобы изменить это ужасное положение о. Викентий собрал группу священников, которые, переезжая из прихода в приход, в каждом новом месте проповедовали по пятнадцать дней. Это движение имело колоссальный успех, обращались целые деревни, самые закоренелые «каменные сердца» вновь обращались к Богу. Посылая священников на проповедь, отец Викентий призывал их не стремиться блеснуть красноречием перед слушателями, говорить доступным любому крестьянину языком и руководствоваться только одним мотивом — любовью. «Никто не поверит нам, если мы не обнаружим любви и сострадания к тем, от кого хотим, чтобы нам верили», — говорил он. Вскоре оказалось, что не только крестьяне нуждаются в обновлении религиозных познаний - король пожелал, чтобы миссионеры отца Викентия проповедовали придворным, а затем направил их в самые бедные кварталы Парижа. Успех миссии навёл о. Викентия на мысль о создании монашеской конгрегации, которая занималась бы миссионерской работой среди бедняков. Архиепископ Парижский поддержал идею создания Конгрегации и передал для этих целей дом на улице Сен-Виктор в Париже. Позднее монастырь перевели в помещение, ранее принадлежавшее монастырю Сен-Лазар, благодаря чему члены новой Конгрегации стали называться Лазаристами. Устав Конгрегации Лазаристов был утверждён Папой Урбаном 12 января 1632 г. 

 

Позднее, для того, чтобы помочь готовящимся к рукоположению молодым людям, отец де Поль начинает проводить для них двухнедельные духовные упражнения, а затем, к ним прибавляются встречи для священников, которые проводятся каждый вторник и задача которых дать уже рукоположенным священникам необходимые знания. И наконец, эти труды увенчались открытием Большой и Малой семинарий, как того требовали постановления Собора.

 

Он обладает огромной энергией и блестящими организаторскими способностями. Он умеет убеждать, как никто другой и вовлекает в благотворительную деятельность множество народа от знатных дам и даже особ королевской крови до простых крестьянок, убеждая их жертвовать бедным не только средства, но и труд, и, самое главное, любовь.

 

В 1623 г. он знакомится с богатой и знатной молодой вдовой Луизой де Марийяк, которой его рекомендуют в качестве духовника и вместе они создают первую деятельную женскую монашескую общину Дочерей Милосердия. «Монастырь сестер — это больницы, кельи их - наемная комнатка, часовня — приходская церковь, крестные ходы — это шествие их по городским улицам и госпитальным палатам, замки их — послушание, ограда - страх Божий, их покрывало — целомудрие» — так говорит о них их основатель. Сёстры этой новой общины посещают больных, кормят голодных, воспитывают подкидышей. Они не боятся никакой, самой грязной работы, они стирают жалкие лохмотья бедняков и убирают их каморки, их не пугают самые страшные закоулки парижского дна. С 1619 г., о. Викентий — капеллан каторжников и вслед за ним Дочери Милосердия идут в тюрьмы, где лечат, кормят, чинят одежду, утешают, наставляют, дают пример любви и смирения. Тем временем, их основатель добивается смягчения условий содержания преступников. Однажды он даже берётся за весло, чтобы сменить выбившегося из сил каторжника, ведь он не понаслышке знает о том, что такое подневольный труд.

 

Детские приюты и больницы, приюты для неизлечимо больных (прообразы нынешних хосписов), пункты раздачи еды, помощь беженцам во время войны и забота о каторжниках, сбор и распределение средств среди нуждающихся, обучение крестьян прогрессивным методам земледелия, раздача семян и даже организация помощи в сельскохозяйственных работах, чтобы помочь крестьянским хозяйствам, пострадавшим от войны скорее восстановиться — всё это сделало о. Викентия де Поля чрезвычайно любимым и уважаемым во всех слоях общества. Его называли «господин Венсан» и «Министр милосердия». Умирая, Людовик XIII говорил, что если выздоровеет, распорядится, чтобы все епископы Франции прежде рукоположения проводили три года в доме этого святого человека.

 

Отец Викентий де Поль умер 27 сентября 1600 г. в Париже. Его последним, сказанными в земной жизни словом было: «Иисус!». На момент его смерти во Франции действовало восемьсот сорок домов Конгрегации Лазаристов и пятьдесят домов Дочерей Милосердия. Он был канонизирован Папой Климентом XII 16 июня 1737 г. 

 

Одно из самых популярных и часто высказываемых мнений состоит в том, что изменить себя невозможно — заложенные в нас изначально свойства остаются с нами навсегда. Однако жизнь святого Викентия де Поля опровергает это мнение. Вспыльчивый, язвительный и жёсткий, по суровой характеристике данной им себе самому, он стал таким добрым, что знаменитый оратор Боссюэ однажды воскликнул: «Боже мой, если отец Викентий де Поль столь добр, каков же будешь Ты?» В юности мечтавший о карьере и положении в обществе, о богатстве, не чуждый суетности и тщеславия, презиравший бедность и стыдившийся своего происхождения, он, достигнув духовной зрелости, отдавал бедным не только всё что имел, но и все свои силы и таланты употребил на служение Христу в ближних. Рецепт его преображения прост и одновременно невероятно труден: «Когда вы отрешитесь от самих себя, Бог наполнит вас». 

 

 

 

Анна Кудрик