логин:

пароль:

> Архив > Новости за 2010 год > Проповедь архиепископа Павла Пецци в Торжество Успения Пресвятой Богородицы, 15 августа 2010

Проповедь архиепископа Павла Пецци в Торжество Успения Пресвятой Богородицы, 15 августа 2010

15 августа 2010 г.

 

Дорогие братья и сёстры!

 

Торжество Успения Богородицы — это ещё одно подтверждение того, что Бог — Отец каждого из нас, каждого человека. Поэтому Библия говорит о Боге: «tam pater nemo» (Ср. Втор 32,16; Ис 63,16; 64,7; Мф 6,9) — другого такого отца нет, потому что естественный, земной отец даёт начало жизни, которая с первого же момента своего бытия отделяется, идёт своим путём.

 

Напротив, Бог даёт мне жизнь сейчас, поддерживает мою жизнь сейчас, Он любит меня сейчас. Нет другого подобного отца и родителя. Исполненная благодарности от осознания этого, Мария в ликовании восклицает: «Величит душа Моя Господа; и возрадовался дух Мой о Боге, Спасителе Моём, что призрел Он на смирение Рабы Своей» (ср. Лк 1,46-47).

 

Человека невозможно понять иначе, как только в свете Бога Отца, Бога Сына и Бога Святого Духа, единого и троичного. Иисус сказал влиятельному члену Синедриона, Никодиму, который пришёл к Нему ночью, желая лучше познать Его весть: «Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит» (Ин 3,8). 

 

Бог остаётся Тайной, однако мы «слышим Его голос», то есть имеем возможность — не объяснить Его, нет, но уловить, что только Он способен помочь нам лучше понять наше собственное существование.

 

Человек — это отношение между «я» и «ты», между родителем и сыном. Весь мир и моя конкретная, непохожая на все остальные, жизнь зависят от Бога. И это правда. Но если вместо загадочного слова «тайна Бога», которое подсказывает реальность, сказать слово «Отец», как открыл нам Иисус, то мы получим самый понятный термин нашего опыта: отец — это тот, кто даёт мне жизнь, кто открыл мне красоту мира, кто предупредил меня о возможных опасностях. 

Итак, Бог — это Отец, более того, повторим, «tam pater nemo» — другого такого отца нет. То, что открыл нам Христос, не умаляет Абсолюта, но позволяет нам углубить своё представление о тайне Бога: «Отче наш, сущий на небесах», Отче наш, сущий в глубине моей души, у истоков моего бытия, созидающий меня в этот миг, порождающий мой путь и ведущий меня к моей судьбе! Откровение Богоотцовства помогает нам ощутить тайну Бога внутри себя, ближе к нашей плоти и крови, и мы чувствуем к Богу Отцу родственную, сыновнюю близость. Нет никого, кто чтил бы истину и отца так, как тот, чей Отец столь велик.

 

Богородица уже пребывает на том последнем, глубочайшем уровне Бытия, в котором все живое обретает свое существование, жизнь и судьбу. Она была вознесена на небо, туда, где находится тайна Бога, чтобы ежедневно быть для нас матерью среди изменчивых событий как нашей личной жизни, так и жизни всего общества.

 

Прославление Богородицы во плоти означает также величие идеала христианской нравственности, потому что оно придаёт ценность каждому мгновению, каждому моменту. Поэтому оно также придаёт ценность нашей жизни, нашему существованию и всей истории. Это прославление не только души, но и тела, потому что душа, которая сознательно переживает своё отношение с Богом, вовлекает в это отношение и тело. Ценность нашей земной жизни не в том, что нам будет сопутствовать удача в каких-то частностях, но в том, что через каждую вещь, даже самую маленькую, проходят наши отношения с Бесконечностью, с тайной Бога Отца. Истина о ценности человека, искупленного Христом, учит нас: всё важно для вечности, ничто не подвергается забвению, и мы обо всём обязаны дать отчёт. 

 

Когда Папа Пий XII в 1950 году провозгласил догмат об Успении Пресвятой Девы, он сделал это только после многих консультаций с епископами и общинами по всему миру, после того, как обрёл уверенность, что подобное определение лишь озвучивает то, во что народ христианский не переставал верить с глубокой древности. В самом деле, праздник Успения отмечался уже в V веке, и с тех пор из поколения в поколение передавалось убеждение, что Пресвятая Дева в конце Её земной жизни была вознесена в славу небесную душой и телом, не ожидая конечного воскресения во плоти, и была избавлена от тления. Это и есть в точности то, что провозгласил Пий XII, определяя догмат об Успении.

 

Это утверждение имело особую ценность в обществе, где всё шире распространялось понимание ценности жизни как успеха в настоящем. Это был серьёзный вызов — утверждать, что событие христианства провозглашает ценность вечной жизни во плоти, и что ценность даже совершенно незаметной жизни состоит в переживании мгновения как любви ко всему, как показывает нам образ Марии. «И явилось на небе великое знамение: жена, облечённая в солнце; под ногами её луна, и на главе её венец из двенадцати звёзд» (ср. Откр. 11,19a).

 

Иначе говоря, ценность мгновения заключается не в сиюминутном успехе, а в любви ко всему, с которой это мгновение прожито. 

 

Таким образом, ничто, ни один волосок с нашей головы, не будут утрачены. Это утверждение истинного величия человека мы находим в Песни Богородицы — Magnificat: «Отныне будут ублажать Меня все роды; что сотворил Мне величие Сильный; и свято имя Его; и милость Его в роды родов к боящимся Его. Явил силу мышцы Своей; рассеял надменных помышлениями сердца их; низложил сильных с престолов, и вознёс смиренных; алчущих исполнил благ, и богатящихся отпустил ни с чем» (ср. Лк 1,46-56).

 

Да будет эта песня в устах наших во все дни жизни нашей.

 

 

Сообщения курии

Литургический календарь

26 июля 2017г.

 

Свв. Иоаким и Анна, родители Пресвятой Девы Марии, память

 

Исх 16, 1-5. 9-15; Пс 78 (77), 18-19. 23-24. 25-26. 27-28 (Пр.: 24b); Мф 13, 1-9