логин:

пароль:

> Архив > Новости за 2011 год > «Молодёжь: евангелизация, вера и община». Доклад архиепископа Павла Пецци на II Общеепархиальной пастырской конференции

«Молодёжь: евангелизация, вера и община». Доклад архиепископа Павла Пецци на II Общеепархиальной пастырской конференции

19 мая 2011 г.

 

 

 

«Что есть человек, что Ты помнишь его?» (Пс. 8,5)

 

 

 

1.  Ситуация, в которой мы живём

За несколько дней до того, как Иисус добровольно предаст Себя в жертву, Мария и Марфа зовут Его к своему больному брату Лазарю: «Господи! Вот, кого Ты любишь, болен» (Ин. 11, 3).

 

Мне кажется, что эти слова сестёр Лазаря — подходящая метафора ситуации, в которой живёт современный человек, и в особенности молодёжь. Современный человек болен.

 

В чём заключается его болезнь? Человек оказывается не в состоянии по-настоящему любить себя. Человек испытывает к собственной человеческой природе странное безразличие или устойчивую нетерпимость. Наше время — это время «чувств», мимолётных, переменчивых, взаимозаменяемых чувств, на которых невозможно построить последовательную, связную личную историю. Сегодня человеку, в особенности молодому, нелегко открыть, что он любим и что он сам способен любить.

 

Яснее всего об этом свидетельствует неспособность современного человека строить такие отношения, которые смогли бы выдержать испытание временем. Кризис семейных отношений уже многие годы разъедает общество. Недавно на встрече молодёжи девушка задала мне вопрос: «Разве длительный брак вообще возможен? Разве можно прожить с мужем больше пяти или десяти лет? Разве это возможно — сказать другому человеку: я люблю тебя навсегда?»

 

В самом деле, отсутствие уверенности в отношениях является одной из самых страшных болезней современности: эта уверенность даётся с трудом, и всё начинается именно с семьи. Мы создаём новые технологии, способные, кажется, завоевать любое пространство, время и сознание, мы создаём всё более изощрённые виды оружия, способные уничтожить целые народы, создаём утончённые, хотя и не особо прочные, системы мышления, чтобы успокоить людей, но не создаём при этом ничего человечного, потому что человечное — внутри отношений.

 

Наконец, нельзя не заметить, что современный человек живёт в страхе. Мы боимся, что кто-то придёт и завоюет наши дома, нашу страну, мы боимся другого человека просто потому, что он отличается от нас. Над нами господствует страх перед будущим, что особенно заметно в молодёжной среде. Меня поражает, что именно молодые люди воспринимают любую неудачу как трагедию, повод для разочарования либо для слишком сильного гнева.

 

Мне кажется, что причина подобного поведения — в неспособности принять свои ограничения, недостатки, неудачи и жить с ними. Здесь я имею в виду не столько грех (который, как прекрасно заметил Папа Бенедикт XVI в начале Великого Поста в прошлом году, не является «человечным»), сколько тот факт, что по своей природе человечность тварна, а значит ограничена. Быть человеком значит быть «ограниченным», другими словами, быть «не Богом».

 

С другой стороны, ситуация, в которой мы живём, не является идеальной для распространения христианской мысли. Приходы действуют не слишком успешно: тут и проблемы, связанные с расстояниями, мобильностью священнослужителей, и подчас ошибочное представление о миссии и евангелизации. Однако главная проблема — неспособность показать и предложить убедительное христианство, имеющее непосредственное отношение к нашей реальной повседневной жизни, способное ответить на жизненно важные вопросы. Именно поэтому молодым людям часто бывает трудно оставаться в наших приходах. Как кто-то заметил на наших встречах: мы тратим так много сил, чтобы собрать молодёжь, что просто не думаем о том, что, собственно, ей предложить.

 

Итак, каждый может спросить себя: «Что я предлагаю молодым людям? Каким образом я передаю им христианство?».


Другой важный вопрос: «Какие средства, инструменты мы используем для катехизации?».

 

На это тоже необходимо обращать внимание, потому что, используя те или иные книги и инструменты, мы рассказываем о христианстве и предлагаем его определённым образом.

 

Так или иначе, согласитесь, что дело христианского воспитания даётся нам с трудом.

 

Каким должно быть воспитание, чтобы сформировать действительно зрелого религиозного человека?

 

Традиции, через которые передавалось христианство, теперь не переживаются как живой опыт. Поэтому возникает риск формального отношения к вере.

