логин:

пароль:

> Архив > Новости за 2011 год > «С Богом во тьму». Рождественская проповедь Ганса Урса фон Бальтазара

«С Богом во тьму». Рождественская проповедь Ганса Урса фон Бальтазара

24 декабря 2016 г.


 

«И сказал им Ангел: не бойтесь; я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь; и вот вам знак: вы найдете Младенца в пеленах, лежащего в яслях» (Лк 2, 10-12).

 

Услышав голос ангела, осиявшего их ослепительной божественной славой, пастухи очень испугались. Невероятное, неземное сияние подтверждало, что этот ангел – посланник небес, и придавало его словам непререкаемый авторитет. С высоты своего авторитета ангел приказал пастухам не бояться, но принять возвещенную им великую радость. И когда ангел еще говорил, явилось несчетное множество других ангелов, которые воспевали «Славу», хвалили Бога в вышних, и возвещали людям мир и Божие благоволение. Потом, как написано, «ангелы отошли от них на небо». Наверняка, пение было чудесным, и пастухи были рады его послушать; конечно, им было жаль, что концерт закончился и исполнители исчезли за небесным занавесом. Впрочем, скорее, они втайне вздохнули с облегчением, когда непрошеный свет божественной славы погас, звуки небесной музыки умолкли, и они вновь оказались в привычной земной темноте. Вероятнее всего, они чувствовали себя жалкими бедняками, которые вдруг оказались в царских покоях среди одетых в роскошные одежды придворных, и были лишь рады ускользнуть незамеченными.

 

Но замечательно, что пугающая слава небесного царства, теперь исчезнувшая, оставила в их душах свет человеческой радости, свет радостного ожидания, напоминавший об указании ангела, и пастухи поспешили в Вифлеем. Теперь они могли оставить позади явление небесной славы, потому что оно было лишь отправной точкой, первой искрой, стимулом, толкающим их к тому, ради чего все и было задумано. Осталось крошечное семя слова, которое упало в их сердца и теперь начало прорастать ожиданием, любопытством и надеждой: «Пойдем в Вифлеем и посмотрим, что там случилось, о чем возвестил нам Господь». Они хотят увидеть слово сбывшимся. Не слово ангела, сияющее небесным светом – оно уже не важно. Они хотят увидеть суть ангельского слова, то есть «Младенца в пеленах, лежащего в яслях». Они хотят увидеть слово, которое «случилось», слово совершившееся, слово, не просто сказанное, но сделанное, которое можно не только услышать, но также и увидеть.

 

Итак, пастухи отправляются в путь, оставив позади небеса и устремившись к земному знаку. Но, Боже мой, что за знак! Обычное дитя, в котором нет ничего особенного. Это дитя не лучится светом славы (как его изображали благочестивые художники), напротив: это дитя выглядит самым заурядным образом. Оно лежит, завернутое в пелены, так что не может пошевелиться, словно бы связанное одеждами, в которые завернуто по усмотрению других. Ничего возвышенного нет и в яслях, где лежит Младенец. Ничто даже отдаленно не напоминает о небесной славе и поющих ангелах. Здесь нет ничего хоть сколько-нибудь достойного внимания. В конце ночного пути пастухов ожидает самая обыденная сцена. Более того, ее бедность обескураживает. Они видят нечто человеческое, обыкновенное, даже профанное, ничем не примечательное. Но таков был обещанный знак, и он сбылся.

 

Пастухи поверили слову. Слово вело с небес на землю, и, отправившись этим путем, –  от света во тьму, от необыкновенного к обыденному, от исключительного переживания славы Божией в область обычных человеческих дел, от вышнего сияния к земной бедности – они убедились: знамение исполнилось. Лишь теперь их боязливая радость обратилась в полноту человеческой и христианской радости. Потому что слово сбылось. А почему оно сбылось? Потому что сам Господь, всевышний Бог, прошел тем же путем: Он оставил славу и вошел во тьму мира, в кажущуюся незначительность Младенца, в несвободу человеческих границ и уз, в нищету яслей. Это – Слово в действии, и пастухи еще не знают – никто еще не знает! – как глубоко во тьму войдет это «Слово-в-действии». В конце концов, Он до предела сойдет в мирское, внешне незначительное и профанное, в неволю, нищету и бессилие. Он пойдет так далеко, что на последнем этапе этого пути мы уже не сможем последовать за Ним. Тяжелый камень преградит нам путь туда, где во тьме ночи, в совершенном одиночестве и оставленности, Он сойдет к Своим мертвым братьям по человечеству.

 

Значит верно: чтобы найти Бога, христианин призван выйти на улицы мира, он послан к своим обездоленным и бедным братьям, ко всем, кто страдает, алчет и жаждет; ко всем, кто наг, и болен, и в темнице. Отныне это – его место; он должен стать одним целым с каждым из них. Такова великая радость, возвещаемая сегодня, потому что тем же путем Бог послал нам Спасителя. И даже если мы сами бедны и томимся в неволе, и нуждаемся в освобождении, каждый из нас, познавших радость избавления, послан быть спутником тем, кто беден и в узах.

