логин:

пароль:

> Архив > Новости за 2010 год > «У католиков и православных растет желание встречаться, чтобы лучше понять друг друга»: интервью архиепископа Павла Пецци Агентству религиозной информации «Благовест-Инфо»

«У католиков и православных растет желание встречаться, чтобы лучше понять друг друга»: интервью архиепископа Павла Пецци Агентству религиозной информации «Благовест-Инфо»

24 июня 2010 г.

 

 

– Ваше Высокопреосвященство, скоро исполнится три года, как Вы возглавляете католическую архиепархию в Москве. Могли бы Вы подвести итоги этого периода? Как развивалась католическая община в западной части России с сентября 2007 года?

 

– Развитие Католической Церкви в России на территории, управлять которой поручил мне Папа, шло в направлении укрепления наших общин. Главное, к чему мы стремились, – это не столько чистый, формальный рост численности паствы, сколько углубление и укрепление веры наших прихожан. Хотя, должен отметить, что есть и определенный количественный рост. Например, в праздник Пятидесятницы в кафедральном соборе в Москве таинство миропомазания приняли 80 человек.

 

Наша задача – воспитать верующих так, чтобы они могли дать положительное свидетельство о своей вере в обществе.

 

 

– Осенью 2007 года, вскоре после Вашей хиротонии, Вы уже рассказывали нашему агентству о церковной статистике архиепархии Божией Матери в Москве. Изменились ли с тех пор эти цифры? Много ли открылось новых приходов? Изменился ли национальный состав клира?

 

– Можно сказать, что формально ситуация не изменилась. За это время не было зарегистрировано ни одного нового прихода. В то же время открылось определенное количество так называемых «пастырских пунктов», где небольшие группы католиков, не имеющих постоянного пастырского окормления, достаточно регулярно собираются для молитвы. Такие пункты возникли, в частности, в Калининградской, Ленинградской, Мурманской областях, в Пермском крае, Карелии, на юге нашей епархии.

 

Всего в епархии 63 прихода. Пастырских пунктов и других общин – около 40.

 

С другой стороны, стали более активно формироваться общины, объединяющие иностранных студентов, в особенности из Латинской Америки, Африки и Азии.

 

И если для Москвы и Санкт-Петербурга это явление не ново, то в последние два года отмечается рост числа студенческих общин и в других городах: Великом Новгороде, Нижнем Новгороде, Рязани, Орле, Курске, Туле, Твери. Такие студенческие общины, как правило, относятся к ближайшему приходу.

 

Там, где это возможно, мы стараемся организовать пастырскую работу со студентами в стенах самих университетов. Если ректор разрешает, то по большим праздникам мы совершаем богослужения прямо в вузе.

 

Национальный состав клира стал несколько «более русским». За последнее время было рукоположено пять русских священников. Но иностранцы по-прежнему составляют большинство клира.

 

 

– Как часто Вы совершаете пастырские поездки по епархии? Сколько приходов Вам уже удалось посетить?

 

– За время моего служения я успел посетить почти все приходы епархии, причем большую часть – с официальной пастырской визитацией.

 

Начиная с осени этого года, я собираюсь начать большую визитацию епархии, и, даст Бог, в течение пяти лет посетить все приходы и пастырские пункты.

 

 

– Ощущается ли контраст между жизнью более крупных и более компактных общин?

 

– Если говорить о количестве верующих, то большие приходы существуют только в Москве, Петербурге и Калининграде.

 

Например, в московском кафедральном соборе каждое воскресенье собирается порядка двух тысяч верующих. По нашим подсчетам, посещаемость храмов по воскресным дням составляет 8-10% от общего числа прихожан, следовательно, общая численность кафедрального прихода достигает 20 тысяч католиков.

 

Во всех остальных городах по воскресеньям храмы посещает не более ста активных прихожан, а значит, всего в таких общинах насчитывается от 500 до 800 верующих.

 

Но почти во всех приходах – и больших и маленьких – меня поражает глубочайшее единство среди верующих. И это единство сохраняется, несмотря на разницу в возрасте, национальных корнях, характерах.

 

 

– В апреле Вы издали декреты о разделении канонических полномочий и границах пастырской ответственности приходов в Москве, Петербурге и Калининграде. Чем вызвано принятие этих документов? В чем их основной смысл?

 

– Хочу сразу же подчеркнуть, что в церковной традиции приход соответствует определенной территории. Но это вовсе не значит, что верующий обязан посещать только тот приход, на территории которого живет. Например, в Петербурге, где больше всего католических приходов, любой верующий может посещать любую из десятка католических общин.

 

Разделение необходимо для того, чтобы, с одной стороны, помочь верующим, указав на тот приход, который ближе к их дому. С другой стороны, это помогает священнослужителям лучше организовать пастырское окормление прихожан на своей территории. И наконец, территориальное разделение дает возможность урегулировать документацию, связанную с принятием таинств. Конкретный пример: если верующий живет в Москве около станции метро «Улица 1905 года», то все документы о его церковной жизни будут храниться в кафедральном соборе. При этом он может, по собственному выбору, посещать другие католические приходы Москвы – св. Людовика, свв. Петра и Павла, св. Ольги.