К этому, наконец, приходится добавить, что общая атмосфера скептицизма и разочарования никак не способствует подобающему отношению к

христианскому предложению. Такая позиция ведёт к равнодушию, первым практическим следствием которого является утеря нравственных ориентиров. В этой связи на меня произвела сильное впечатление статья журналистки Светланы Бабаевой, написанная после теракта в аэропорту «Домодедово»:

 

«После вчерашнего теракта вновь вспыхнет страх, напряжение. Но такова жизнь — через несколько дней у большинства она вернётся в свою колею, трагедия станет ещё одним тусклым пятном памяти. Страну охватили тоска и уныние, что сказывается буквально на всех сферах, хотя и выражается по-разному. У одних тоска принимает форму культурных развлечений без конца и начала, у других — беспросветного пессимизма и опустившихся рук, у третьих — злобы и агрессии.

 

Потерян смысл в какой-либо активности. Он потерян явно, жестоко и наглядно. Ничто не движется, всё остаётся на своих местах, и если пять лет назад это вызывало радость, то теперь — угрюмое ожесточение…» (1).

 

 

 

2. Наша задача

Я думаю, что, прежде всего, нам должна быть ясна наша главная задача:

 

Идти навстречу молодёжи, чтобы передать ей самое драгоценное, что у нас есть.

 

Спросим себя: ощущаем ли мы, что эта задача является также нашей личной потребностью, которая возникает изнутри нашего опыта веры и подталкивает нас навстречу другим людям, в особенности молодёжи?

 

Бог — это цель и смысл жизни любого человека. Именно об этом говорит нам книга Бытия: «Сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему» (Быт. 1,26). Именно этого человек не понимает или не принимает. В этом я вижу суть вопроса о том, какой должна быть жизнь, достойная звания человека, суть проблемы истины и лжи в нашей жизни.

 

Признать, что конечной целью моей жизни является Бог, значит одновременно признать, что моя жизнь, моя судьба — это тайна для меня самого. Однако человек пытается бежать и от признания этой тайны, и от очевидности греха. Чтобы признать эту тайну, принять эту очевидность, нужно замедлить ход, остановиться, «прийти в себя», а для этого необходима помощь, поддержка. Христианская община как раз и является такой поддержкой.


Что представляют собой наши общины? И в какой мере наши приходы являются общинами?

 

Наши общины должны стать для молодого человека местом, которое состоит из людей и вещей, преображённых живыми отношениями с Богом, местом, где он смог бы осознать себя, открыть, что является личностью, желанной и любимой. Ведь современный человек больше не знает, он уже забыл, что Бог любит его. Лишь открывая величие этой любви, молодой человек начинает понимать, что ему не нужно преодолевать свою сотворённую природу, не нужно скрывать свои ограничения и слабости, что на самом деле важно не его собственное представление о себе, а его реальная личность, такая, какой её видит Бог.

 

Таким образом, цель нашей работы — показать человеку, что это ради него Христос пришёл, стал человеком, умер и воскрес; показать человеку, что он бесконечно драгоценен в глазах Бога.

 

Бог не просто открывает Себя нам, но действительно страдает за нас, «беспокоится» о том, чтобы мы реально ощутили Его любовь, чтобы она реализовалась в нас, чтобы осуществилось подлинное соединение нашей жизни с жизнью божественной.

 

И нам следует спросить себя: являются ли наши общины тем местом, где молодой человек может встретить Бога и узнать себя самого?

 

Таким образом, первым шагом нашего предложения молодёжи должен стать призыв войти в общину Церкви, продолжить жизненный путь вместе с присутствием Христа, Который идёт мне навстречу в общине Церкви, вместе со Словом Божиим, Которое открывается мне в общине Церкви. Поэтому внимание должно быть сосредоточено главным образом не на структурах и правилах, но на передаче другим людям того личного отношения с Христом, которое мы сами переживаем и которое целиком захватило нас.

 


3. Община

Наши общины призваны содействовать созданию условий, в которых путь к пониманию христианства станет легче. Каждая община должна стремиться быть местом, где станет возможна встреча с Богом, таким местом, которое станет путём к самой судьбе, ко Христу.

 

Однако это место, общину, нужно создать: прежде чем поселиться в доме, его нужно построить, прежде чем отведать блюдо, его нужно приготовить. Материал, из которого сделаны стены этой обители, этого места, то, благодаря чему становится возможной жизнь в Тайне и Церкви Божией, называется братством, взаимной любовью.


Но как жить по-братски с людьми, которых мы, в конечном счете, не выбираем?

