логин:

пароль:

> Архив > Новости за 2012 год > Проповедь архиепископа Павла Пецци на литургии Воспоминания Страстей Господних, 6 апреля 2012

Проповедь архиепископа Павла Пецци на литургии Воспоминания Страстей Господних, 6 апреля 2012

7 апреля 2012 г.

 

Дорогие братья и сестры!

 

В литургии Страстной Пятницы, которая неким образом «распространяется» и на всю Субботу вплоть до великой Мессы Навечерия, главенствует молчание. Сегодня, сопровождая Иисуса в Его пути на Голгофу, мы как ни в один другой день ясно слышим «слово о кресте» (ср. 1Кор 1,18), и без молчания невозможно ни расслышать, ни понять, ни принять это окончательное слово. Вот почему эта литургия — как, впрочем, и всякая литургия вообще — требует достаточно времени для молчания. 

 

«Я слышал о Тебе слухом уха; теперь же мои глаза видят Тебя» (Иов 42, 5), говорит Иов Богу, когда диалог между ними достигает своей вершины, и Иову нужно умолкнуть, чтобы в молчании наконец войти в подлинное общение с Богом. На кресте мы слышим Твой крик, Иисус, мы внимаем Твоему воплю в молчании, мы созерцаем Твоё лицо, о Христе, которое прекраснее всех сынов человеческих, потому что благодать излилась из уст Твоих (ср. Пс 45,3). Но Ты стал обезображенным паче всякого человека, и вид Твоё — паче сынов человеческих! (ср. Ис 52,14). Вот почему и мы вслед за царями, о которых пророчествует Исаия, закроем пред Тобой уста наши, ибо мы также увидели то, о чём не было говорено нам, и узнали то, чего не слыхали (ср. Ис 52,15).

 

На кресте Слово, ставшее плотью и обитающее с нами (ср. Ин 1,17), высказало Себя до конца, «вплоть до молчания, не утаив ничего из того, что должно было нам сообщить» (Бенедикт XVI, Послесинодальное Апостольское обращение Verbum Domini, № 12). «Бессловесно Слово Отца, сотворившее всякую говорящую тварь; безжизненны угасшие очи Того, по Чьему слову и знаку движется всё живое» (Максим Исповедник, Жизнь Марии, № 89), потому что нет в Нём ни вида, ни величия; и мы видели Его, и не было в Нём вида, который привлекал бы нас к Нему (Ис 53,2).

 

Молчание Иисуса красноречивее многих слов передаёт нам ответ Иисуса Отцу, Его полное доверие воле Отца. В молчании креста Иисус был послушен Отцу вплоть до полного молчания смерти. Молчание Иисуса, питающее собой всю эту литургию, все её слова и жесты, говорит нам о том, что вершина молитвы Иисуса — это молчание, потому что в нём говорит Бог, и мы должны учиться Его слышать. Вот почему литургия Страстей Господних начинается с молитвы в молчании, когда священнослужитель простирается ниц, и этот литургический жест напоминает нам о призвании каждого христианина и всей Церкви быть послушными воле Божией. 

 

Молчание Креста — это последнее слово Иисуса, обращённое к Отцу: «Он взял на Себя наши немощи и понёс наши болезни. … Он изъязвлён был за грехи наши и мучим за беззакония наши; … Господь возложил на Него грехи всех нас. … Он истязуем был, … и не открывал уст Своих; … и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих» (ср. Ис 53,4-7).

 

Но молчание Креста, которым наполнена сегодняшняя литургия, напоминает нам, что Бог не только говорит в молчании, но и через молчание. Молчание Отца, опыт отдаления от Отца, становятся решающим моментом искупительных страданий Иисуса. «Повешенный на крестном древе, Он оплакивал боль, причинённую Ему этим молчанием: «Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» (Мк 15, 34). Сохранив послушание до Своего последнего вздоха, в смертной тени, Иисус призвал Отца. Ему Он вверил Себя в минуту перехода, через смерть, к вечной жизни: «Отче! в руки Твои предаю дух Мой» (Лк 23, 46) (Бенедикт XVI, Послесинодальное Апостольское обращение Verbum Domini, № 21). 

