логин:

пароль:

> Духовность > Святые > 18 февраля - память блаженного Иоанна из Фьезоле (Беато Анжелико)

18 февраля - память блаженного Иоанна из Фьезоле (Беато Анжелико)

17 февраля 2017 г.

 

 

«Пусть хвалою мне будет не то, что вторым Апеллесом

Был я, а то, что весь труд отдал Тебе, о Христос,

Живы у нас творенья иные, иные на небе.

Город, Этрурии цвет, ты Иоанна родил".

 

 

Эти слова, начертанные на надгробии одного из величайших художников эпохи раннего Возрождения, монаха Ордена Проповедников, блаженного Иоанна из Фьезоле, вошедшего в историю мирового искусства под именем фра Беато Анжелико, как нельзя лучше объясняют, чем отличался от своих прославленных современников этот живописец, писавший в одно время с Мазаччо, фра Филиппо Липпи и Вероккио, и почему именно его за 500 лет до официальной беатификации называли «блаженным» и «ангельским» братом.

 

 

Принято считать, что жизнь художника — череда бурных событий, поиска себя в искусстве, что если творчество не занимает главного места в его жизни, то ему никогда не подняться до подлинных высот. Однако, стихи, послужившие эпитафией фра Беато Анжелико, говорят, что хотя он и достиг вершин славы, как художник, сравнявшись в мастерстве с легендарным Апеллесом, не это составило смысл его жизни, а только послужило средством к достижению иной, более высокой цели. И самая история его жизни простая и ясная, как он сам, полная внутренней, глубокой красоты, как его живопись, не так богата разнообразными и драматичными событиями, как жизнь многих из его великих современников. 

 

Блаженный Иоанн из Фьезоле (в миру Гвидо ди Пьетро) родился между 1395 и 1400 годом в Виккио ди Муджелло недалеко от Флоренции. О его происхождении и его семье ничего неизвестно, кроме того, что, вероятно, у него был брат, художник, как и он сам, и что его учителем был Лоренцо Монако. Первое документальное упоминание о нём — запись о вступлении в религиозное братство в Кармине, ещё под мирским именем Гвидо ди Пьетро — датируется 17 октября 1417 года. Вступая в братство, он уже был художником — сохранились документы, подтверждающие, что в январе и феврале он получил заказ от церкви Санто Стефано дель Понте, а в жизнеописании, составленном Джорджо Вазари, говорится, что он овладел искусством художника ещё в детстве, так что «мог бы беззаботнейшим образом жить в миру и приобрести сверх того, что имел, все, что захотел бы», однако, он желал стяжать иные сокровища, чем те, которые мог предложить ему мир. 

 

В 1420 или 23 году Гвидо принёс обеты в Доминиканском ордене во Фьезоле и принял имя Иоанн. Современники брата Иоанна утверждали, что он был добр, уравновешен и обладал спокойным характером. Его дар художника в сочетании с редкостным трудолюбием принёс ему славу, на которую он не обращал никакого внимания, искренне и просто считая себя инструментом в руках Божиих. Его смирение и доверие к Создателю были так велики, что он никогда не переписывал и не улучшал своих творений, считая, что если они недостаточно хороши, то такова воля Бога. 

 

В 1436 году Козимо Медичи перестроил монастырь Сан-Марко во Флоренции и подарил его Доминиканскому ордену. В этом монастыре и провёл большую часть своей монашеской жизни брат Иоанн из Фьезоле. Его кисти принадлежит большая часть фресок и картин на дереве и холсте, украшающих кельи, трапезную, главную залу капитула и монастырскую церковь.  Эти прекрасные и вдохновенные произведения, предназначены для того, чтобы способствовать созерцанию и медитации, а не для того, чтобы поразить воображение любителя искусства, поэтому они исполнены глубокой гармонии и красоты.  Благовещение, Увенчание Пресвятой Девы Марии небесной славой — все эти картины, по словам Вазари, так прекрасны, словно созданы на небе, и сколько бы ни смотреть на них, невозможно насытиться их красотой. За ним закрепляется прозвище фра Беато Анжелико, так как современникам кажется, что росписи монастыря Сан Марко выглядят созданными ангельской рукой. Возможно, причина этого в том, что живопись была для брата Иоанна не только служением, но и одной из форм молитвы. Раны Христовы он писал, стоя на коленях, а работая над сценами Распятия и Страстей Христовых, плакал. 