 

Бенедикт XVI несколько раз говорил о Церкви как о «творческом меньшинстве» (2). Это, конечно, не значит, что мы должны отказываться от великих дел там, где они есть или возможны. Прежде всего, это означает, что мы должны стремиться к созиданию общины, способной поддерживать личность и бросать ей вызов, чтобы таким образом способствовать её взрослению.

 

Однако встреча с Христом, Которого мы предлагаем через встречу с нашими общинами, — это только начало пути. Община Церкви должна стать для молодого человека таким местом, где главным является не человек со своими проблемами, а человек со своими проблемами, устремлённый к поиску Бога как источника и подателя всего доброго, что есть в жизни.

 

В апостольской общине каждый был участником общности жизни, центром которой был Христос. В общении с Ним каждый ученик шаг за шагом двигался к собственному изменению, к собственной реализации. Это изменение происходило не в один миг, но было плодом долгого, нелёгкого, иногда извилистого пути.

 

Встретив общину, человек может, наконец, ощутить, что его природа есть образ сотворившей его Тайны Бога, и начинает понимать, что имя этой Тайны — милосердная Любовь. Тогда он будет стараться помнить о том, что его подлинная природа есть милосердие и братство, каких бы трудов ему это не стоило. Без этого личностного измерения принадлежность к общине останется поверхностной, сентиментальной, непрочной.

 

Каким образом мы намерены формировать правильное, конструктивное соотношение между общинным и личностным измерениями нашего предложения молодёжи?

 

Чтобы милосердие и братство, объектом которых является другой человек, могли осуществиться, они должны стать содержанием личности. Жить и действовать в милосердии означает признавать значимость другого человека. Любовь в том и состоит, чтобы наша собственная завершённость, наша самореализация совпали с утверждением личности и предназначения другого человека.

 

 

4. Воспитание веры

Следующий шаг – необходимость воспитания веры, которым призвана заниматься община. Если вера не была пережита в опыте настоящего и подтверждена им, она не способна противостоять миру, где всё, буквально всё противоречит ей.

 

Поэтому для передачи содержания веры нужен рациональный, разумный, соответствующий подход, иначе говоря, передавая веру, нужно при этом объяснять и подчёркивать её соответствие подлинным человеческим ценностям.

 

Вера — это не чувство, не эмоции. Вера — это не дело настроения, вера не исчерпывается неким правильным поведением, добрыми делами. Вера, прежде всего, должна быть разумной, а разумность веры заключается в том, что человек ясно видит связь между верой и тем, что происходит в его жизни. В своей вере я нахожу фундаментальный ответ на свои желания и надежды.

 

Предлагая веру, нужно показать, что она даёт ответ на возникающие у молодого человека вопросы о том, что происходит вокруг него и внутри него, в его душе. А для этого нужно, прежде всего, побудить человека остановиться, оглядеться вокруг, заглянуть внутрь себя и попытаться, насколько это возможно, понять, что именно происходит. Пока люди не принимают всерьёз собственное реальное человеческое положение, «они не поверят, даже если кто воскреснет из мёртвых» (ср. Лк. 16,31).

 

Поэтому для передачи содержания веры мы не должны бояться предлагать людям быть серьёзными по отношению к своей жизни, вовлечёнными в то, что дано им Богом. Серьёзными, то есть увлечёнными тем, чего чает жизнь, к чему устремлена жизнь.

 

 

С другой стороны, рациональные, разумные доводы будут понятными и убедительными только в том случае, если у человека, который их использует, есть собственный реальный опыт решения человеческих проблем через сопричастность Христу в конкретной общине. Это значит, что для нас нет ничего важнее, чем создавать и поддерживать такие общины, в которых происходит процесс нового творения, о котором говорит святой Павел (ср. 2 Кор. 5,17; Гал. 6,15).

 

Твёрдая вера взрослой христианской личности рождается из опыта присутствия и действия Христа в повседневной жизни человека, изменения его жизни; такой опыт не могут заменить никакие чувства, никакое возбуждение благочестивых эмоций. Ганс Урс фон Бальтазар замечает: «Чтобы понять, человек должен воплотить живую истину. Так он станет “учеником”». Он пускается в путь”, доверяется пути» (3).

 


5. Критическое отношение к традиции

Итак, задача наших общин заключается в том, чтобы воспитать сердце молодого человека таким, каким его создал Бог. Для этого Церковь должна подобающим образом предложить человеку своё прошлое, свою историю, свою традицию, потому что без подобной причастности прошлому молодой человек оказывается растением без корней.