 

Но кто пойдет этим путем, который ведет от славы Божией к бедному Младенцу в яслях? Не тот, кто идет ради собственного удовольствия. Этот выберет иные пути, которые, скорее всего, ведут в обратном направлении – от тягот собственного существования к некоему воображаемому, вымышленному образу небес, будь то краткое наслаждение или долгое забытье. От небес, сквозь мир, в ад погибших пойдет лишь тот, кто в глубине сердца сознает, что такова его миссия; такой человек следует призванию, которое сильнее его удобства и его сопротивления. Это призвание безраздельно властвует в моей жизни; я повинуюсь ему, потому что оно исходит из сфер выше моей экзистенции. Это приглашение, обращенное к моему сердцу: отдать всего себя целиком. Его потаенный, но властный свет заставляет меня волей-неволей подчиниться. Я могу и не знать того,  кто такой этот, призывающий меня служить ему. Но я знаю одно: если я останусь запертым внутри себя, если я буду искать себя, я не найду мира, обещанного тому, в ком Божие благоволение. Я должен пойти. Я должен стать слугой бедных и узников. Я должен потерять свою душу, чтобы обрести ее, потому что пока я держусь за нее, я теряю ее. Невыразимое, молчащее слово (и все же столь безошибочно узнаваемое) горит в моем сердце и не оставит меня в покое.

 

Есть страны, где миллионы людей умирают с голода, гибнут от непосильной работы за нищенскую плату, где людей безжалостно эксплуатируют как скот. Целые народы избивают в войнах, которые не кончаются, потому что кому-то нужно, чтобы они продолжали влачить жалкое существование. И я знаю, что любые мои слова о прогрессе и освобождении человечества будут со смехом и издевкой отвергнуты «реалистами». В самом деле, нужно лишь открыть глаза и уши, чтобы услышать, как с каждым днем становится все громче вопль несправедливо угнетаемых – как и угрозы тех, кто одержим жаждой власти – даже ценой ненависти и уничтожения. Это – власти тьмы. Перед их лицом все наше мужество исчезает, и мы теряем веру в то призвание, что живет в наших сердцах, призвание, которое было таким светлым, радостным и умиротворяющим. Мы теряем надежду на то, что действительно найдем бедного Младенца в пеленах, лежащего в яслях. Кому нужна моя жалкая миссия, эта капля в раскаленной добела печи? К чему мои усилия, мои труды, мои жертвы, мои мольбы к Богу о мире, который обречен погибнуть?

 

«Не бойтесь; я возвещаю вам великую радость… Ибо ныне родился вам Спаситель» – Сын Божий и Сын Отца, который (в послушании Отцу) прошел весь путь, ведущий от Отца во тьму мира. Позади Он оставил всемогущество и свободу, впереди Его ждут бессилие, узы и унижение. Позади – божественное всеведение, впереди – перспектива бессмысленной смерти на кресте между двух преступников. Позади – блаженство жизни с Отцом, впереди – горестная солидарность со всеми, кто не знает Отца, кто не хочет Его знать и отрицает Его существование. 

 

Радуйтесь же! Ибо сам Бог прошел этим путем! С Собой Сын взял сознание того, что Он исполняет волю Отца. Он взял с Собой непрестанную молитву о том, чтобы воля Отца исполнилась на темной земле так же, как и в свете небес. Он взял с Собой радость о том, что Отец скрыл это от мудрых и открыл младенцам, простым и бедным. «Я есмь путь», и этот путь станет для вас «истиной», на этом пути вы найдете «жизнь». На этом «пути», который есть Я сам, вы научитесь терять свою жизнь, чтобы ее находить; вы научитесь тому, как стать больше самих себя, и ваша неискренность обратится в истину, которая больше вас самих. С точки зрения мира все очень мрачно, и все ваши старания кажутся бесплодными и тщетными. Но не бойтесь: вы на Божием пути. «Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога, и в Меня веруйте». Я иду впереди вас и освещаю вам путь христианской любви. Он приведет вас к самому дальнему вашему брату, к тому, кто оставлен Богом. Но таков путь самой божественной любви. Вы на верном пути. Каждый, кто отвергает себя, чтобы исполнить заповедь любви, идет верным путем.

 

На этом пути случаются чудеса. Иногда эти чудеса кажутся незначительными, и никто не замечает их. Разве найти Младенца в пеленах, лежащего в яслях, – не чудо? Но есть иное чудо – когда особая миссия, скрытая в сердце человека, достигает своей цели, принося Божий мир и радость туда, где прежде были лишь отчаяние и безнадежность. Когда кому-то удается затеплить маленький свет посреди огромной тьмы. Когда радость освещает сердце, уже не чаявшее в это поверить. Снова и снова мы будем убеждаться, что слово ангела – если мы последуем ему – приведет нас туда, где Слово и Сын Бога уже стал человеком. Мы верим, что, несмотря на шум и безумие, сегодняшнее Рождество – такое же настоящее, как и то, что случилось две тысячи лет назад. Раз и навсегда Бог вышел навстречу нам, и ничто, до скончания мира, не помешает Ему придти к нам и быть с нами.

 

 

 

Перевод свящ. Кирилла Горбунова



Опубликовано в журнале Католической высшей духовной семинарии «Мария – Царица Апостолов» «Призвание» (зима 2007-2008)

 

 

 


 


 

 

 

Литургический календарь

28 июля 2017г.

 

Св. Владимр, память

 

Исх 20, 1-17; Пс 19 (18), 8. 9. 10. 11 (Пр.: Ин 6, 68b); Мф 13, 18-23

 

Св. Виктор I, Папа (+199)