 

Брат Иоанн становится знаменит далеко за пределами монастыря. Он удивительно много работает, выполняя множество заказов для церквей и монастырей Флоренции, для Козимо Медичи, для горожан, пишет знаменитую Мадонну для цеха льнопрядильщиков, расписывает дарохранительницы и шкафы для посуды. Его трудолюбие, в сочетании со смирением и послушанием, дают поразительные плоды. Он не отказывает никому, но только просит, со своей обычной ласковой улыбкой, всех своих заказчиков прежде спросить согласия настоятеля монастыря — он никогда не отступает от обета послушания. Настолько, что, будучи приглашён завтракать с Папой, не решается есть поданное к столу мясо, так как не имеет на это разрешения настоятеля. 

 

В 1445 году Папа Николай V приглашает его в Рим, где поручает ему роспись дворцовой капеллы и создание ряда миниатюр для богослужебных книг. До 1448 года фра Беато Анжелико работает в Риме, затем возвращается во Флоренцию. Как рассказывает в своём жизнеописании художника Джорджо Вазари, Папе так понравились добрый нрав, святой образ жизни, благоразумие и благочестие брата Иоанна, что, когда Флорентинская кафедра оказалась вакантной, он захотел, чтобы брат Иоанн стал епископом. Однако, «ангельский брат» совсем не хотел править, он хотел только «избегнуть адских мук и приблизиться к вечному блаженству». Поэтому он просил Папу не возлагать на него этого бремени, а так как знал среди своих собратьев по монастырю достойного и учёного брата Антонина, то и рассказал о нём Папе. Брат Антонин стал епископом и управлял епархией мудро и разумно в течение долгих лет.  Некоторые современные исследователи творчества фра Беато Анжелико считают этот эпизод легендой, находя неточности в называемых им датах и именах, но он очень точно передаёт простой и открытый характер блаженного Иоанна, который: « … чуждался всех мирских дел и, живя чисто и свято, настолько был другом бедных, насколько я убежден, что ныне душа его пребывает на небесах. Он постоянно упражнялся в живописи и никогда не пожелал написать что-либо иначе, как во славу святых. Он мог быть богатым, но об этом не заботился; мало того, он часто говорил, что истинное богатство — не что иное, как довольство малым. Он мог повелевать многими, но этого не хотел, говоря, что в повиновении другим меньше забот и заблуждений. От него зависело иметь высокие почести в своем ордене и вне его, но он этому не придавал значения, уверяя, что не стремится к иной почести, как к стремлению избегнуть адских мук и приблизиться к райскому блаженству. И поистине, какая почесть сравнима с той, к которой должны стремиться лица духовного звания, мало того — все люди, и которая обретается лишь в Господе и в праведной жизни. Он был в высшей степени человечен, был трезвенником, и, живя целомудренно, он освободился от мирских пут, не раз повторяя, что всякий посвятивший себя этому искусству нуждается в покое и в бездумной жизни и что всякий творящий дела Христовы должен пребывать со Христом».

 

Умер брат Иоанн из Фьезоле, прозванный фра Беато Анжелико, 18 февраля 1455 года в Риме. Его похоронили в церкви Санта Мария сопра Минерва, той самой, где покоятся мощи святой Екатерины Сиенской. Рельеф на его надгробной плите изображает Ангельского брата лежащим со сложенными руками. Глаза его открыты, словно они смотрят в Небо, которое он всю жизнь изображал на своих картинах, и куда отправилась его чистая и светлая душа. 

 

3 октября 1982 года Папа Иоанн Павел II беатифицировал фра Беато Анжелико, а с 18 февраля  1984 года он почитается как покровитель художников.    

 

 

Анна Кудрик

 

 

 

Литургический календарь

23 апреля 2017г.

 

Октава Пасхи.

2-е воскресенье Пасхи,

или Божия Милосердия

 

Деян 2, 42-47; Пс 118 (117), 2-4. 13-15а. 22-24 (Пр.: 1); 1 Петр 1, 3-9; Ин 20, 19-31

 

Св. Войцех Адальберт, еп. и мч. - память опускается

Блаж. Эгидий Ассизский (+1262)