 

Однако традиция не является заранее определённой картой, которую человек должен принять вопреки своей воле. В процессе христианского воспитания молодой человек призван осознать контекст традиции, увидеть и принять то, что она обещает. Для этого нужно подойти к традиции критически. Не думаю, что мы должны бояться этого слова. Критика не является чем-то однозначно негативным. Более того, она необходима, чтобы человек усвоил предложенный ему опыт христианства, чтобы проверил его соответствие своим личным жизненным вопросам.

 

Традицию можно сравнить с рюкзаком, который человек несёт на своих плечах. Не только Церковь, но и семья, и общество, в котором живёт человек, наполнили этот рюкзак множеством разных вещей. До определённого возраста он может спокойно говорить себе: «Я несу этот рюкзак, потому что так мне сказала мама». Однако придёт время, когда человек должен будет снять рюкзак, достать и разложить перед собой всё его содержимое. Такое действие по-гречески описывается глаголом proballo, отсюда и слово «проблема». Сняв рюкзак и поставив его перед собой, человек начинает «копаться» в нём. Это действие, тоже по-гречески, обозначается словом krino, откуда и возникло слово «критика». То есть необходимо подвергнуть всё оценке и решить, что сохранить, а что выбросить. Человек производит критическую оценку, когда смотрит на то, что скопилось в его рюкзаке, и сравнивает всё это с глубинными вопросами и потребностями своего сердца.

 

Я убеждён, что община не может и не должна освобождать от риска, с которым связана такая проверка. Молодой человек обязан критически проверить соответствие нашего предложения своим собственным жизненным вопросам. Подлинная община не должна бояться бросать молодому человеку вызов, задавая вопрос: отвечает ли христианство твоей человечности? Призвание общины – смотреть на человека взглядом любви, признавая благо творения и благодать спасения. Тем самым община помогает человеку идти вперёд и снова подниматься, когда он падает.

 


6. Молитва

Как мы можем помочь молодёжи, приходящей в наши общины, открыть это измерение жизни? Что нужно молодому человеку, чтобы открыть путь воли Божией?

 

Дверь ко всему — это молитва. Молчание, размышление и молитва. Без молитвы молодой человек не сможет понять своё место в мире, то есть призвание, которое даёт ему Бог.

 

«Кто молится, тот спасён», — говорил святой Альфонс Лигуори. И как не вспомнить здесь слова блаженного Иоанна Павла II: «Наши христианские общины должны стать подлинными “школами молитвы”, где встреча с Христом выражается не только в просьбе о помощи, но и в благодарении, хвале, поклонении, созерцании, слушании и искренней преданности, — до предела, когда сердце становится полностью охвачено любовью. Речь идёт об интенсивной молитве, которая, тем не менее, не отвлекает нас от участия в истории: открывая наше сердце любви Божией, она также открывает его для любви к нашим братьям и сёстрам, делает нас способными творить историю согласно замыслу Бога. (…)

Было бы ошибкой думать, что простые христиане могут довольствоваться поверхностной молитвой, не способной наполнить их жизнь. (…) Необходимо поэтому, чтобы воспитание в молитве неким образом стало ключевым пунктом всей нашей пастырской программы. (…) Было бы полезно, чтобы не только в монашеских общинах, но и в приходах делалось больше для создания подлинно молитвенной атмосферы. Для этого следует, с надлежащим различением, отвести формам народного благочестия приличествующее им место и заботиться о том, чтобы люди получали наставление, прежде всего, в литургической молитве. Быть может, это реальнее, чем нам кажется, — сделать так, чтобы день христианской общины сочетал различные пастырские заботы и свидетельство миру с совершением Евхаристии, и даже с чтением Утрени и Вечерни. Это подтверждает опыт многих христианских групп, в том числе и состоящих по большей части из мирян». (4)


Что мы можем сказать о «школе молитвы» в наших приходах?


 

7. Измерения святости

Таким образом, мы вновь вернулись к вопросу важности общины. Христианин видит источник ценности собственной личности в возрастании и единстве Тела Христова. «Congregavit nos in unum Christi amor», собрала нас воедино любовь Христа — гласит известный григорианский антифон.

 

Участвуя в действии Бога, созидающего общину, человек начинает ощущать эту общину и своих братьев по вере как частицу нового человечества, как знамение таинственного присутствия Бога среди Своего народа. Вот это преображение, свидетельствующее о присутствии нового мира в этом мире, и есть святость!