 

 

– Один из важнейших вопросов, стоящих сегодня перед Русской Православной Церковью, – это вопрос о церковной собственности. В последнее время в этой сфере наметились определенные сдвиги в пользу Церкви. Насколько мне известно, католическая община в России также могла бы претендовать на многие ранее принадлежавшие ей здания – в том числе храмы. Намечается ли какая-то динамика в этом вопросе?

 

– Этот вопрос нас глубоко волнует. По нашим сведениям, в России есть несколько сотен зданий, ранее принадлежавших Католической Церкви. Мы не раз просили вернуть их нашим общинам, но, увы, на сегодняшний день получили совсем немного. Не так давно мы передали наши просьбы в Государственную Думу.

 

Мы также считаем, что церковные здания не должны быть просто переданы католическим общинам в их нынешнем состоянии – государство должно принять участие в их восстановлении.

 

 

– Часто православные россияне интересуются: каково положение с церковной собственностью в странах Запада? Кто является владельцем храмов? Возникают ли конфликтные ситуации, аналогичные тому спору, который идет сегодня в России между «церковниками» и «музейщиками»? Как обстоят дела в этой сфере в Вашей родной Италии?

 

– В Италии особых споров по этому вопросу нет. Большинство зданий принадлежит Церкви, но даже там, где они являются объектом государственной собственности, конфликтов, как правило, не возникает. Сложилась очень мудрая система мониторинга церквей, являющихся памятниками культуры: власти следят за их сохранностью и не позволяют осуществлять неприемлемые изменения внешнего облика и интерьера. Ни один настоятель не может по собственному произволу поменять облик храма, за этим следит министерство культуры.

 

В Италии также сложилась очень эффективная система финансирования. Каждый гражданин Италии самостоятельно решает, куда платить определенную часть своих налогов (кстати, совсем маленькую часть – 0,8%). Можно передать эти деньги на нужды Католической Церкви. Тогда часть этих денег идет на реставрацию храмов, часть – на содержание священнослужителей, часть – на благотворительность.

 

 

– Как развивались за последнее время отношения российских католиков с православными? Появились ли примеры позитивного сотрудничества, о которых Вам бы хотелось сказать особо?

 

– В целом наши отношения улучшаются – это несомненно. Сегодня присутствие Католической Церкви в России воспринимается более спокойно и естественно, чем еще несколько лет назад. По своему личному опыту я вижу, что у католиков и православных растет желание чаще встречаться, чтобы лучше понять друг друга.

 

В некоторых случаях можно говорить о добром сотрудничестве между представителями наших Церквей на самых разных уровнях, а в некоторых – о самой настоящей дружбе.

 

Очень важно, чтобы существовали площадки, которые давали бы возможность для таких встреч, для обсуждения общих проблем, стоящих перед обеими Церквами. Одной из таких площадок является московский Культурный центр «Покровские ворота».

 

Много лет положительную роль в налаживании контактов между Католической и Православной Церквами играет благотворительный фонд «Помощь Церкви в нужде».

 

Важную роль в улучшении отношений играет работа Совместной рабочей группы по решению конкретных трудных вопросов, которая была создана шесть лет назад, и которую можно было бы уже переименовать в Совместную рабочую группу по сотрудничеству РПЦ и РКЦ в России.

 

Несомненно, положительным этапом в потеплении межконфессионального климата в России стало возрождение деятельности Христианского межконфессионального консультативного комитета стран СНГ и Балтии (ХМКК). Важно отметить, что в ходе заседаний Комитета все христиане имеют равное достоинство. Мы начали с конкретных практических вопросов. Так, последнее заседание было посвящено вопросам семьи и защиты жизни. Очень хорошо иметь такую площадку, где наши разногласия ведут не к раздорам, а к плодотворным дискуссиям.

 

 

– Как складываются Ваши отношения с новым руководством Русской Православной Церкви? Встречались ли Вы с Патриархом Кириллом, ответственными работниками ОВЦС?

 

– За полтора года, прошедшие с избрания Патриарха Кирилла, мне еще не удалось встретиться с ним лично. Но мы встречались в бытность его председателем ОВЦС, а в последние месяцы неоднократно виделись на различных богослужениях, мероприятиях, приемах.

 

С председателем ОВЦС митрополитом Иларионом я встречался неоднократно: у нас установились хорошие деловые контакты, и многие текущие вопросы теперь удается решить просто по телефону.

 

 

 

Беседовал Дмитирий Власов

 

 

«Благовест-Инфо», 24.06.2010

 

 

Сообщения курии

Литургический календарь

21 сентября 2017г.

 

Св. Матфей, Апостол и Евангелист. Праздник

 

Лкц: том VI

 

Еф 4, 1-7. 11-13; Пс 19 (18), 2-3. 4-5 (Пр.: 5а); Мф 9, 9-13

 

Св. Иоана, пророк

Св. Памфилий, мч.