 

Опыт, который Иисус пережил на Кресте, должен стать нашим опытом, опытом нашего молчания, опытом нашей молитвы. Молчание необходимо для нас, чтобы быть послушными воле Божией и войти в диалог с Ним. «Великая святоотеческая традиция учит нас, что тайны Христовы связаны с молчанием и лишь через него Слово может обрести обитель в нас, как в Деве Марии — Она нераздельно была Женой Слова и молчания» (Бенедикт XVI, Послесинодальное Апостольское обращение Verbum Domini, № 21). 

 

Будучи ещё кардиналом, Йозеф Ратцингер написал в своей книге, посвящённой Евхаристии: «Человек не может общаться с другим человеком, не зная его. Он должен быть открыт для другого, слышать и видеть его. … Общение с Христом требует устремлённого на Него взгляда, требует быть открытым для Его взора, слушать Его, знать Его» (Й. Ратцингер, Близкий Бог. Евхаристия — сердце христианской жизни. Чинизелло-Бальзамо, Сан-Паоло, 2003, стр.92).

 

Вскоре начнется обряд поклонения святому Кресту. Поклонение Кресту напоминает нам о молчании того момента миллиарды лет назад, когда всё было сотворено руками Бога, о тех миллионах лет, когда не звучало ни единого голоса, когда был слышен лишь шум воды и гроз, музыка планет и звёзд. Поклонение святому Кресту ведёт нас к Вифлеемской лачуге, а ещё раньше — к молчанию чрева Девы Марии, к молчанию её «да». К таинственному молчанию Младенца Иисуса — маленького, но одновременно несущего смысл всему мирозданию. Поклонение святому Кресту напоминает нам о молчании крестной жертвы, и о тишине утра Воскресения, эхо которого не затихнет уже никогда. Оно напоминает нам о молчании крещения, исповеди, смерти. Поклонение святому Кресту напоминает нам о том, что центром мира является это исполненное молчания и тишины Древо жизни.

 

В этой тишине мало-помалу созревает диалог с Богом. Поклоняясь святому Кресту, мы осознаём, что не мы сами творим себя. Мы открываем, что этот распятый на Кресте есть Тот, Кто правит миром; Источник мудрости; Тот, в Ком мы обретаем смысл и значение жизни. Взирая на Крест, мы встречаем ответный взгляд — взгляд Бога, возлюбившего мир (ср. Ин 3,16). 

 

Крест говорит с нами, пробуждая слова и опыт из глубины нас, слушающих его. И прислушиваясь, мы понимаем, что через всё, что происходит в нашей жизни, Бог не только открывает Себя, но и дарит нам себя самого. Да, мы не должны желать и искать страданий. Но когда они приходят, мы должны полюбить их. Не боль объясняет любовь, но любовь объясняет боль. Всему этому мы учимся, поклоняясь святому Кресту. Крест — это бесконечно огромное сострадание Бога, сосредоточенное в бесконечно малом. Господь пришёл, и пришёл навсегда. Он пришёл, чтобы быть с нами каждый день до конца мира. Бог постоянно действует ради нас, ради нашего блага, день за днем, миг за мигом. 

 

Господь не оставил нам Своего портрета, или сборника воспоминаний о Себе, Он не оставил нам ни реликвий, ни символов. Он подарил нам нечто неизмеримо большее: Своё присутствие. «Любовь — это присутствие, любовь созидает близость, настоящая любовь не может жить на расстоянии, любовь — это сообщение. Христос присутствует с нами  таинственным образом, и это всегда будет завораживать и удивлять нас» (Кардинал Дж.-Б. Монтини, Возвышенный закон любви, проповедь от 26 марта 1959 года из Миланских разговоров и писем, II, стр. 2074).

 

Он здесь, несмотря на то, признают ли христиане Его величие. Христос здесь, в храме, который есть народ, Его крестом собранный, из которого Его свободное присутствие обращается с любовью к человеку. Его тело, то же тело Его, висит на том же Кресте; Его глаза, те же глаза, роняют те же слёзы; Его кровь, та же кровь, течёт из тех же ран; Его сердце, то же самое сердце, источает ту же любовь (ср. Ш. Пеги, Мистерия о милосердной любви Жанны Дарк). И «я уверен – говорит святой Павел –, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим 8,38-39).