Недавно Папа Бенедикт XVI напомнил о важности молитвы именно в связи со святостью жизни. Я хочу сегодня повторить его слова для каждого из нас: «Святость, полнота христианской жизни, заключается не в совершении необыкновенных дел, но в соединении с Христом, в приобщении к Его тайнам, в уподоблении Ему в поступках, мыслях, поведении. Мера святости определяется «мерой полного возраста Христова», которая достигается в нас силой Святого Духа, когда мы строим свою жизнь в соответствии с Его жизнью…

 

Что важнее всего? Главное — не проводить ни одного воскресенья, не встретившись с Воскресшим Христом в Евхаристии. Это — не дополнительное бремя, а свет для всей недели. Не начинать и не заканчивать день, хотя бы немного не побеседовав с Богом. И на стезях нашей жизни следовать «дорожным знакам», данным нам Богом в заповедях, пережитых в отношении с Христом, которые являются не чем иным, как любовью в разных обстоятельствах». (5)

 

Довериться Христу — значит на собственном опыте познавать измерения этой святости, и первое измерение – это тот факт, что Христос есть реальность, объясняющая всё. Именно этот шаг требует наибольших усилий. Но как только молодой человек это понимает, его отношение к христианскому опыту меняется. Вы увидите, если он, конечно, не совсем замкнут по характеру, как от равнодушной позиции он перейдёт к заинтересованности, начнёт относиться к христианству по-настоящему серьёзно. И нет на самом деле ничего в большей степени утешительного и воодушевляющего, чем видеть, как молодые люди разумно принимают христианский опыт.

 

Второе измерение святости — это любовь.Чем ограничен призыв Христа? Его границы — это край земли и конец времён. Объятой любовью душе кажутся совершенно естественными слова апостола Павла: «Всё ваше, вы же — Христовы» (1 Кор. 3,22-23). Любовь побуждает нас разделять жизнь со всеми, дарить себя каждому. Любовь — это подлинно миссионерское чувство.

 

Папа Пий XII в своей энциклике Fidei Donum, посвящённой миссии, писал, что «универсальные перспективы Церкви являются нормальными перспективами христианской жизни». На практике это означает, что миссия заключается не в каких-то особых, исключительных мероприятиях. Миссия совершается там, где наша вера становится свидетельством для других, — одним словом, там, где мы живём.

 

Задача миссии — показать, что Христос может пробудить человека во всей его полноте, чтобы тот освободился от рабства обстоятельств. Каким образом? Благодаря присутствию людей, являющих иную человечность, во всех сферах общественной жизни: в школах и университетах, в труде и предпринимательстве, в политике и общественной деятельности. Благодаря людям, которые не чувствуют себя обречёнными на разочарование и замешательство, но живут в соответствии с величием собственной человеческой природы, потому что знают, что её источник и смысл — во Христе воскресшем.

 

Дают ли наши общины молодым людям подлинное свидетельство? Какие инициативы предпринимают наши общины, чтобы сотрудничать в этом свидетельстве с братскими православными общинами?

 


Заключение

В заключение я хотел бы ещё раз подчеркнуть два момента, имеющих основополагающее значение для нашего свидетельства, обращённого к молодежи. Во-первых, мы призваны способствовать воспитанию в молодом человеке критичного и любящего сердца. Во-вторых, — развивать общинную жизнь, которая стала бы для молодёжи местом проверки, испытания и возрастания веры, а не только убежищем.

 

Мы должны способствовать развитию в молодёжной среде стремления к рациональному, разумному поиску, критической любознательности. С другой стороны, важно всеми доступными нам способами показывать ценность общины, её необходимость для осуществления подобного воспитательного процесса.

 

Вверяя наше собрание, нашу молодёжь и наши общины заботе Пресвятой Богородицы, я призываю всех вас обратить ваши сердца к молитве и искреннему и серьёзному размышлению о теме нашей встречи. Благодарю за внимание.

 




(1) С. БАБАЕВА, «Что происходит, когда ничего не происходит», «РИА Новости», 25.01.2011.

(2) См., например: БЕНЕДИКТ XVI, Пресс-конференция на пути в Чешскую республику, 27.09.2009.

(3) ГАНС УРС ФОН БАЛЬТАЗАР, Слава, Том 1.

(4) ИОАНН ПАВЕЛ II, Апостольское послание «Novo Millenio Ineunte», n. 33-34; cр. БЕНЕДИКТ XVI, Общая аудиенция 30.03.2011.

(5) ср. БЕНЕДИКТ XVI, Общая аудиенция 13.04.2011.

 

 

 


 

Сообщения курии

Литургический календарь

21 сентября 2017г.

 

Св. Матфей, Апостол и Евангелист. Праздник

 

Лкц: том VI

 

Еф 4, 1-7. 11-13; Пс 19 (18), 2-3. 4-5 (Пр.: 5а); Мф 9, 9-13

 

Св. Иоана, пророк

Св. Памфилий, мч.